«На него решили вешать всех собак»

Венедиктов, Гольдфарб, Железняк и другие — о Борисе Березовском

Борис Березовский
Борис Березовский
Фото: Olivia Harris / Reuters

В Лондоне умер Борис Березовский. До самых последних дней Березовский пытался воздействовать на политическую ситуацию в России; правда, с тех пор как он переехал в Лондон, эта его деятельность сводилась исключительно к едким заявлениям и амбициозным, но трудно выполнимым обещаниям устроить переворот. Однако для многих людей в стране олигарх-эмигрант был человеком, окутанным зловещими мифами — такой на пенсию выйти не может. Очевидно, что в истории Березовский останется фигурой вроде Распутина; об этом можно судить и по комментариям тех, кого опросила «Лента.ру», — друзей и оппонентов бизнесмена, свидетелей эпохи, в которую он правил.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:

— Ушла, конечно, не эпоха, но ушла некая ее специя, пряность, если мы вспомним [привозимые] в Средние века пряности из Индии. Вокруг Бориса Абрамовича было много мифов, он сам был мифотворцем, и, судя по социальным сетям, те, кто его не знал, сейчас говорят о нем, как о черте с рогами и хвостом.

Те же люди, которые с ним боролись на равных, от того, что лишились блистательного противника в смысле фантазии изобретений, наверное, испытывают чувство грусти. Березовский добавлял пряности в их жизнь, включая и Путина. [Президент] очень внимателен к людям и представлял себе масштаб Бориса Абрамовича как своего противника. Лишиться даже такого мифологического противника, который не представлял ему уже угрозы, ему не шибко нравится. Ведь наш вес в истории определяется весом наших врагов.

Насколько я знаю, Березовский был чрезвычайно подавлен проигрышем суда с Абрамовичем, продал один из домов, но вообще это был человек, который яростно и до последнего боролся. Сейчас на него можно [продолжать] вешать все что угодно, и [его смерть] ничего не меняет. Люди, обвинявшие его в заказных убийствах, будут продолжать это делать, это мы видим на примере Магнитского.

Никакой версии нельзя исключать, но я бы поставил версию [причастности спецслужб] на самое последнее место, так как Березовский болел, в том числе сердцем. Я последний раз по телефону говорил с ним полгода назад, и он говорил, что «прихватывает». Ему 67 лет, и это как раз тот средний возраст, когда россияне уходят из жизни.

Александр Гольдфарб, руководитель международного Фонда гражданских свобод, старый друг Березовского:

— Эпоха ушла, в историческом плане эпоха закончилась, и начинается новая эпоха. Для меня в личной жизни уж точно, поскольку мы были довольно дружны. Путин добился своего, он злопамятный человек, и я думаю, прямо или косвенно — скорее косвенно — добился, чтобы Бориса больше не было. Он не играл [роли главного врага Путина] после того, как проиграл процесс Абрамовичу. Но он перестал быть главным врагом по факту, а субъективно им оставался. У меня нет никаких свидетельств [что это может быть делом рук российских спецслужб]. В случае с Литвиненко у нас есть неопровержимые доказательства, [а здесь нет]. Он, безусловно, боролся до конца, но в последнее время был несколько грустен, печален, меланхоличен.

Сергей Железняк, вице-спикер Государственной Думы, заместитель секретаря генсовета «Единой России»:

— Борис Березовский был инициатором целого ряда достаточно тяжелых для страны процессов, и в этом смысле его скорее можно считать злым гением. Но смерть человека — не повод для демонстрации превосходства. Поэтому, вне зависимости от отношения к Березовскому, нужно выразить соболезнования его родным.

Леонид Гозман, президент движения «Союз правых сил»:

— Борис Березовский точно не был ангелом, но и демоном он, я думаю, тоже не был. Он был очень талантливым человеком. Не берусь судить о его моральных качествах, но очевидно, что в какой-то момент на него решили вешать всех собак. За все, что бы ни случилось. А на самом деле он был человек талантливый, но, наверное, не очень счастливый. Он, с одной стороны, многого добился. А с другой стороны, никому нельзя пожелать закончить так, как он — в изгнании, безо всякой надежды вернуться на родину. Я был знаком с ним, конечно, шапочно, но в то, что он был виноват во всем, что ему приписывали, не верю.

Борис Немцов, сопредседатель партии РПР-ПАРНАС, бывший первый вице-премьер правительства России:

— С ним связана история российской действительности, он один из идеологов олигархического капитализма, который мне сильно не нравился, но если говорить о нем как о человеке, то он парень, безусловно, был яркий, незаурядный, нестандартный, хотя мы с ним все время и враждовали по поводу «Газпрома», приватизирования власти и так далее. Таких ярких людей редко встретишь в жизни. Но яркость бывает со знаком плюс или со знаком минус, и, наверное, он был больше со знаком минус.

Могу рассказать про Березовского три истории. Когда Ельцин пригласил меня, губернатора Нижегородской области, в правительство, еще до приезда ко мне его дочери Тани вдруг в моем кабинете появляется Березовский и говорит: «Мы решили сделать тебя первым вице-премьером, собирай вещички и переезжай». Я спросил его: «Боря, а ты кто, собственно, такой, чтобы назначать меня? Ты Ельцин, что ли?» Он ответил: «Я не Ельцин, но мы такое решение приняли, а Ельцин его поддержал». Тут мне позвонил Юмашев и сказал, что приехала Татьяна, и я это сказал Березовскому. Он же спросил в ответ: «А где у тебя тут черный ход?» Я ему ответил: «Так может, это не ты меня назначил, а Ельцин?»

Когда Путина избрали [президентом], мы с Березовским были депутатами Госдумы. Я был вице-спикером, а он депутатом от Карачаево-Черкесии. Он пришел ко мне и говорит: «Вот как скучно стало жить в России, Вову избрали, все решили. Не знаю, чем заняться. Может, мечеть в Карачаево-Черкесии построить?» Я ему ответил: «Скучно тебе не будет, Путин тебе не простит, что ты сделал его президентом». Он назвал меня кретином и идиотом, но скоро ему скучно быть перестало.

Когда я был министром топлива и энергетики, Березовский пришел ко мне и сказал, что Черномырдин и Вяхирев решили, что он будет председателем советов директоров «Газпрома» — и руководить им. Я ответил: «Ты можешь стать им только через мой труп, а пока я жив, ты им не станешь». Он мне угрожал, кричал, устроил мне в посольстве России в Пекине очную ставку с Черномырдиным. Я горжусь тем, что не пустил его в «Газпром».

Последние годы жизни для Березовского превратились в сплошной кошмар. Сначала умер Бадри, весь бизнес, который они вели, ему не достался, потому что юридических документов он на руках не имел. После проигранного суда с Абрамовичем вся история была закончена, он был разорен. Человек, привыкший к роскошной жизни, оказался у разбитого корыта. Проигрыш в суде перечеркнул перспективы в жизни.

Александр Хинштейн, депутат Госдумы, журналист, автор книги «Березовский и Абрамович. Олигархи с большой дороги»:

— Если признать, что [с его смертью] ушла эпоха, то это будет ему лучший подарок. Плясать на могилах не по-людски, но делать ему такой подарок не стоит. Его смерть — это вполне логичный финал его жизни. Он всю жизнь жил только для себя. Он любил всю жизнь цитировать якобы лично слышанные им слова академика Сахарова «Жизнь — это движение», чем подчеркивал свой экзистенциализм. Но это движение для него было бегом по кругу, он всю сознательную жизнь занимался не созиданием, а разрушением.

Параллельно он разрушал и свою жизнь. Его итог должен быть назидательным для всех. Он пришел к финишу, не имея ни друзей, ни любви, ни каких-то ценностей, ни даже денег. А самое главное — не имея родины. Мне даже по-человечески его жалко, ведь он уходил из этой жизни брошенным всеми человеком.

Березовский уже много лет перестал выступать в роли всероссийского Чубайса, главного зла. С 1995 года он строил свою публичную жизнь по сформулированному артистом Броневым в одном известном фильме принципу: «Чертовски приятно, когда тебя считают дьяволом». Но последние десять лет его — максимум — могли считать за мелкого беса, не имеющего влияния и серьезного значения. Все его действия носили скорее трагикомичный характер.

Я категорически исключаю причастность к его смерти российских структур. Он был как неуловимый Джо из анекдота, который был неуловим, потому что был никому не нужен. Его наличие или отсутствие не имеют никакого значения.

Обсудить
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Кровавая пенсия
Чем занимаются знаменитые преступники, ушедшие на покой
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями