«Дятловедов я не боюсь»

Режиссер фильма о перевале Дятлова — об ужасе зимней ночи, мистике и русских людях

Группа Дятлова

28 февраля на российские экраны выйдет российско-американский фильм «Тайна перевала Дятлова». Он посвящен одной из самых известных «городских легенд» СССР и современной России.

В январе 1959 года отряд из девяти туристов во главе с Игорем Дятловым отправился в поход по Северному Уралу. Через месяц поисковая группа раскопала возле горы Холатчахль пять трупов, а в мае — еще четыре. Все участники группы Дятлова погибли, причем следствие так и не смогло установить причины смерти туристов. Общепринятой версией произошедшего считается сход лавины. Однако такое объяснение не удовлетворило и не удовлетворяет до сих пор многочисленных энтузиастов, ознакомившихся с подробностями дела. Слишком много обстоятельств противоречат версии о лавине (например, угол наклона горы, слишком пологой для лавины), а некоторые из них вообще не поддаются логичному объяснению. К примеру, свитер одного из участников похода заметно "фонил", часть людей в момент смерти были раздеты (что кажется нонсенсом опытному туристу, отправившемуся в зимний поход), у тела одной из участниц не хватало языка, причем объем крови в ее желудке, найденный при вскрытии, говорил о том, что этого органа она лишилась еще при жизни, и дикие звери и птицы-падальщики здесь ни при чем.

Эти и многие другие обстоятельства дела породили множество любительских версий гибели группы Дятлова. В качестве убийц туристов назывались инопланетяне, дух горы Отортен и другие божества местного пантеона, беглые заключенные, враждебно настроенные охотники-манси, военные, уничтожившие свидетелей испытания ядерного оружия, контрразведка КГБ СССР, разведка стран НАТО, сами участники похода, по какой-то причине потерявшие рассудок.

Тайна перевала Дятлова до сих пор не дает покоя любителям непознанного, и в интернете дискуссии на эту тему разворачиваются примерно раз в три месяца на любом посещаемом форуме и в коллективных блогах. Сам перевал между горой Холатчахль и безымянной высотой 905 на северо-западе Свердловской области назван в честь Дятлова.

Фильм, снятый режиссером Ренни Харлином, рассказывает о группе молодых людей, которые решили выехать на место гибели тургруппы и попытаться восстановить ход событий — за что и поплатились. «Лента.ру» узнала у Ренни, почему он решил снять фильм на эту тему и как ему работалось в снегу.

«Лента.ру»: Почему вы выбрали историю группы Дятлова темой вашего нового фильма?

Ренни Харлин: Это очень известная история, над которой весь мир ломает голову уже долгое время. Когда я прочитал об этом, я был в полном восторге. Я и сам пытался понять, что же могло там случиться. Потом мне показалось, что подобная тема идеально подходит для фильма, и даже удивительно, почему никто до сих пор не снял художественную картину о перевале.

Потом вместе со сценаристом мы начали думать, что по этому поводу можно сказать, притом так, чтобы современной публике было интересно. Вскоре мы нашли, под каким углом лучше изложить историю. Стало понятно, что получится неплохой триллер, а самое лучшее — если он будет основан на реальных событиях. Настоящие истории страшнее, чем полностью вымышленные: если сюжет уходит корнями в реальные события, он куда интереснее, и прежде всего для зрителей — они же сами могут все прочитать и все узнать.

Я сам мистик и люблю исследовать непонятные явления окружающего мира. Думаю, это у меня от матери. Она тоже была таким человеком, верила в предсказания звезд и непознанные силы природы. В детстве каждое лето я проводил с семьей в доме на острове в Финском заливе, неподалеку от Петербурга, кстати, в восьми километрах от границы. Дом был старинный, ему было больше ста лет, и мы верили, что его населяют привидения. Все наше детское пребывание там было связано с призраками живших в доме людей, которые, как мы были уверены, нас посещали — мы, дети, часто просыпались по ночам с ощущением чьего-то присутствия. Мы развлекались: рассказывали друг другу страшные истории и даже столоверчением занимались — при помощи стакана и листка с алфавитом задавали призракам вопросы.

А вы сами к какой версии событий склоняетесь?

Хороший вопрос, но лучше я не стану говорить об этом до премьеры фильма — в нем, можно сказать, ответ. Про самую любимую версию я и снял.

А вам не было страшно противостоять миллионам интернет-гиков, у каждого из которых есть собственная версия случившегося, притом что они абсолютно нетерпимы по отношению к чужим версиям?

Ну да. Йети, пришельцы, военные, иная неведомая сила — кому что нравится. Я подумал, что раз так много версий произошедшего, то мой вариант тоже имеет право на жизнь.

Да, но при этом вы отгадываете загадку, на которую заведомо нет ответа.

Было трудновато, ведь когда у загадки нет ответа, нам остается только наше воображение. Но если умеешь управлять страхами зрителя, знаешь его психологию, то можешь внушать ему и плоды своей фантазии. Испугается ли он так же, как ты, с уверенностью сказать нельзя — зритель сам не понимает, чего боится, и не знает, чего бояться. Но так даже интереснее.

Вообще, кстати, я не думаю, что дятловеды будут настроены против фильма. Мы перелопатили огромное число архивных сайтов и страниц, посвященных этой теме, рассмотрели протоколы осмотра места преступления и протоколы вскрытий, фотографии, карты — все, что мы нашли, и, в общем, все, что доступно любому дятловеду. С другой стороны, мы все равно попытались создать четкую теорию произошедшего, стараясь бережно относиться к фактам, но используя их для создания нашей истории.

Фильм снимался в Хибинах, на Кольском полуострове, а не на Урале. Там было проще с точки зрения логистики или у вас были какие-то иные причины?

Ну, никакой мистики точно не было — в Хибинах и впрямь удобнее: мы должны были быть уверены, что на месте съемок будет снег, но при этом мы там все гарантированно не перемерзнем. Базой съемочной группы был Кировск, за Полярным кругом, рукой подать до места съемок, так что вне зависимости от погодных условий мы были неподалеку от базы и при этом в заснеженной горной тундре. К тому же в Кировске был неплохой (серьезно) отель, где могли остановиться члены группы. И, на мой взгляд, Хибины и Северный Урал похожи, особенно под снегом.

Каково было снимать в таких суровых условиях?

А я очень люблю в такого рода пейзажах снимать. Если помните, у меня был фильм «Скалолаз» с Сильвестром Сталлоне, мы снимали его в альпийском высокогорье — и это стало моим, пожалуй, самым любимым режиссерским опытом. И в этот раз мне все понравилось, особенно благодаря сплоченности команды, которая находилась в одном месте на протяжении всего съемочного процесса. Хотя, конечно, часто мы даже не могли доехать до места из-за обилия снега, но никто не жаловался. Нам на подмогу приходили снегоходы и тракторы, и мы все-таки добирались до этих отдаленных уголков.

Поэтому фильм отчасти документальный, ведь он про те условия, в которых он был снят, в которых ничего простого нет. Холод, снег, темень — это не голливудская студия. Но мне понравилось.

С русской природой ясно, а как насчет людей?

О, мне очень понравилось работать с русскими. Пожалуй, люди — вот, что было лучшим в процессе съемок. С собой я взял очень мало людей из США, главным образом все были местные. Художник, арт-директор, оператор или метельщик: их страсть к работе — это что-то потрясающее. Они всегда думают, как бы лучше всего сделать свою работу, независимо от того, с кем они работают, в каких условиях и за какие деньги. Они не останавливаются, пока не добьются идеального результата. Это настоящие художники. Мы друг другу понравились и очень подружились. Определенно, наши пути еще пересекутся.

Забавно слышать такое от человека, снявшего «5 дней в августе» (фильм о российско-грузинской войне 2008 года, снятый с явно прогрузинских позиций — прим. «Ленты.ру»). Вы не встречали «недопонимания» с русской стороны?

Скажу прямо. Когда я снимал «5 дней», я чувствовал себя, не знаю, Оливером Стоуном на съемках «Взвода», и для меня политическая составляющая конфликта была вовсе не важна. Я не хотел делать политическое заявление, хотя я могу понять тех, кто воспринял его именно так. Я знал, что таких людей немало.

И когда я ехал в Россию, у меня было нехорошо на душе. Но ни разу я не услышал от своей команды каких-либо упреков. Более того, многим американцам не так нравилась идея снимать в России, а я-то финн, и мне близки ваша страна и культура, так что вообще никаких сложностей в России я не испытал.

Вернемся к Дятлову. Где, по-вашему, интерес к фильму будет сильнее — в России или за рубежом?

Конечно, в России происшествие с группой Дятлова широко известно, почти все знают о нем или хотя бы что-то слышали, поэтому на российском рынке, наверное, фильм будет чувствовать себя лучше. Но и из Америки поступают сигналы, что фильм будет пользоваться успехом.

У обсуждений загадки перевала Дятлова, по крайней мере в интернете, существует сложившаяся эстетика — например, как у этого проекта. Вы проводили анализ подобного восприятия этой истории? Передан ли в вашем фильме ужас зимней ночи российского Заполярья?

Ну, поначалу, конечно, все совсем не так, фильм начинается очень весело и радостно — наверное, как и сам поход группы Дятлова. Группа молодых людей отправляется в поход, все прекрасно — люди, природа и их настроение. Пока что-то не начинает идти не так. Вот тут-то и появляется что-то подобное.

Я очень много времени провожу на природе. К тому же я из Финляндии, поэтому очень хорошо представляю себе, что такое зимний лыжный поход, и это для меня вещь привычная; еще увлекаюсь парусным спортом — так или иначе, но про природу я кое-что знаю. И главное — то, что она не прощает даже тех, кто хорошо подготовился к пребыванию вдали от людей. А уж тем, кто оказался слишком легкомысленным, вообще ловить нечего. Так вот, меня всегда поражало, с какой скоростью красота вокруг оборачивается ужасом. И я знаю наверняка, что нет на свете ничего страшнее для человека, чем оказаться нигде, зимней ночью, без представления о том, куда идти, и без надежды на какую-либо помощь. Когда природа показывает себя, человек ничего не может поделать, это сильно пугает.

Особенно, конечно, это ощущаешь сейчас, когда привычка взаимодействовать с природой утрачена и эффективность человека очень сильно зависит от эффективности его электроприборов. Наш фильм, собственно, и начинается с того, как люди, пользующиеся интернетом, спутниковой связью и локацией, видят, как все их современные гаджеты перестают работать, они остаются один на один с природой, у них есть только инстинкт и карта — и им страшно.

Юрий Потеенко, композитор фильма, известен главным образом по работе над мейнстримными картинами, а история Дятлова ассоциируется у многих скорее с андеграундными стилями в музыке: дарк-эмбиентом, дарк-фолком, индастриалом. Кто-то даже вдохновлялся этой историей для создания своих произведений. Что с музыкой в фильме?

Юрий написал удивительный саундтрек. Он очень отличается от обычной музыки для любого другого фильма. Мне кажется, Потеенко действительно изучил все, о чем вы сейчас сказали — а также свою собственную темную сторону. На выходе получился очень темный, жесткий, холодный эмбиэнт, обволакивающий зрителя, как снежный кокон — Юрий, очевидно, вдохновлялся северной природой и тайнами, которые она скрывает. Звуки страха и тишины, от которой сходишь с ума, ведь заснеженные горы — это, возможно, самое тихое место в мире.

Культура00:0514 декабря

Кто обитает на дне океана

Кино недели: «Аквамен», спин-офф «Трансформеров» и угнетенные крестьяне