Новости партнеров

А им все мало

Почему Китай претендует на территории своих соседей

Великая Китайская стена
Фото: Li Shaobai / Rex Features / FOTODOM.RU

Недавно между Японией и Китаем разразился новый дипломатический скандал, поводом для которого стало предложение китайских ученых отобрать у японцев Окинаву. Этот конфликт — уже не первый случай посягательства Пекина на чужие земли. О том, почему Китай заинтересовался Окинавой и в каких еще территориальных спорах он замешан, — в обзоре «Ленты.ру».

Окинава

Статья ученых о статусе Окинавы появилась в газете «Женьминь жибао» — официальном органе Центрального комитета китайской компартии. Авторами материала выступили историки из Академии общественных наук КНР — одной из ведущих научных организаций страны. По мнению авторов, Пекину следует озаботиться восстановлением исторической справедливости и пересмотреть вопрос о суверенитете группы японских островов Рюкю, самым крупным из которых является Окинава.

Главным доводом историков стало утверждение о том, что размещавшееся на островах одноименное королевство с древних времен было вассалом Китая, а к японцам оно перешло после того, как те в конце XIX века вероломно воспользовались слабостью Поднебесной. В принципе, ничего нового в этом заявлении нет: согласно общепринятой версии, с XIV-XV веков Рюкю действительно платило китайцам дань, а с 1879 года перешло под контроль японцев. Неудивителен и тот факт, что авторы статьи предпочли проигнорировать один существенный момент: с XVII века островное королевство платило дань и Японии, что делало его зависимым одновременно от двух государств.

Доказывая свою правоту, историки также апеллировали к ряду международных документов. Среди прочих там упоминаются Каирская и Потсдамская декларации от 1943 и 1945 годов, в соответствии с которыми Токио лишался всех завоеванных ранее земель, в том числе китайских. По условиям Каирской декларации, территория Японии ограничивалась четырьмя большими островами (Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку) и рядом мелких. В Потсдамской же декларации говорилось о передаче некоторых японских территорий, в том числе Рюкю, под управление США. Так вот, последующее соглашение между Вашингтоном и Токио о возвращении этих самых островов японцам (оно вступило в силу в 1972 году) китайские историки и объявили незаконным, потребовав его пересмотра.

Как предположили аналитики, поводом для демарша китайцев стал затянувшийся конфликт из-за архипелага Сенкаку. Длится он уже несколько десятилетий, цена вопроса — залежи нефти, обнаруженные в его окрестностях еще в 1968 году. Как и острова Рюкю, Сенкаку были включены в список японских территорий, сперва перешедших под контроль США, а после возвращенных Токио. Как и в случае с Окинавой, китайцы сочли эту передачу незаконной. Пытаясь хоть как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, Пекин мог пойти на хитрость и попытаться воспользоваться убежденностью японцев в том, что Сенкаку — составная и неотъемлемая часть группы Рюкю. Сами китайцы при этом долгие годы доказывают, что Дяоюйдао (так по-китайски называются Сенкаку) принадлежат к островной системе Тайваня. А поскольку право последнего на существование Пекин не признает, то и архипелаг Дяоюйдао он считает своим.

Впрочем, многие обозреватели упускают тот факт, что призывы к китайскому правительству со стороны научных, политических и военных деятелей потребовать у японцев Окинаву звучат уже не первый год. При этом их аргументация остается примерно одной и той же. Однако в мировых СМИ эти призывы не занимают столь значимого места, как конфликт вокруг Сенкаку. Вероятная причина тому — официальная позиция Пекина. Если Дяоюйдао власти КНР в открытую объявляют своей территорией, то в случае с Рюкю они не решаются выступать со столь откровенными претензиями — слишком уж эти претензии масштабны. Единственное, на что сторонники теории о принадлежности Рюкю Китаю в действительности могут рассчитывать, — это позиция самих жителей архипелага, уровень жизни которых далеко не так высок, как в остальной Японии. Впрочем, ситуация, при которой они захотят поменять японское подданство на китайское, видится не очень-то реалистичной.

В свете этой истории любопытно выглядит февральская статья в японской газете «Никкеи». Ее автору удалось ознакомиться с опубликованными в китайской прессе материалами о секретных переговорах между американским президентом Франклином Рузвельтом и лидером Китайской республики (ныне больше известной как Тайвань) Чан Кайши. Если верить этим материалам, во время Каирской конференции в 1943 году Рузвельт несколько раз предлагал Китаю забрать всю группу островов Рюкю, которая могла бы стать прекрасной защитой государства с востока. Однако Чан Кайши якобы не решился взять на себя такую ответственность (о чем он позже горько жалел), из чего Рузвельт сделал вывод, что острова китайцам не нужны.

Тайвань

Еще одним территориальным конфликтом, в который ныне вовлечен Китай (возможно, самым серьезным из всех), является ситуация вокруг Тайваня. Остров был официально включен в состав империи Цин в конце XVII века — к тому моменту Китай уже входил в ее состав. В 1895 году, по итогам японо-китайской войны, Тайвань вместе с прилегающими к нему мелкими островами перешел под контроль Японии. Как и захваченную позже Корею, Токио использовал Тайвань как промышленно-сырьевую базу, а позже — в качестве плацдарма для вторжения в Китай.

В 1951-1952 годах, по итогам Второй мировой войны, Япония подписала два мирных договора — Сан-Францисский (с силами антигитлеровской коалиции) и Тайбэйский (с Китайской республикой, которая в число подписантов первого договора включена не была). На тот момент Китайская республика, фактическим лидером которой был предводитель Гоминьдана Чан Кайши, уже семь лет де-факто контролировала Тайвань. По условиям Тайбэйского договора, Токио официально отказывался от претензий на Тайвань и его острова-сателлиты.

Однако, несмотря на то что договор был подписан с Китайской республикой, в нем не было указаний, кому именно передавался суверенитет над островами — националистам во главе с Чан Кайши или коммунистам под предводительством Мао Цзэдуна, которые в 1949 году одержали победу в гражданской войне и взяли под контроль континентальный Китай. Именно эта двусмысленность вкупе с приверженностью обеих сторон конфликта принципу неделимого Китая и привели к тому, что Тайвань стал спорной территорией. В то время как Китайская народная республика до сих пор считает остров своим, Китайская республика (а точнее Гоминьдан, который в 2000-м ушел в оппозицию, но через восемь лет вернулся к власти) настаивает, что именно она должна управлять единой страной.

Де-факто Тайвань уже долгие годы остается независимым государством, притом более чем успешным в сфере экономического развития. Он вместе с соседями — Сингапуром, Гонконгом (ныне имеющим статус специального административного района КНР) и Южной Кореей — удостоился звания «азиатского тигра». Этим термином были названы государства, которые всего за несколько десятилетий сумели преодолеть глубокую экономическую отсталость и превратиться в ведущих игроков региона.

Де-юре же Тайвань по-прежнему остается частично признанным образованием, безуспешно добивающимся членства в ООН. Особую горечь у тайваньцев вызывает то, что изначально легитимным представителем государства в международной организации считалась именно Китайская республика. В 1971 году под давлением СССР Генеральная ассамблея ООН проголосовала за ее исключение и предоставление права представлять китайский народ КНР. С тех пор ситуация остается неизменной.

Остроту сложившейся ситуации придает тот факт, что Тайвань (несмотря на отсутствие у него официального статуса) входит в сферу интересов США, которые считают остров важным форпостом в регионе. Постоянные угрозы разрешить спор военным путем, звучащие со стороны КНР, привели к регулярным поставкам Тайбэю американского вооружения, что, конечно же, сильно беспокоит Пекин. Однако несмотря на кажущуюся взрывоопасность ситуации между сторонами продолжает сохраняться статус-кво, причем и Пекин, и Тайбэй находят способы расширять экономическое взаимодействие. Правда, выхода из сложившегося положения пока не видно: независимости Тайваня КНР не допустит ни при каких условиях, в то время как все попытки Пекина уладить конфликт на основе гонконгской модели (с предоставлением Тайбэю автономии) у островитян пока что отклика не находят.

Индия

Куда более запутанным стал конфликт между Китаем и Индией, истоки которого восходят к XIX веку и в большей или меньшей степени связаны с китайскими притязаниями на Тибет. Спорными районами являются небольшая высокогорная пустыня Аксайчин, расположенная на северо-западе Тибетского автономного района КНР, и индийский штат Аруначал-Прадеш, граничащий с Тибетом на юго-востоке.

В западной части границы, в районе Аксайчина, ситуация развивалась довольно сумбурно. По инициативе контролировавшей Индию Британской империи граница в этом месте неоднократно перечерчивалась, однако в империи Цин об этих изменениях знали не всегда — так, по крайней мере, утверждали сами китайцы. В конце концов, в 1899 году стороны договорились о компромиссном варианте, согласно которому больше половины Аксайчина отходило Китаю.

О том, как события развивались дальше, мнения разнятся. Согласно одной из версий, в 1950-е годы, уже после образования КНР и бегства Чан Кайши на Тайвань, Пекин в одностороннем порядке «передвинул» границу еще западнее, расширив свою территорию, что не могло не возмутить получившую к тому моменту независимость Индию. Другая же версия гласит, что границу «перерисовали» еще британцы, которые полностью включили Аксайчин в состав Индии. При этом сделали они это якобы втихомолку, так что китайцы, которые ни о чем не подозревали, успели проложить через пустыню стратегически важное шоссе между Синьцзян-Уйгурским автономным районом и Тибетом. Индийцы же, доступ которых к восточной части Аксайчина был затруднен, узнали о существовании дороги уже постфактум, что опять же вызвало их недовольство. Какая бы из версий ни была ближе к истине, результатом пограничных трений стало стягивание в спорный регион войск с обеих сторон.

В истории конфликта на восточном участке границы куда меньше противоречий. Начало спору положило проведение в 1913-1914 годах в индийском городе Симла конференции, в которой приняли участие власти Великобритании, Китая и Тибета, успевшего к тому моменту объявить о своей независимости. Главным итогом встречи стало улаживание британо-тибетского конфликта и утверждение границы между Тибетом и Индией. Однако Китай, не желая мириться с новым статусом своего бывшего вассала, итоги конференции признавать отказался. После вторжения в 1950 году в Тибет и объявления его своей территорией Пекин оспорил справедливость определенной на конференции границы, заявив, что она должна быть проложена на 100 километров южнее. Дели в ответ укрепил спорную территорию, учредив там Северо-восточный пограничный округ (позже он был преобразован в штат Аруначал-Прадеш).

Напряженность между Пекином и Дели приблизилась к кульминации после того, как в 1959 году по итогам неудачного восстания в Тибете его духовный лидер Далай-лама бежал в Индию. Пытаясь воспользоваться ситуацией, в 1960 году премьер КНР Чжоу Эньлай предложил индийскому коллеге Джавахарлалу Неру сделку: отказаться от претензий на Северо-восточный пограничный округ в обмен на получение всего плато Аксайчин. В Дели, однако, такой вариант сочли неприемлемым.

Вооруженные стычки между двумя странами начались еще в 1955 году, причем активные переговоры ни к какому положительному результату не привели. До полноценного вооруженного конфликта дело дошло в октябре 1962 года, когда началась Китайско-индийская пограничная война, продлившаяся месяц. Китайским войскам удалось тогда занять позиции в индийском регионе Ладакх к западу от Аксайчина, а также значительные территории в Северо-восточном пограничном округе. Прекратились военные действия по инициативе Пекина, не получившего ожидаемой поддержки от СССР. В итоге Китай был вынужден отвести войска от линий фактического контроля, однако часть индийских территорий он за собой все же сохранил.

Неожиданным последствием индо-китайского конфликта стало резкое сближение Китая с Пакистаном. Незадолго до войны между странами возникла напряженность из-за активизации американо-пакистанского военного сотрудничества, а также теплого приема в Исламабаде представителей Тайваня. После войны же Пакистан пришел к выводу, что Китай может стать важным союзником в случае войны с Индией, и пошел на сближение.

Со временем наладились и китайско-индийские отношения, поначалу остававшиеся довольно холодными. Однако, несмотря на значительное сближение двух стран пограничный конфликт между ними так и не был решен. При этом взрывоопасные ситуации продолжают возникать до сих пор. Последний раз это произошло в середине апреля 2013 года, когда Индия обвинила Китай в незаконном вводе войск в Ладакх. Впрочем, уже в начале мая китайцы покинули регион.

P. S. Помимо перечисленных конфликтов Китай вовлечен в споры вокруг ряда других территорий, которые до сих пор остаются нерешенными. Однако в связи с тем, что по сравнению с приведенными случаями они носят второстепенный характер, эти конфликты в обзор включены не были.

Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях