Там живут несчастные люди-дикари

Австралийских аборигенов признали коренными жителями континента

Здание в Сиднее, раскрашенное в цвета флага австралийских аборигенов.
Фото: Mick Tsikas / Reuters

Австралийский парламент проголосовал за признание аборигенов коренным населением континента. Следующим шагом должно стать внесение этих строчек в конституцию страны, в которой первопоселенцы не упомянуты вообще. Этот жест, скорее всего, так и останется символическим. Десятилетия борьбы за свои права не принесли полумиллиону аборигенов ничего хорошего за исключением мирового признания их культурного наследия.

«Ничья земля»

Как ни парадоксально, но отсутствие слов о коренном населении в основном законе Австралии — проявление вовсе не дискриминации, а, напротив, борьбы с ней. Изначально аборигены упоминались в конституции дважды, но ничего хорошего в этом для них не было. Во-первых, там говорилось, что аборигенов запрещено учитывать при проведении переписи населения. Во-вторых, конституция утверждала, что местные темнокожие недостойны жить по законам белых людей и для них нужны особые правила, которые применимы только к ним.

К моменту принятия основного закона в 1901 году положение аборигенов было далеко не радужным. Когда британцы только прибыли на континент в 1788 году, численность местного населения составляла около миллиона человек. К началу XX века их едва ли насчитывалось сто тысяч. Остальные погибли либо из-за привезенных европейцами болезней, против которых у коренных австралийцев не было иммунитета, либо из-за столкновений с прибывающими гостями.

В середине XIX века колониальные власти решили оградить сограждан от «дикарей»: с 1860 года на территории будущих австралийских штатов начали один за другим приниматься законы, создававшие для первопоселенцев резервации. Последние из них были сформированы в самом начале XX века. На словах ограниченные территории создавались на благо их жителей, но в реальности коренное население фактически лишалось всех прав. Будучи приписанными к той или иной резервации, аборигены официально теряли возможность свободно передвигаться, работать и иметь частную собственность.

Желая отгородиться от аборигенов, которых выделяли в отдельную расу, колонизаторы долгое время не могли решить, как им поступать с метисами — детьми, рожденными местными женщинами от белых мужчин. В особенности расовый вопрос беспокоил их в связи с тем, что среди метисов встречались не только полукровки, но и те, кто был лишь на четверть и даже на одну восьмую аборигенами. Относить их к темнокожим? Так они вовсе и не темные. Считать их белыми? Тоже не вариант — по менталитету метисы были такими же «дикарями», что и их чистокровные собратья. В итоге выход был найден: всех детей, отличающихся от родителей по цвету кожи (хотя под горячую руку попадались и «обычные» дети), из резерваций стали забирать и отдавать в белые приемные семьи или отправлять в приюты и интернаты.

Началась эта практика примерно в конце XIX — начале XX века и продолжалась почти до 1970-х годов. Уже через много лет власти Австралии организовали исследование, по итогам которого выяснилось, что за все время действия программы родителей лишились около ста тысяч детей аборигенов. Их так и прозвали «украденными поколениями» (Stolen Generations).

Переломный момент наступил с проведением в 1967 году референдума о внесении поправок в конституцию. Отношение к коренному населению к тому моменту значительно поменялось: большинством почти в 91 процент голосов избиратели поддержали изъятие из основного закона положений, дискриминирующих коренных австралийцев. К тому моменту большая часть аборигенов уже имела право голоса: его они получили еще в 1949 году вместе с австралийским гражданством, которое было предоставлено всему населению взамен британского подданства.

Новый статус, на бумаге уравнивавший коренных австралийцев с австралийцами пришлыми, придал аборигенам уверенности в себе. С этого момента они начали активно отстаивать свои права — тем более что они по-прежнему были лишены очень и очень многого. Бывшие «дикари» начали прибегать в том числе и к помощи судов, хотя поначалу у них это получалось не очень хорошо. Первый иск, поданный в 1971 году племенем йолнгу против добывающей компании Nabalco, претендующей на их земли на Северной территории, аборигены проиграли. Однако на их сторону встало федеральное правительство, которое пять лет спустя постановило: резервации принадлежат их жителям (правда, это касалось только данного региона).

На всю территорию континента (и близлежащие острова) соответствующий принцип был распространен только в 1993 году с принятием нового закона. За год до этого племя мериам с острова Мюррей выиграло в Высоком суде (высшей судебной инстанции страны) иск к правительству штата Квинсленд. Судьи тогда отменили решение своего коллеги, который в 1971 году постановил, что до прибытия на континент европейцев земли были ничейными. Отныне хозяевами резерваций были признаны аборигены. Впрочем, в 1998 году их права существенно урезали: в закон внесли поправки, которые ограничили возможности коренных австралийцев препятствовать использованию их земель компаниями в коммерческих целях.

Украденные поколения

К 1997 году подоспел правительственный доклад, посвященный «украденным поколениям». Он шокировал население и руководство страны. Среди прочего в документе содержалась рекомендация правительству принести аборигенам официальные извинения. Власти отдельных штатов впоследствии так и поступили, однако в столице просить прощения не захотели. Мотивировка была простая: «Детей крали не мы, не нам и извиняться».

Впрочем, в Канберре все же предприняли несколько неуклюжих попыток загладить вину перед бывшими «дикарями». В 1998 году власти учредили памятную дату — День сожаления (National Sorry Day), которая отмечается 26 мая. На следующий год федеральный парламент принял Предложение о примирении (Motion of Reconciliation), авторы которого, однако, использовали все свое мастерство, чтобы избежать слов извинений. Кроме того, в 1999 году в стране провели референдум об объявлении Австралии республикой во главе с президентом. Вторым вопросом, вынесенным на голосование, стало добавление к конституции преамбулы, в которой в том числе упоминались бы аборигены — их планировалось назвать коренными жителями Австралии. Однако плебисцит провалился: австралийцы отвергли оба пункта.

Повторно о референдуме, главной целью которого должно было стать официальное признание аборигенов, заговорили только в 2007 году — в преддверии очередных выборов в парламент. Провести его пообещал тогдашний премьер Джон Говард (John Howard), но только в том случае, если к власти снова придет его Либеральная партия. Однако победу на выборах одержали лейбористы, и они поступили с точностью до наоборот — отказались от референдума, но зато решились принести долгожданные извинения. Речь, признанную исторической, в 2008 году произнес новый премьер Кевин Радд (Kevin Rudd), сделавший главный упор на страданиях «украденных поколений».

Большинство аборигенов, впрочем, к извинениям отнеслись прохладно. В то время как одни настаивали на том, что они слишком запоздали, другие требовали, чтобы вместо пустых, по их мнению, слов им лучше бы заплатили деньги. В преддверии речи, о которой было объявлено заранее, властям даже выставили счет — он составил миллиард австралийских долларов (870 миллионов долларов США по тогдашнему курсу). Однако премьер был непреклонен: по его словам, гораздо больше пользы принесут обширные инвестиции в улучшение образования и здравоохранения в резервациях.

Между тем правительство лейбористов решило исправить ошибку, совершенную, по их мнению, предыдущим либеральным правительством — речь идет об отказе подписать декларацию ООН о правах коренных народов, принятую двумя годами ранее. Австралия тогда оказалась одним из четырех государств, проголосовавших против нее (остальными тремя были Новая Зеландия, Канада и США), в то время как «за» высказались 143 страны. В качестве причины отказа ратифицировать документ в Канберре назвали принцип единства закона для всего населения. В правительстве сочли, что подписание декларации заставит аборигенов чувствовать себя «равнее» остальных граждан, чего допускать никак нельзя. Лейбористы эти аргументы отмели и в 2009 году ратифицировали декларацию.

А уже в 2010-м партия объявила о планах исправить и свою ошибку, пообещав в скором провести референдум о признании аборигенов коренным населением. Это решение в ноябре огласила Джулия Гиллард, пятью месяцами ранее занявшая кресло премьера. Изначально голосование планировалось провести к 2013 году, однако «из-за сложностей и пертурбаций», по выражению Гиллард, его пришлось отложить. Согласно нынешним планам, изложенным в принятом депутатами проекте, референдум должен состояться в 2014 году — после очередных выборов.

Эксперты решение парламента назвали важным, но в большей степени символическим — никаких материальных выгод аборигенам оно не несет. Более того, не факт, что их жизнь изменится в лучшую сторону и в случае удачного голосования на плебисците.

А менять явно что-то надо: коренное население многие десятилетия остается самой уязвимой группой населения страны. Согласно правительственным данным, ожидаемая продолжительность жизни аборигенов 1996-2001 годов рождения составляет 59,4 года среди мужчин и 64,8 года среди женщин, что на 16-17 лет меньше, чем у их условно белых сограждан. Уровень безработицы в резервациях в среднем в три раза выше, чем по остальной стране. Что касается шансов оказаться за решеткой, то у аборигенов они в 13 раз выше, чем у остальных австралийцев.

В такой обстановке одними символами не обойтись. Так считают и сами коренные жители, которых насчитывается лишь 470 тысяч от 22-миллионного населения страны. По словам борца за права аборигенов Пэта Додсона, решение парламента — это холм, на который удалось забраться, но покорение горы еще впереди.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло
Мир00:0112 июля

Смерти вопреки

Он прошел все войны от Чечни до Донбасса и выжил. А теперь пишет в «Ленту.ру»