«Здравый смысл.jpg»: запретить

Курьезные примеры из списка экстремистских материалов

Фото: Александр Таран / Интерпресс / ИТАР-ТАСС

19 февраля в очередной раз обновился федеральный список экстремистских материалов. Спустя несколько дней СМИ обратили внимание на то, что среди прочего запрещенной оказалась статья, дословно цитирующая сообщение с сайта президента России. Ситуация выглядит абсурдной, но она точно не является единичной: среди 1677 пунктов «экстремистского» списка встречается еще много курьезных примеров невнимательности (или неосведомленности) судей при вынесении решений.

На самый последний случай обратил внимание информационно-аналитический центр «Сова», занимающийся мониторингом процесса борьбы с экстремизмом в России. В пункте 1674 федерального списка говорится о том, что в России запрещен выпуск №2 (60) газеты «Радикальная политика». Рядом с номером газеты приводятся и все заголовки с именами авторов материалов, опубликованных в нем.

Первым в перечне указан материал Бориса Стомахина, радикального публициста и главного редактора «Радикальной политики», который уже успел отсидеть пять лет по «экстремистской» статье. 21 ноября 2012 года ему предъявили новое обвинение в призывах к терроризму, а спустя неделю Центральный районный суд Омска признал экстремистским выпуск «Радикальной политики» со статьей Стомахина «Юбилей свободы в стране рабов». «Сова» указывает, что в этой, как и нескольких других статьях номера, действительно содержатся призывы к насилию и прочие признаки экстремизма.

Но в одном ряду с материалом Стомахина и его единомышленников идет заметка «Поздравление президента» — судя по копии газеты, опубликованной в интернете, это практически дословная перепечатка заметки с сайта Кремля, рассказывающей о том, что Дмитрий Медведев наградил спецназовцев, участвовавших в войне с Грузией. Указана в решении суда и копия статьи Владислава Иноземцева из «Огонька», и перепечатка с белорусского оппозиционного сайта «Хартия 97» (где, по утверждению «Совы», критикуется только Лукашенко), и даже листовка партии «Демократический союз» от 1991 года. «Очевидно, Центральный районный суд Омска своим решением от 28.11.2012 признал весь номер "Радикальной политики" экстремистским материалом, не рассматривая статьи по отдельности», — делает вывод информационно-аналитический центр. И в такой же невнимательности можно уличить множество других судов, выносящих решения по обвинениям в экстремизме.

Другой громкий случай касался фильма «Невинность мусульман», запрещенного в России на фоне массовых беспорядков в арабских странах. Вокруг самого ролика было очень много шумихи: то министр связи Николай Никифоров пригрозит закрыть YouTube, если тот не удалит низкопробное кино, высмеивающее пророка Мухаммеда, то грозненский суд поторопится проявить лояльность и признает фильм экстремистским раньше московского (и генпрокуратуре придется оправдываться, называя решение «промежуточным»). В итоге же суд назвал (а Министерство юстиции внесло в свой список) экстремистской несуществующую ссылку на YouTube, ошибившись в URL-адресе страницы с «Невинностью мусульман». Впрочем, даже если бы суд указал правильную ссылку, с фильмом ничего страшного бы не произошло: под запрет попал бы не оригинальный фильм, и даже не его трейлер, а русскоязычный перевод этого трейлера.

Ошибки в указании адресов запрещенных сайтов — вообще не редкость в списке экстремистских материалов. Чаще всего суды любят подменять точки в URL другими символами: скажем, пробелами или слэшами. Засвияжский районный суд Ульяновска в 2011 году решил было признать экстремистским целиком популярный блогохостинг LiveInternet, но ошибся и признал «livAinternet.ru» («Сова» пишет, что этот же суд признал экстремистским адрес «www.TATARLAR», забыв указать «.ru» на конце; на момент написания статьи адрес был указан корректно).

Бывали случаи, когда судьи не опечатывались. Череповецкий городской суд в 2009 году запретил электронный журнал современной литературы «Самиздат» при библиотеке Максима Мошкова, размещенный по адресу zhurnal.lib.ru, но забыл указать, какие из десятков тысяч материалов в ней нарушают закон. Мошков поступил просто: сменил домен на незапрещенный. Попадали в список экстремистских материалов и блоги в ЖЖ, но толку от этого немного: кто-то сменил адрес, а кто-то и вовсе продолжает вести дневник, как будто никакого решения суда не было.

Порой случается, что разные суды в разное время признают экстремистскими одни и те же материалы, из-за чего в федеральном списке оказываются дублирующие друг друга пункты. Но в Башкирии умудрились запретить книгу нацистского деятеля Йозефа Геббельса, хотя труды руководителей национал-социалистической рабочей партии Германии являются экстремистскими непосредственно из определения термина «экстремистские материалы», изложенного в первой статье закона «О противодействии экстремистской деятельности». Точно такая же ситуация сложилась с книгой Генриха Гиммлера «Эсэсовец и вопрос крови».

Непонятен смысл внесения в федеральный список и таких загадочных пунктов, как, например «файлы 14s.jpg, devushka.doc (и ряд других, — «Лента.ру»), содержащиеся на DVD диске № 5». Очевидно, что из этого не следует, что любое изображение формата jpg с именем 14s и любой документ «devushka» автоматически становятся экстремистскими. Но что же там, на этом «диске № 5», известно хотя бы самому суду. А вот Яльчикский районный суд Чувашии натурально запретил «файлы» с именами «I made a discovery.doc» и «Truth teres.doc». Зато Орджоникидзевский районный суд Уфы не поленился и подробно изложил содержимое запрещенных листовок и плакатов. Настолько подробно, что будет неудивительно, если само это решение когда-нибудь признают экстремистским.

Федеральный список экстремистских материалов существует с 2007 года, однако неразбериха в нем творится примерно та же, что и в реестре запрещенных сайтов, появившемся в ноябре 2012 года. Реестр формируется решениями экспертов, но очевидно: даже если бы эту задачу возложили на суды, массы ошибок было бы не избежать. Составлять каталоги вредной информации, размещенной в Сети, может быть и неплохая идея, но для начала не помешало бы научить судей пользоваться компьютерами. А то запретят по незнанию весь интернет.