Это неправильный мед

«Бога Кузю» обвинили в оккупации православных ярмарок

Православная выставка
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

О том, что Госдума в первом чтении приняла закон о защите чувств верующих, не высказался только ленивый. Однако мало кому известно, что забота депутатов о православии простирается куда дальше: верующих уже начали на государственном уровне защищать не только от внешних, но и от внутренних врагов. Депутаты выразили беспокойство в связи с тем, что православные выставки оккупировали «неправильные» христиане.

В конце марта председатель комитета Госдумы по общественным объединениям и религиозным организациям Ярослав Нилов обратился к патриарху РПЦ с официальным письмом, в котором просит обратить внимание на модные в последнее время православные ярмарки. «Зачастую на этих публичных мероприятиях продается литература, не имеющая отношения к православию. Кроме того, осуществляется реализация пищевых продуктов сомнительного качества, выдаваемых, например, за "монастырские"», — говорится в письме.

Подобные ярмарки в последнее время действительно очень распространены. Одно из самых известных мероприятий проводится в 69-м павильоне ВВЦ. Это крупнейший павильон выставочного центра, изначально носивший название «Товары народного потребления и услуги населению». Анонсы православных ярмарок, транслируемые в том числе в метрополитене (как одобряемая властями социальная реклама), звучат очень слащаво, благолепно и, если можно так выразиться, державно. Их неизменно связывают с РПЦ. На открытии последней выставки 9 апреля организатор Андрей Трошенков заявил: «Мы приписаны к Алексеевскому храму, и благочинный нашего округа благословил священника на молебен, которым мы открыли выставку. Вообще, это красочное мероприятие, которое прошло по всем канонам русской православной церкви».

Впрочем, нравятся эти ярмарки далеко не всем верующим. Многие считают, что ярмарочный дух не сочетается с христианскими догмами, а продаваемые на ярмарках товары имеют мало отношения к православию. Вместо того чтобы просто не ходить на мероприятия, эти люди выражают ярое возмущение и требуют ярмарки разогнать, организаторов наказать, а посетителей вразумить. Гендиректор ярмарки на ВВЦ Зинаида Котова воспринимает критику смиренно. «Бывают нарушения по пище — колбасы во время поста, еще какие-то. Но мы, организаторы, попадаем в такие условия, что вынуждены и колготки ставить, и обувь. Еще осенью администрация 69-го павильона ВВЦ меня заставила подписать договоры на пять выставок сразу, по три миллиона рублей каждая. И это только аренда. И теперь я должна чем-то забить пространство, чтоб окупить затраты», — призналась Котова в интервью. Похожую ситуацию с православными ярмарками можно видеть по всей России.

В РПЦ, заслышав критику со стороны Госдумы, от связи с ярмарками решили откреститься. Уже через пару дней после выступления депутата Нилова председатель комиссии РПЦ по координации выставочной деятельности игумен Парамон и председатель синодального отдела по взаимодействию с обществом протоиерей Всеволод Чаплин пообещали запретить священникам участвовать в сомнительных выставочных мероприятиях. Запретят им и благословлять на такую деятельность мирян. А 12 апреля РПЦ и вовсе выпустила официальное заявление, в котором говорилось, что в основном ярмарками занимаются сектанты. Якобы большинство выставочных площадок захватила так называемая «секта бога Кузи».

Бог Кузя — это Андрей Попов, в прошлом называвший себя «владыкой Романом». В 2008-2009 годах деятельность Попова бурно обсуждалась на форуме сайта дьякона Андрея Кураева. До сих пор его активно критикуют церковные СМИ.

Судя по описаниям, Попов действительно довольно странный человек. Он называет себя богом, так как полагает, что в прошлых жизнях воплощался в виде Иисуса Христа, Моисея, архангела Гавриила, Иоанна Крестителя, святого Николая, Сергия Радонежского, а также почему-то Елены Блаватской. А имя «Кузя» Попов выбрал то ли из скромности, то ли из-за специфического чувства юмора. Он регулярно читает лекции, чистит чакры, подпитывает энергетику и дает экзальтированным дамам советы касательно разнообразных жизненных ситуаций.

Людей Попов делит на шесть категорий-кругов: в первый круг входят две его жены, во второй круг — главная помощница, в третий — так называемые «воскресники» (особо приближенные последователи), в четвертый круг — так называемые «субботники» (простые последователи), в пятый круг — люди, не знающие о божественности Кузи, а в шестой — люди, которые узнали его, но отвергли (их называют демонами). В последнюю категорию часто попадают родственники адептов. Среди последователей Попова поддерживается достаточно жесткая дисциплина, им внушают вину в собственных болезнях, нередко лидер ведет себя с последователями крайне невежливо (утверждается, что так в них воспитывается смирение). Впрочем, ни в каких уголовных преступлениях Попова вроде бы пока не обвиняли. И об отъеме у последователей имущества речь, кажется, не идет. Попов зарабатывает деньги иначе: последователи бесплатно работают на него на православных ярмарках.

В РПЦ утверждают, что сектанты собирают с посетителей ярмарок деньги на молебны, но на самом деле никаких обрядов не устраивают. Попов забирает большую часть денег себе (благословившие выставку священники получают лишь крохотную долю), а записки с именами и целями молебнов выбрасывает. Он поясняет, что он сам — бог, с записками ознакомился, все уяснил... Какие могут быть претензии, раз информация дошла до адресата?

Может быть, это и абсурдно. Но с другой стороны — намного ли это абсурднее, чем перевозить записки в специальные учреждения, где специальные люди будут несколько раз в день упоминать имена заказчиков в обрядовом речитативе? Почему верить в РПЦ, поститься, целовать пояс Богородицы и участвовать в крестных ходах — правильно и похвально, а верить в Попова и вкушать «целебные монастырские колбасы» — вредно и глупо? Точно ли Попов ушел от изначальных положений христианства дальше, чем РПЦ? Или, может быть, РПЦ «составляет неотъемлемую часть исторического наследия народов России», а колбасы и заговоренные талисманы-иконки не составляют? Это сложный вопрос.

Дело в том, что православие в России всегда было довольно-таки специфической формой религии: официальные каноны сильно отличались от народных верований. Исследователи отмечают, что для охраны скота русские крестьяне вешали в сарае либо череп медведя, либо образ святого Власия. Точно так же для охраны кур могла использоваться хоть икона Козьмы и Демьяна, хоть дырявый камень, хоть дырявый лапоть. Выбор этих предметов не зависел от убеждений хозяина сарая или курятника. Они считались взаимозаменяемыми, что нашлось — то и повесили. Аналогичным образом икона божьей матери воспринималась как образ матери-земли, которую можно было молить об избавлении от бесплодия или о легких родах. Христианские, языческие и примитивно-магические элементы хитро сплетались во всевозможных заговорах.

В XVIII-XIX веках церковь развернула масштабную кампанию по подъему уровня религиозной грамотности. В ходе опросов выяснилось, что даже некоторые сельские священники полагали, будто христианского бога зовут святой Николай. Еще чаще образ Николая отделяли от образа бога, но считали его более близким простым людям. Были распространены различные вариации сказок о том, как добрый Николай обманул злого бога, чтобы помочь бедному крестьянину. Кроме того, церковники отмечали высокую распространенность так называемого «обрядоверия». Это означало, что люди, ни капли не интересуясь догматами христианства, использовали церкви, иконы, свечи и прочие подобные вещи как своего рода магические артефакты.

Точно такая же ситуация наблюдается и сейчас: можно сказать, что исторические традиции в полной мере соблюдены. Очень мало кто из христиан всерьез изучает свою религию (чаще этим занимаются атеисты), соблюдает все необходимые правила и пытается сочетать свою повседневную жизнь с религиозными канонами. Большинству православных людей хочется иного: купить на ярмарке «монастырский мед» и «освященную шаль», заказать молебны против пьянства мужа и за замужество дочери, пожаловаться заседающему в одной из палаток священнослужителю или «православному психологу» на конфликты со свекровью.

Достаточно здравое отношение к проблеме высказала посетительница одного из православных сайтов: «На самом деле все просто объясняется, прям по словам старца Паисия — есть люди-мухи и люди-пчелы. Муха везде видит нечистоты, их и предпочитает, пчелы предпочитают мед и даже не замечают мест скопления грязи». По словам форумчанки, она получает удовольствие и пользу от посещения ярмарок, хотя признает, что далеко не все там идеально. К сожалению, депутатам и представителям церкви такая позиция, кажется, непонятна: они не готовы терпеть инакомыслие ни в какой форме — ни в атеистической, ни в религиозной.