Не успел пожить по-человечески

Смерть русского ребенка в США вызвала международный скандал

Алан и Макс Шатто
Фото: личная страница Лоры Шатто в Facebook

В конце января 2013 года в пригороде провинциального техасского городка Одесса скоропостижно скончался трехлетний Макс Алан Шатто. Еще за несколько месяцев до своей смерти он носил имя Максим Кузьмин. В России его гибель стала поводом для очередного витка кампании против усыновления детей иностранцами. В Америке обвинения в насилии над приемными детьми вызвали по меньшей мере недоумение.

21 января в 16:49 в приемное отделение медцентра округа Эктор, штат Техас, поступил в бессознательном состоянии трехлетний мальчик. Врачи оказались бессильны помочь и лишь констатировали его смерть. «Скорую помощь» малышу вызвала его приемная мать Лора Шатто, которая вместе со своим мужем Аланом всего лишь несколько месяцев назад усыновила двух русских малолетних братьев.

Полицейские прибыли на место происшествия уже после того, как Макса-Максима увезли в больницу. Миссис Шато рассказала заместителям шерифа, что мальчик играл на улице вместе со своим братом. Сама она в это время находилась в доме, а когда вышла во двор, то обнаружила малыша лежащим без сознания.

Траурную церемонию было решено провести в соседнем штате Луизиана, откуда родом супруги Шатто. На сайте похоронного дома Owens Memorial Chapel сохранился некролог: «Макс, ты недостаточно долго пробыл с нами, чтобы стены нашего дома запомнили тебя, но память о тебе сохранится в наших сердцах... Мы любим тебя и всегда будем скучать по тебе».

Этот случай так и остался бы частной семейной трагедией. Но 18 февраля в твиттере российского детского омбудсмена Павла Астахова появилась тревожная запись: «Срочно! В штате Техас приемной матерью убит 3-летний российский ребенок». Затем следовали ужасающие подробности: «Мальчик умер, не дождавшись скорой помощи, вызванной приемной матерью. По заключению патологоанатомов у малыша многочисленные повреждения. Трехлетний Максим был избит (по версии следователей) приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами».

В тот же день информацию Астахова прокомментировал уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов. По его данным, у ребенка были зафиксированы множественные травмы головы и ног. Дипломат ссылался на американскую службу соцзащиты, которая якобы заявила, что мальчик погиб «в результате жестокого обращения со стороны приемной матери».

Кроме того, Долгов приводил результаты вскрытия, обнаружившего «повреждения брюшной полости и внутренних органов, которые могли быть вызваны сильным ударом». От сотрудника российского МИДа также стало известно, что ребенку регулярно давали психотропный препарат «Риспердал», который обычно назначают для лечения шизофрении. В довершение Долгов попенял Госдепартаменту США на то, что тот не оказывал помощь российскому консульству в Хьюстоне, которое, однако, установило прямой контакт с местными властями в округе Эктор.

На публикации детского омбудсмена и МИДа откликнулся СК РФ, возбудивший уголовное дело по статье «убийство». В российском следственном органе заявили о намерении добиться заочного ареста Лоры Шатто и объявить ее в международный розыск. Через несколько дней глава СК Александр Бастрыкин пояснил, что столь жесткая позиция его ведомства связана с тем, что виновники гибели усыновленных в американские семьи детей из России остаются в США безнаказанными.

После реакции официальных лиц последовала реакция общественных организаций. В частности, некое объединение «Русские матери» обратилось к президенту Владимиру Путину с предложением полностью запретить усыновление российских детей иностранцами. Ранее Госдумой был принят закон, который запрещает усыновлять сирот только гражданам государств, предпринявших определенные недружественные шаги в отношении россиян. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков затем разъяснил, что речь идет, прежде всего, об американцах, поскольку власти США препятствуют российским властям следить за судьбой усыновленных детей.

Символично, что упомянутый закон неофициально носит имя Димы Яковлева, погибшего в США в 2008 году и взятого приемными родителями из того же самого Псковского областного дома ребенка, что и Максим Кузьмин вместе с братом Кириллом. Факт усыновления детей, получивших в Америке двойные имена Макс Алан и Кристофер Элвин соответственно, датируется 23 октября 2012 года. Как утверждает Астахов, супругам Шатто родительские права обошлись в 75 тысяч долларов, что, по-видимому, недалеко от истины.

Русскоязычное техасское издание Dallas Telegraph провело собственное расследование этой истории, которая оказалась не такой однозначной, как ее пытаются представить российские чиновники. Выяснилось, что семья Шатто считается, по местным меркам, весьма состоятельной. Их ранчо в местечке Гардендэйл оценивается почти в 400 тысяч долларов. Лора Шатто раньше работала учительницей и преподавала экономику в местной средней школе Midland High, но ушла оттуда в июле 2012 года.

В управлении по защите семьи штата Техас рассказали, что Шатто находились под постоянным контролем после усыновления детей. Их регулярно посещал соцработник, и он не зафиксировал никаких нарушений.

Собранная журналистами информация противоречила тому, что заявляли в Москве. В частности, судмедэксперты, следователи, медики и соцработники единодушно твердили, что им ничего неизвестно о том, что ребенку давали психотропные препараты. Кроме того, не соответствующей действительности была названа информация о том, что у ребенка были обнаружены тяжелые травмы внутренних органов. Правда, главный судмедэксперт округа Эктор Ширли Стэндефер (Shirley Standefer) уточнила, что даже предварительная информация не будет разглашаться, а данные окончательной экспертизы могут быть доступны общественности только с разрешения родственников либо по постановлению суда.

Тем не менее, судя по тому, что и журналисты, и российская сторона оперируют некими сведениями, утечки избежать не удалось. Dallas Telegraph побеседовал с сотрудником российского генконсульства в Хьюстоне Сергеем Азизовым, который рассказал, что дипломаты уже давно были в курсе расследования и побывали у Шатто еще за неделю до того, как Астахов сообщил об очередной смерти русского ребенка в США.

Сам Азизов пообщался с Кристофером-Кириллом, и тот произвел на него впечатление «живого мальчика, здорового». Хотя на официальном сайте консульства никакой информации о расследовании нет, из рассказа дипломата следует, что о смерти ребенка стало известно, в общем-то, случайно. «Некролог в луизианской газете заинтересовал одного человека, а он уже дал эту информацию посольству», — уклончиво ответил Азизов на вопрос о помощи местных властей. При этом по закону усыновленным детям автоматически сохраняется двойное гражданство до 18 лет, и ранее появлялась информация о том, что генконсульство было проинформировано полицией уже на следующий день после смерти мальчика.

Азизов также утверждал, что мальчику все-таки давали «Риспердал», который ему прописал врач-педиатр. По некоторым данным, этот препарат противопоказан при сердечно-сосудистых заболеваниях, а у Максима был порок сердца. Однако на вопрос, есть ли связь между возможным приемом лекарства и смертью ребенка, сможет ответить только гастроэнтерологическая и токсикологическая экспертиза.

Пока в Техасе пытались разобраться в причинах смерти усыновленного ребенка, из России пришло известие, что родная мать Кристофера-Кирилла изъявила желание забрать его к себе. Юлия Кузьмина, лишенная за пьянство родительских прав в 2011 году, обратилась к Астахову, который поведал, что женщина «прекратила асоциальный образ жизни», устроилась на работу и вознамерилась снова стать примерной матерью. Между тем техасские социальные службы пока не собираются отбирать ребенка у Шатто, хотя Лора на время дознания и ограничена во времени общения с младшим мальчиком до нескольких часов в неделю.

К Кузьминой и Астахову присоединился губернатор Псковской области Андрей Турчак, который заявил о том, что десятки местных жителей готовы приютить у себя Кирилла-Кристофера, если его удастся вернуть на родину. Глава региона также первым в России ввел у себя тотальный запрет на усыновление детей иностранцами. Запрет хоть и назван временным, но на какой срок продлится его действие, пока неясно.

Какие меры собираются принять в России для возвращения ребенка, также осталось неизвестным. Тем временем на разразившийся скандал наконец отреагировал Госдепартамент США. Американские дипломаты назвали заявления Астахова и Долгова об убийстве ребенка «безответственными» и «абсолютно неверными». В Вашингтоне подчеркнули, что до окончания расследования нельзя с уверенностью говорить о причинах смерти усыновленного мальчика и вине его родителей.

По-видимому, почувствовав, что несколько перегнул палку, Астахов решил изъясняться более аккуратно. Он предположил, что Лору Шатто все равно следует привлечь к уголовной ответственности — если не за умышленное убийство, то за оставление ребенка в опасности. Под этим чиновник имел в виду, что американка оказалась плохой матерью и недостаточно внимательно следила за малышом.

Мир00:02Сегодня
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?