Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Простые сербы не поймут

Почему сенсационное соглашение по Косово обернулось новым конфликтом

Акция протеста в Белграде против соглашения между Сербией и Косово
Фото: Marko Djurica / Reuters

В апреле мировые СМИ провозгласили наступление новой эры в отношениях Сербии и Косово, подписавших договор о нормализации отношений. В центре договоренности оказался статус косовских сербов, которым пообещали автономию и защиту от произвола албанцев. Однако оказалось, что о принципиальном сдвиге говорить еще рано: с момента подписания соглашения не прошло и месяца, а все стороны уже успели переругаться.

О достижении договоренности пресса сообщила 19 апреля. Документ, озаглавленный «Первое соглашение о принципах нормализации отношений», стал результатом долгих, десятираундовых переговоров, проводившихся между премьерами Сербии и Косово Ивицей Дачичем и Хашимом Тачи при посредничестве Евросоюза.

Соглашение было названо принципиально важным шагом на пути к примирению сторон. С момента объявления Приштиной своей независимости в 2008 году Белград категорически отказывается признавать Косово самостоятельным государством, настаивая, что его место только в составе единой Сербии. Впрочем, этот вопрос, как наиболее болезненный, в документе как раз-таки не затрагивается — очевидно, что его стороны решили оставить на потом.

Пока же переговорщики решили заняться другим, едва ли менее болезненным аспектом своих отношений — положением этнических сербов, проживающих на севере Косово. Речь идет прежде всего о четырех общинах с преимущественно сербским населением — Северной Косовска-Митровице (которая, по сути, является частью города Косовска-Митровица), Звечане, Зубин-Потоке и Лепосавиче. Именно там сконцентрирована большая часть сербского населения Косово, числом примерно в 40 тысяч человек.

Сейчас в Северном Косово, основу которого составляют эти четыре образования, по сути, установлено двоевластие: де-юре регион находится под управлением Приштины, а де-факто он подчиняется Белграду, который учредил там полуофициальные параллельные органы власти. Разрешение этой коллизии и есть главная цель соглашения. Предполагается, что сделано это будет путем интеграции сербских общин во властную структуру Косово с одновременным предоставлением им автономии. В частности, ассоциация, в которую планируется объединить общины, сможет самостоятельно развивать экономику региона, строить его инфраструктуру, а также определять политику в области образования и здравоохранения.

Централизация также затронет силы полиции и судебную систему, которые будут подчиняться непосредственно Приштине. Тем не менее и тут сербам обещают значительную степень самостоятельности. Во-первых, кадровый состав полиции и судов должен отражать распределение этнических групп в регионе — 98 процентов сотрудников будут представлены сербами, оставшиеся два процента — албанцами. Во-вторых, предполагается, что руководить полицией на севере Косово будет представитель сербской общины, назначенный по представлению новообразованной Ассоциации сербских городов. Что же касается албанских служб безопасности, то им доступ на север Косово будет открыт только в случае стихийных бедствий, и то лишь с разрешения следящего за регионом НАТО.

Завершив с теоретической частью, стороны приступили к обсуждению того, как именно претворить в жизнь новые принципы. И вот тут-то и оказалось, что ни сербы, ни албанцы пока не готовы слушать друг друга. Почти сразу Приштина обвинила Белград в нарушении договоренности: недовольство албанцев вызвали попытки сербов вынести на обсуждение будущее Сербской православной церкви, которой приходится существовать в преимущественно мусульманском окружении. Как считают власти Косово, сейчас не время говорить про религию, так как в соглашении про нее ничего не сказано. Сербы же настаивают, что без этого никак не обойтись. Накал страстей оказался настолько велик, что в ходе очередного раунда переговоров косовские делегаты демонстративно покинули зал.

Сербы свою позицию считают более чем обоснованной и не видят ничего плохого в том, что поднятая ими тема не вписывается в рамки договоренности. Противодействие албанцев же они охарактеризовали как саботаж переговоров. Более того, Белград считает, что соглашение пытается нарушить вовсе не он, а Приштина, которая потребовала перед введением на севере Косово сербского самоуправления ликвидировать там полуофициальные органы власти и создать временную албанскую администрацию.

Себя Сербия считает чуть ли не жертвой шантажа со стороны косовского руководства. Его действия, как полагают в Белграде, сводят на нет шансы страны в ближайшее время приступить к переговорам о вступлении в ЕС. Повод для беспокойства (если не паники) сербам дала, в частности, Австрия, чей министр иностранных дел Михаэль Шпинделеггер (Michael Spindelegger) пообещал, что не будет препятствовать сербо-европейскому диалогу только в том случае, если Белград и Приштина уладят все спорные моменты. Между тем времени у Сербии остается совсем немного: в Брюсселе рассчитывают, что стороны успеют договориться уже к июню. В случае же если Белград и Приштина не сумеют уложиться вовремя, еврочиновники вполне могут в очередной раз отложить переговоры на неопределенный срок.

Головной боли сербам добавили и их соотечественники, проживающие на севере Косово, которые оказались крайне недовольны соглашением. Несмотря на заверения из Белграда, что именно их интересы были поставлены во главу угла при заключении договоренности, косовские сербы полностью уверены в обратном. По их мнению, сербские власти предали их, отдав на растерзание албанцам, которые теперь начнут творить в сербских городах полное беззаконие. Пока что все попытки сербских властей уговорить соотечественников потерпели фиаско. Причем тональность обращений к косовским сербам все больше напоминает мольбу — прибывший в регион вице-премьер Сербии Александар Вучич признался: «Я и не говорю, что соглашение хорошее — просто на данном этапе мы не смогли добиться ничего лучшего».

Представители сербского меньшинства категорически отрицают, что своим неповиновением пытаются насолить Белграду. «Мы всего лишь одни из вас, мы простые сербы, которых сначала мировые державы, а потом и наши собственные власти заставили сражаться, защищать жизни наших детей, наши дома и святыни», — выступил с обращением в сербской столице мэр Зубин-Потока Славиш Ристич.

Пытаясь добиться отмены договоренности, косовские сербы потребовали от Белграда провести референдум, в ходе которого жители страны могли бы высказаться, поддерживают они соглашение с Косово или нет. И хотя сербские власти невнятно пообещали рассмотреть такую возможность, против плебисцита решительно выступил президент страны Томислав Николич. По его словам, он не хотел бы сталкивать лбами представителей одного и того же этноса, проживающих по разные стороны границы. Впрочем, глава государства все же не исключил, что Белград может отказаться от своих планов — если их несоответствие Основному закону признает Конституционный суд. Правда, он пояснил, что речь идет об оценке не самого соглашения, как того уже потребовала Сербская радикальная партия Воислава Шешеля, а закона, который на его основе должен принять парламент.

Найти защиту от Белграда косовские сербы пытаются и за рубежом. 8 мая представители четырех сербских общин в Косово отправили письмо в Москву, которая долгое время имела значительное влияние на Сербию. В нем они попросили президента Владимира Путина, премьера Дмитрия Медведева, главу МИДа Сергея Лаврова, а также спикеров Госдумы и Совета федерации Сергея Нарышкина и Валентину Матвиенко оказать давление на сербские власти и заставить их начать переговоры о статусе Косово под эгидой Совета безопасности ООН. По словам авторов послания, ЕС, при участии которого договаривались Белград и Приштина, к конфликту вообще не имеет никакого отношения, в то время как легитимными можно считать только совбезовские резолюции. Об ответе из Москвы пока ничего не сообщалось.

Тем временем Евросоюзу досталось и от Белграда, который обвинил Брюссель чуть ли не в предательстве. По мнению сербских властей, ЕС предпочел не доводить дело до конца: оказав помощь в переговорном процессе, в самый острый и неподходящий момент еврочиновники внезапно самоустранились, предоставив сторонам разбираться друг с другом самим. В Брюсселе же молчание объясняют нежеланием навязывать решения сверху. Однако пока что стороны не могут согласовать даже дату и формат следующей встречи: в Белграде анонс албанской стороны о том, что на 21 мая запланированы переговоры сербского и косовского премьеров, восприняли с недоумением.

На этом фоне совсем неубедительно выглядят перспективы окончательного урегулирования статуса Косово. Объявив в 2008 году о своем суверенитете, Приштина, очевидно, от него уже не откажется — особенно с учетом того, что ее независимость признали более 90 государств. Не менее непреклонен и сербский президент: по его словам, даже если сторонам и удастся довести до ума нынешнее соглашение, Белград никогда и ни за что не признает независимость своего бывшего края.

Само же соглашение глава государства назвал вынужденной мерой, к которой Сербию принудило неважное экономическое положение. По логике сербских властей, членство в ЕС откроет стране доступ к иностранным инвестициям, благодаря которым Белград сможет встать на ноги. И вот тогда косовский вопрос будет решен раз и навсегда.

Мир00:0314 октября

«Мое будущее уничтожено»

Миллионы беженцев перебрались в Турцию. Теперь от них хотят избавиться