Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Амнезия — это фуфло

В прокат вышел «Транс» Дэнни Бойла

Кадр из фильма «Транс»

Новая работа Дэнни Бойла «Транс» — именно тот фильм, которого ждут от него поклонники: стильный и динамичный. При желании в нем можно разглядеть сюжетные параллели со знаменитой лентой «На игле» 1996 года (в частности, речь вновь идет о пагубных зависимостях). Правда, на этот раз Бойл заимствует идеи еще и у Чарли Кауфмана с Мишелем Гондри — например, препарирует воспоминания своих героев, как в «Вечном сиянии чистого разума».

Саймон (Джеймс Макэвой) — сотрудник лондонского аукционного дома, специализирующегося на продаже дорогостоящих произведений искусства, и по совместительству картежник, задолжавший кучу денег. Чтобы разобраться с долгами, Саймон связывается с бандой, которой руководит Фрэнк (Венсан Кассель). Вместе они намереваются украсть выставленную на торги картину Гойи стоимостью примерно в 30 миллионов фунтов.

Однако план срывается, картина пропадает, Саймон получает по голове и теряет память. «Все знают, что амнезия — это фуфло», — замечает один из второстепенных персонажей фильма. Чтобы восстановить память подельника, Фрэнк сначала вырывает ему ногти, а затем ведет к гипнотизеру Элизабет (Розарио Доусон). Та должна проникнуть в голову Саймона и выудить оттуда сведения о местоположении Гойи. Однако Элизабет — девушка себе на уме, Саймон, кажется, тоже что-то скрывает, да и вообще в «Трансе» нет персонажей, у которых в шкафу не спрятан хотя бы один скелет. Ситуацию осложняет то, что и Фрэнк, и Саймон влюблены в Элизабет. Влюблена ли в кого-то она, однако, непонятно.

«Транс» мог бы быть фильмом о странном любовном треугольнике. Или об отношении разных людей к воспоминаниям: кто-то предпочитает хранить все, даже не самые приятные, а кто-то избавляется от лишнего груза при первой же возможности. «Транс» мог бы получиться исследованием на тему зависимости — от азартных игр, например, или от другого человека. Но Бойлу неинтересно исследовать эти темы. Они для него — лишь способы поместить персонажей в невероятную ситуацию, чтобы затем наблюдать, как герои вертятся ужами на сковороде, пытаясь из этой ситуации выбраться. В этом смысле Бойл безжалостный режиссер — персонажи совсем не вызывают у него сочувствия, они лишь расходный материал.

Зрителям при таком раскладе сочувствовать тоже особо некому. Саймон то выглядит полным недотепой и хлюпиком (это вообще свойственно персонажам Макэвоя), то вдруг демонстрирует нездоровую агрессивность. Фрэнк — бандит, точка. С Элизабет все интересней. Доусон изо всех сил пытается сыграть загадочную и смелую женщину, в одной из сцен даже бреет лобок, чтобы затем встать перед камерой голышом (отсылаем любопытного читателя к интервью актрисы о ее довольно личных отношениях с самыми личными частями тела). По всей видимости, именно это Бойл и называет «поместить женщину в самое сердце фильма».

Проблема в том, что у «Транса», кажется, нет сердца. Персонаж Доусон в конечном итоге оказывается самым жутким из всех. Детали сюжета разглашать не хочется, но зрители после просмотра картины получат полное основание считать Бойла женоненавистником. Получается, что «Транс» — это кино о приключениях неприятных людей, оказавшихся в неправдоподобной ситуации.

Зато новая лента, как и Доусон, практически совершенна с визуальной точки зрения. Бойл умеет снимать, в этом, кажется, никто не сомневается. Лондон в «Трансе» загадочно мерцает неоновыми огнями, оператор раз за разом умудряется выбрать самый эффектный угол обзора, за кадром играет уместный саундтрек — музыку написал Рик Смит, один из участников проекта Underworld, с которым Бойл сотрудничает еще со времен «На игле».

«Транс» — это сверхпрофессиональный попс, совершенно пустая лента, снятая увлеченным, талантливым человеком. При этом из-за великолепной картинки, саундтрека и Доусон от экрана оторваться невозможно (тем более хронометраж у фильма по сегодняшним меркам вполне умеренный — всего-то час сорок). Только вот сам просмотр оказывается чем-то вроде удара по голове: после сеанса в ней вообще ничего не остается.

Культура12:2924 августа
Hercules & Love Affair

Химия и алхимия

Омолаживающее техно, психоделические ритмы и жесткий эйсид: зачем идти на Gate
КультураПартнерский материал
Выставка «Щукин. Биография коллекции» в ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве

Всем на зависть

Эти картины стоят миллионы. Они должны были принадлежать французам, но достались русским