Новости партнеров

«Пусть будет Чехов — он же герой»

Джей Джей Абрамс рассказал «Ленте.ру» о съемках «Стартрека» и «Звездных войн»

Джей Джей Абрамс
Фото: Katrina Tepper / Newspix / Rex Features / FOTODOM.RU

16 мая в российский и мировой прокат выходит фильм «Стартрек: возмездие» — второй фильм о членах экипажа космического корабля «Энтерпрайз», который снял Джей Джей Абрамс, создатель сериала «Остаться в живых» (Lost) и будущий постановщик новой серии «Звездных войн». В преддверии премьеры режиссер рассказал «Ленте.ру» о том, как надо нескучно снимать фантастику, почему таланты — это инопланетяне и в каком порядке правильно есть ланч и обед.

«Лента.ру»: У вас в фильме один из персонажей говорит, что команда корабля «Энтерпрайз» состоит из исследователей, а не воинов. При этом на исследование планет персонажи «Возмездия» тратят от силы минут десять: пять минут отводится на Нибиру, еще пять — на Кронос...

Джей Джей Абрамс: Ну не пять, конечно...

Семь?

Нет, все равно больше.

Так или иначе, на экшен-сцены отводится гораздо больше времени, чем на инопланетные пейзажи. Как вы думаете, когда-нибудь появится «Стартрек», в котором герои отправятся в полноценное космическое путешествие?

Видите ли, «Звездный путь» — это ведь вообще довольно неоднозначная франшиза. Возьмите, например, Первую директиву, которая запрещает землянам вмешиваться в дела менее развитых цивилизаций — и при этом сюжет чуть ли не каждого эпизода строится вокруг такого вмешательства. Или вот оригинальный телесериал: его создатели располагали довольно ограниченными ресурсами. Так что фильм выдавали за историю об исследовании космоса, но при этом его герои довольно много времени проводили внутри корабля — просто по той причине, что не было возможности часто снимать в других декорациях. Мне, кстати, это не очень нравилось: мои друзья смотрели сериал с удовольствием, а мне казалось, что получается такая разговорная драма.

Мне хотелось, чтобы новый фильм был историей о персонажах, которые заставляют вас смеяться и сопереживать, и подходящим жанром для этого является большое экшен-приключение. Так что это вопрос баланса — надо было снять фильм об исследователях космоса так, чтобы у зрителей не было времени заскучать. Мне, конечно, очень помог антагонист (в исполнении Бенедикта Камбербэтча — прим. «Ленты.ру») — яркий, действительно угрожающий, способный расшевелить любого зрителя.

Думаю, действительно можно снять по-настоящему остросюжетный, захватывающий фильм, который рассказывал бы только об исследовании космоса, но это не так просто. Все-таки нужен какой-то конфликт. Кроме того, заметьте, большую часть времени герои «Возмездия» все же находятся не на Земле, а в космосе.

Давайте поговорим о персонажах. Ходили слухи, что вы попросили Саймона Пегга уменьшить градус шотландскости в его персонаже. Это правда?

О да, я тоже об этом читал, только я не помню, чтобы говорил такое Саймону. Но и отрицать не буду — мало ли что я мог сказать на съемочной площадке. Признаю, пару раз случалось такое — Саймон произносил свои реплики с таким акцентом, что я начинал волноваться: а вдруг зрители не поймут, о чем речь? Особенно, знаете, зрители не из Великобритании. Но он все равно говорит как шотландец — которым он и является! Не мог же я попросить его совсем перестать быть шотландцем.

У вас у самого есть любимец среди членов команды «Энтерпрайза»?

Как я уже говорил, в детстве я не был поклонником исходного телесериала — мне он казался скучноватым, если честно, это только теперь я его зауважал. И у меня к большинству героев сложилось более или менее ровное отношение — мне в каждом что-то нравится. Но, вы знаете, когда мы представляли здесь прошлый фильм («Звездный путь», 2009), реакция зрителей на Чехова (навигатор Павел Чехов, один из ключевых персонажей картины — прим. «Ленты.ру») была просто невероятной. И я могу это понять: люди любят находить в фильмах собственные отражения. Тем более что Чехов в обоих фильмах весьма важен — в «Возмездии», например, фактически спасает всю команду. Так что пусть будет Чехов — он же герой.

Хорошо, сериал вы не особенно любили, но фантастику-то читали? Мне, например, кажется, что ваша предыдущая работа «Супер 8» по настроению гораздо ближе к произведениям Рэя Брэдбери, чем к современной кинофантастике. У вас есть любимые авторы?

Я, конечно, читал в детстве Брэдбери и Азимова, но моим любимым автором, работавшим в этом жанре, был Род Серлинг — по той причине, что он не перебарщивал с фантастикой. Серлинг писал скорее о человеческой психологии, просто с фантастическими элементами. Кстати, мои друзья, которые увлекались «Стартреком», в буквальном смысле были одержимы научной фантастикой, читали все подряд. Было много замечательных авторов, я тоже многое читал, но при этом у меня самого никогда не было обширной фантастической библиотеки.

Мне кажется, в «Супер 8» больше всего удались дети. Они действительно похожи на детей, а не на актеров-профессионалов, которые старательно изображают детство. Где вы их нашли? Насколько я знаю, двое мальчишек до этой ленты в полнометражных фильмах вообще не снимались.

Вы не представляете, как с этими ребятами было здорово работать. Нам с ними повезло. У нас же были пробы, на них побывали миллионы детей, многие из которых были профессионалами. Они приходят и спрашивают: «Ну что, каким я должен быть?» Каким-каким... Ты должен быть ребенком! Во многих из них было что-то фальшивое, они выглядели как взрослые.

Это звездность так проявляется?

Да некоторые из них даже нигде не снимались, но при этом они были такие... профессиональные, что ли. И я подумал: если для них естественно быть такими, обычного ребенка эти актеры сыграть не смогут.

А что насчет Эль Фаннинг? Она-то и до «Супер 8» много где снималась.

Ну, Эль и ее сестра — они инопланетянки.

Что?

В смысле, они особенные. Обе настолько талантливы, и мне сложно поверить в то, что они человеческие существа. Дакота сверхталантлива, и она была такой лет примерно с трех. С Эль — та же история. Они меня поражают.

Хотелось бы немного вас поспрашивать про следующие «Звездные войны». В прессе давным-давно появились слухи, что снимать седьмой эпизод будете вы, потом вы сами же эту информацию опровергли, но в итоге все же заняли режиссерское кресло. К чему вся эта повышенная секретность?

Нет никакой секретности. Проект до сих пор находится на ранней стадии разработки. Я действительно сначала говорил, что не заинтересован в работе над «Звездными войнами», потому что на тот момент был полностью занят съемками «Стартрека». Столько всего еще надо было сделать, что идею о постановке «Звездных войн» я даже в шутку рассматривать не хотел. Но в какой-то момент, когда съемки «Возмездия» уже завершались, я встретился с Кэти Кеннеди (Кэтлин Кеннеди, продюсер седьмого эпизода — прим. «Ленты.ру»), и стало понятно, что это уже не шутка. И тут я себе сказал: так, я должен обсудить это с женой. Я понял, что это уже не тот проект, от которого можно с легкостью отказаться. До меня дошло, что может получиться что-то невероятное.

Что насчет Хана Соло и принцессы Леи? Они появятся в седьмом эпизоде? И если да, то действительно ли их будут играть Харрисон Форд и Кэрри Фишер, как пишут некоторые СМИ?

Я бы с удовольствием это обсудил, но сейчас еще очень-очень рано об этом говорить. Это знаете на что похоже... Как будто я только сфокусировал внимание на ланче, а вы мне уже обед предлагаете. Нет, к обеду я пока не готов.

Культура00:0618 августа

«Почти касался его ноздрей и ждал»

Он написал одну из самых скандальных книг в истории: последний роман Жозе Сарамаго