Новости партнеров

Театральный наезд

Спектакль, посвященный Pussy Riot, попытались сорвать казаки и ФМС

«Московские процессы»
Фото: Андрей Смирнов / AFP

С 1 по 3 марта в столичном Сахаровском центре прошла серия документальных спектаклей проекта «Московские процессы» — театрализованной реконструкции резонансных судебных слушаний последних лет. Мероприятие было интересно довольно узкому кругу зрителей, и, скорее всего, информация о нем осталась бы за рамками внимания центральных СМИ. Однако 3 марта прямо посреди спектакля, посвященного делу Pussy Riot, в здание пришли с проверкой сотрудники Федеральной миграционной службы и потребовали документы у швейцарского режиссера Мило Рау.

Новость об этом мгновенно разлетелась по Рунету. На спектакле присутствовало несколько достаточно известных медиаперсонажей, например, журналист Михаил Калужский и галерист Марат Гельман, которые начали писать о происходящем в твиттер и Фейсбук. Не отставал и твиттер арт-группы «Война» (по некоторым данным, его ведет Петр Верзилов — муж участницы Pussy Riot Надежды Толоконниковой, который тоже присутствовал в зале).

Из-за появления сотрудников УФМС спектакль был прерван, а режиссер Рау отправился вместе с проверяющими в кабинет директора Сахаровского центра Сергея Лукашевского. Там гостю столицы было сделано некое внушение, но никаких серьезных последствий для швейцарца не последовало. По официальным данным, Рау был «предупрежден о необходимости соблюдения миграционного законодательства, но к ответственности не привлекался».

Со своей стороны Михаил Калужский заверил, что у режиссера трехмесячная рабочая виза и, таким образом, претензии УФМС совершенно необоснованны. «Он въехал по деловой визе, которая не предполагает занятий какой-либо трудовой деятельностью, в том числе журналистской», — с некоторым запозданием попытался объяснить действия подчиненных замглавы ФМС РФ Сергей Калюжный. Однако, каким образом постановка спектакля (пусть и документального) могла быть приравнена к журналистике, из заявлений представителя ФМС неясно.

Пока сотрудники миграционной службы проверяли документы Рау (а также всех прочих иностранцев в здании!), администрация Сахаровского центра обратилась за поддержкой к председателю Совета по правам человека при президенте России Михаилу Федотову, а тот связался с главой ФМС России Константином Ромодановским. По данным «Известий», Ромодановский после разговора с Федотовым лично отдал приказ своим подчиненным покинуть здание правозащитного центра, после чего спектакль продолжился. В твиттере «Войны» также сообщалось, что ни Ромодановский, ни глава УФМС по Москве Ольга Кириллова не были в курсе проверки, проходившей в Сахаровском центре. Кроме того, очевидцы рассказали, что сотрудники УФМС отказались предъявлять удостоверения, сославшись на служебную тайну.

«Мне кажется, что это ряженые. Если это делают власти, то они самоубийцы. Я все-таки хочу верить, что где-то разум в них присутствует. В таком случае нужно давать отпор, они не имеют права на вторжение. На месте сотрудников центра я бы вызвал ОМОН, охрану. Это же оборотни в погонах. Они препятствуют распространению информации», — прокомментировал «Известиям» случившееся режиссер Кирилл Серебренников. Когда он это говорил, то еще не знал, что ОМОНу отведена особая роль в воскресной мистерии вокруг Сахаровского центра.

Не успели утихнуть страсти вокруг внезапной миграционной проверки, как под стенами центра появились люди в казачьей форме. Как и во всех прочих историях, где замешано современное искусство, эти предполагаемые казаки повели себя весьма агрессивно и попытались прорваться в здание Сахаровского центра, что спровоцировало стычки с местной охраной.

Еще более удивительно было то, что казаков поддержал неожиданно материализовавшийся за их спинами ОМОН. Раньше (когда, например, те же ряженые пикетировали «Винзавод») полиция все-таки старалась охладить пыл рассерженных православных, но на этот раз все было по-другому. Один из представителей полиции заявил, что ОМОН «не допустит незаконных действий по отношению к представителям казачества». Как будто их кто-то собирался бить или унижать, а не наоборот. «Это было странно, мы думали, что полиция будет разрешать конфликт, а она помогла казакам прорваться в зал», — рассказал Гельман.

Защищать Сахаровский центр от погрома пришлось журналисту Максиму Шевченко, известному своей лояльностью Кремлю. Шевченко вышел к казакам и попросил их «не бить людей». Те при этом продолжали демонстрировать боевой настрой и даже объяснили весьма красноречиво, что им не нравится в спектакле про Pussy Riot: «Они опять грязью обливают Россию нах*й!»

В конце концов какая-то часть казаков смогла проникнуть внутрь и начала хаотично перемещаться по зданию центра. Спектакль на этот раз прерывать не стали — возможно, просьбы Шевченко возымели на казаков действие, а может быть, те просто струсили перейти от слов к делу.

После этого конфликт как-то исчерпался сам собой. Театрализованное представление шло по плану, выступили все свидетели, представители обвинения (одним из них был как раз Шевченко), защиты и даже сама Екатерина Самуцевич. Казаки при этом в какой-то момент исчезли так же внезапно, как и появились. А вслед за ними снялся со своих позиций и ОМОН.

Под вечер ГУ МВД России по Москве распространило умиротворяющее заявление о том, что никаких инцидентов около Сахаровского центра не происходило, а некоторые блогеры и СМИ, дескать, только раздувают панику. Полиция же была стянута к зданию исключительно в целях обеспечения общественной безопасности в ходе массового мероприятия.

Такая позиция выглядит несколько странно, особенно с учетом того, что, если верить администрации Сахаровского центра, никакого массового мероприятия там и не планировалось. По словам главы информационного отдела Сахаровского центра Елены Калужской, «Московские процессы» — скорее не спектакль, а «театрально-телевизионная акция». Калужская заверила, что помимо нескольких гостей и представителей СМИ зрителей в здании центра почти не было. Действие происходило один раз, его снимали на видео, чтобы потом на его основе выпустить фильм. Помимо дела Pussy Riot в проекте обсуждались также процессы над организаторами выставок «Осторожно, религия!» и «Запретное искусство».

В итоге же узкоспециальная акция, интересная в основном правозащитникам и тем, кто болеет за судьбу современного искусства, за считанные часы оказалась на вершине новостного топа «Яндекса». Как и в случае с пресловутой акцией Pussy Riot в храме Христа Спасителя, спасибо за это нужно сказать в первую очередь хулителям этого самого искусства и представителям власти, которые в очередной раз повели себя нелепо, чем и привлекли к происходящему повышенное внимание.