Падение Кровавого Рузвельта

Репортаж из Махачкалы, которая осталась без вечного мэра Саида Амирова

Саид Амиров
Фото: Мария Ващук / РИА Новости

В начале июня в Дагестане произошло невероятное: спецназ ФСБ приземлился на вертолете на центральной площади Махачкалы и вывез в Москву мэра Саида Амирова, правившего республиканской столицей последние 15 лет. В Москве Амирову предъявили обвинение в заказном убийстве следователя и арестовали. В Дагестане еще осенью ждали, что он возглавит республику. Из-за того, что после одного из покушений Амиров передвигается на инвалидной коляске, и из-за многочисленных убийств, в причастности к которым его подозревают, мэра Махачкалы прозвали «Кровавым Рузвельтом». Почему Амирова арестовали именно сейчас и как к этому относятся в Махачкале, выяснял корреспондент «Ленты.ру».

Временно исполняющий обязанности мэра Махачкалы Баганд Магомедов крепко держит мою руку в своей и смотрит мне в глаза. Со стены за нами наблюдает молодой Владимир Путин. Магомедов рассказывает, как в 1993 году с билетом в Санкт-Петербург в кармане пришел к Саиду Амирову прощаться. «Он попросил присесть и, не выпуская мою руку, сказал: “Если можешь, не бросай меня”, ― голос Магомедова становится глуше, а на глаза наворачиваются слезы. ― Мне этих слов хватит на всю жизнь, и я ответил ему: “Никогда”». В Петербурге Магомедова якобы ждал его друг Лев Додин, который полгода держал для него место директора Малого драматического театра: врио мэра в 70-х годах окончил Ленинградский театральный институт с дипломом по сценическому движению.

За полгода до этого Амиров пережил тяжелое покушение ― после выстрела в позвоночник он был парализован ниже груди. Магомедова тогда пригласили разработать специальную зарядку для Амирова, и вот вернувшийся после покушения в кресло вице-премьера Дагестана чиновник испугался остаться без помощи верного Магомедова.

Врио мэра, отвечающий в горадминистрации не за культуру, а за имущество и сельское хозяйство, похоже, искренне привязан к своему шефу, который трудоустроил трех его братьев. Хотя вызывать в нужный момент слезы он наверняка научился еще в институте, а про Амирова в республике рассказывают, что за критику в свой адрес он не щадил даже приближенных.

Бессмертный

Саид Амиров занимал пост мэра Махачкалы с 1998 года и пережил за это время еще более десятка покушений. Самое серьезное из них унесло жизни 19 человек, но сам мэр не пострадал, так как ударная волна от взрыва «уазика» ушла в сторону от его дома. За 15 лет во главе города Амиров превратился в самого влиятельного публичного политика Дагестана. Таковым когда-то считали председателя Госсовета Дагестана (до изменения конституции это был высший пост в исполнительной власти республики) Магомедали Магомедова по прозвищу Дед. Но после его ухода в 2006 году главами Дагестана успели побывать еще трое человек, которые просто не успевали набрать сравнимое с амировским влияние. Другие сильные политики, появлявшиеся в Дагестане, вскоре уезжали работать в Москву, а Саид Амиров все сидел в кресле мэра и укреплял свою власть.

Изначально он входил в левашинский клан (из села Леваши родом Магомедали Магомедов и его сын Магомедсалам Магомедов, предыдущий глава Дагестана). Сколотив капитал на торговле шерстью (недоброжелатели рассказывают, что Амиров попросту воровал товар, а затем устраивал на складах пожары), в начале 1990-х он вошел в правительство Дагестана. Рассказывают, что московские следователи тогда знали Амирова как авторитета по кличке Фара, который имел знакомства с «бауманской» преступной группировкой и «вором в законе» Вячеславом Иваньковым по прозвищу Япончик. Двадцать лет спустя интересы арестованного Амирова в Москве представляет адвокат Марк Крутер, который ранее защищал Иванькова.

Пережив «лихие 90-е» (большинство покушений на мэра и убийств, которые молва приписывает Амирову, произошли тогда) и став градоначальником, Амиров расставил на ключевые должности в Махачкале собственных родственников. Его свояченица Перзият Багандова занимает пост главы исполкома городского отделения «Единой России», который он сам организовывал и возглавлял в начале 2000-х. Брат мэра Магомедсалам является председателем федерального суда Кировского района Махачкалы, а сын Амирова Магомед не только депутат Народного собрания, но и замруководителя судебного департамента, отвечающего за материально-техническое обеспечение дагестанских судов. Наконец, еще один сын Далгат руководит службой судебных приставов республики.

Правление Амирова в Махачкале оборвалось в один день. Мэра задержали в субботу, 1 июня, когда не меньше десяти тысяч жителей дагестанской столицы, включая исполняющего обязанности президента республики Рамазана Абдулатипова, были в Грозном на финале Кубка России между махачкалинским «Анжи» и московским ЦСКА. На центральной площади Махачкалы приземлился вертолет, в который спецназ погрузил задержанного в собственном доме Амирова. «Мэр сидел работал с письмами, а я смотрел телевизор, когда ворвались десятки вооруженных людей в темной одежде», ― негодует Магомедов.

Ставший врио мэра Махачкалы Магомедов и глава городского совета депутатов Магомед Магомедрасулов на специальной пресс-конференции возмущались формой задержания, которая сама по себе, по их мнению, склоняет общественное мнение к виновности мэра. Однако в республике считают, что это была необходимая мера. Главный редактор независимой (и оппозиционной Амирову) дагестанской газеты «Черновик» Магди Камалов говорит, что отправка на задержание мэра федеральных силовиков «спасла от конфликта, ведь иначе охрана Амирова могла стрелять». «Очень культурно и вежливо проведенная операция. Я видел, как ведут себя военные с предполагаемыми семьями подозреваемых в причастности к боевикам, а это было образцово-показательное задержание», ― уверен Камалов.

Представители городского собрания, часть депутатов Народного собрания Дагестана и махачкалинское отделение «Единой России» потребовали смягчить условия содержания Амирова и перевести его под домашний арест. Баганд Магомедов говорит, что держать мэра в камере в СИЗО бесчеловечно, ведь Амирову, чтобы поддерживать жизнедеятельность, нужно ежедневно четыре часа плавать в бассейне. Более того, мэр не способен самостоятельно ходить в туалет, а отправить с ним в Москву помощника не разрешили. «Мы не можем ставить под сомнение действия правоохранителей, но нашему возмущению нет предела, ― злится Магомедов. ― Разве он осужден? Есть же презумпция невиновности, неужели это все забыли в этом государстве?» Магомедов говорит, что разговаривал с и.о. главы республики Абдулатиповым и спрашивал, осталась ли у того как у мудрого человека и отца хоть чуточка гуманности. Абдулатипов якобы обещал походатайствовать за Амирова перед омбудсменом Владимиром Лукиным.

Кровавый

Ни одно из возмущенных заявлений махачкалинских чиновников и депутатов не касается сути предъявленных мэру обвинений. По версии следствия, Амиров приказал своему племяннику, замглавы Каспийска Юсупу Джапарову разобраться с начальником следственного отдела СКР по Советскому району Махачкалы Арсеном Гаджибековым. Амирову якобы не понравилось, что следователь провел обыск в здании администрации Советского района города без санкции Амирова. Джапаров нанял бывшего работника кизлярской прокуратуры Магомеда Абдулгалимова (по прозвищу «Колхозник»), который и организовал убийство Гаджибекова в декабре 2011 года ― следователь был расстрелян среди бела дня на улице. Дела банды «Колхозника» давно расследуются следственными органами, еще в 2007 году Каспийский горсуд отказал в возбуждении дела против Абдулгалимова.

Эти обвинения в адрес Амирова Баганд Магомедов отвергает со словами: «Я не верю в это, потому что для Амирова этот Гаджибеков был не фигура». При этом и.о. мэра мимоходом рассказал мне, что брат Гаджибекова (ныне первый замминистра промышленности республики) был в курсе одного из покушений на Амирова, но никому о нем не сказал. Правда, Магомедов добавляет, что великодушный мэр Гаджибекова давно простил.

Гаджибеков действительно для всесильного мэра Махачкалы не был сопоставимой фигурой. В Дагестане многие считают Амирова причастным к десяткам заказных убийств, наделив его соответствующей кличкой Кровавый Рузвельт (в честь американского президента Франклина Делано Рузвельта, тоже передвигавшегося в инвалидной коляске). Правда, если и говорят об этом, то не под запись, а если пишут, то под псевдонимом. СМИ давно трубили о его причастности к убийствам в 1992 году главврача Диагностического центра Магомеда Сулейманова, который пытался расследовать финансовые злоупотребления Амирова на посту руководителя «Дагпотребсоюза», в 1993 году ― руководителя «Дагводканалстроя» Татурби Татурбиева, в 1996 ― главы республиканского минфина и бывшего депутата Госдумы Гамида Гамидова. Подозревали его и в причастности к убийству депутата городского собрания Магомедгаджи Алиева. Впрочем, даже сын последнего Камиль сказал журналистам «Известий», что впервые слышит о причастности к убийству отца Амирова.

Погибли и заместители мэра, позволившие себе спорить с ним. Руководитель земельного комитета города Магомед Муртазалиев в мае 2007 года был заживо сожжен в своей машине, после того как стал активно противиться планам Амирова по передаче земель федеральной и республиканской собственности в частные руки. Другой заместитель мэра Ахмед Алиев, выступил против уничтожения исторического облика Махачкалы, после чего его расстреляли вместе с женой.

Считается, что мэр мог быть причастен и к двум известным далеко за пределами Дагестана убийствам. 5 июня 2009 года от пули снайпера погиб глава МВД Дагестана Адильгирей Магомедтагиров, который вроде бы намеревался претендовать на пост президента Дагестана и публично рассказывал о том, что сын Амирова Магомед причастен к убийствам. «В неофициальных беседах местные силовики указывали, что у них ни малейших сомнений, что именно Амиров заказал убийство министра», ― говорилось в заметке, подробно описывающей убийства. Она вышла на сайте «Московского комсомольца» еще в апреле этого года, но через несколько дней по звонку из Махачкалы редакция ее сняла.

От своего имени о связях Амирова с криминалом неохотно говорят даже его публичные критики. Так, главный редактор «Черновика» признает, что слухи о заказных убийствах ходят, но добавляет, что доказательств нет. «Говорят, что он был связан с яркой фигурой лесного подполья Ибрагимом Гаджидадаевым. Думаю, что и с криминалом тоже связан. Выяснят, наверное, сейчас, ― осторожно говорит журналист и сухо добавляет. ― Очень хорошо, что его сняли. Жаль, что нет в живых моего брата». Аккуратность оценок Камалова можно понять, ведь его брат Гаджимурад, который ранее возглавлял «Черновик», был убит в 2011 году, и опять же говорят, что и тут не обошлось без Амирова.

Классическим мафиози признает Амирова и занимающийся кавказской проблематикой прокремлевский журналист и общественник Максим Шевченко. Он, впрочем, не видит в этом ничего плохого, считая мафию «обществом чести». «Саид Амиров, как и значительная часть дагестанской элиты, ― это, скорее, мафиози с достаточно серьезными позициями и связями в федеральном центре».

«Его "кровавым" осмелились назвать вслух не так давно, его называли просто «Рузвельтом», потому что он был сильный. Рузвельт вел войну, и Саид Амиров вел войну», ― сказал Шевченко в эфире телеканала «Дождь». Журналист считает, что лучше бы арестовали убийцу журналиста Камалова, «а так люди видят, что этот арест может быть всего-навсего одной из сторон клановой борьбы».

Любимый народом

«Если Амиров умрет в тюрьме, всколыхнется в Дагестане так, что мало не покажется», ― пророчит и.о. мэра Магомедов. Пока же, несмотря на свойственную жителям Кавказа горячность, на улицы Махачкалы в поддержку влиятельного мэра никто не вышел. Протестовали только в Джангамахах, родном селе Амирова, да и то недолго. Противники мэра же утверждают, что социальные сети полны радостных отзывов, журналисты добавляют, что переживают исключительно связанные с мэром чиновники и депутаты.

Правда, 5 июня, когда в мэрии Махачкалы прошла пресс-конференция Магомедова, к зданию подошли 13 женщин (среди них, как по заказу, оказались как молодые, так и пожилые, представительницы разных национальностей, в том числе одна русская учительница, и мусульманка, одетая по предписанию Корана). По их словам, весь народ хотел выйти на площадь в поддержку Амирова, «но родственники не пустили». У Магомедова и свояченицы Амирова Багандовой другая версия ― арестованный, мол, сам потребовал, чтобы народ не будоражили. «Сотни тысяч людей в республике, которым он сделал добро. Они звонят, рвутся со всех сторон, но мы остужаем горячие головы», ― объясняет Магомедов.

В мэрии ко мне подошла пожилая женщина в леопардовом платье и представилась народной поэтессой России Хазимат Дербишевой, единственной в России женщиной, награжденной орденом Божественной Жанны (что это за награда, интернет-поисковики умалчивают). Оказалось, что она пишет об Амирове книгу, круглосуточно наблюдает за его работой, и души в нем не чает. «Ни одному человеку он плохого не сделал. Если у него была поднятая рука, то это защита себя. Я смотрела ему в глаза, я видела у него в душе молодого мальчика. Неправда, что он мог такое зло сделать, как в интернете пишут», ― уверяла меня Дербишева.

Женщины, пришедшие к зданию мэрии, оживились, увидев телекамеры. «Он все делал, что возможно. Я возмущена, что такое обвинение ему предъявили, ведь он человек слова и дела, человек сильной воли и духа ― единственный, кто может порядок держать в городе», ― начала голосить пожилая женщина. Ей вторила русская учительница: «Эта операция только для того, чтобы он не стал президентом. Весь народ так думает». «Да, да, да», ― согласно закивали ее товарки.

Все сторонники Амирова, как и он сам, уверены, что его арест ― это политический заказ. «Амиров является одним из самых влиятельных политиков, поэтому кому-то мешал. Повесили на человека непонятно что», ― прокомментировал задержание чиновника Магомед Магомедов, депутат парламента Дагестана от КПРФ.

В сентябре в Дагестане должны состояться выборы главы республики. По недавнему решению Народного собрания всенародными они не будут, президент страны должен будет представить в парламент три кандидатуры, из которых наиболее достойного выберут депутаты. Именно с этими выборами и связан арест Амирова, уверены в его окружении.

Впрочем, собирался ли мэр идти в президенты, до конца неясно. Баганд Магомедов в ходе пресс-конференции заверил всех, что Амиров ему лично говорил, что собирался баллотироваться на всенародных выборах, а против воли Путина не пойдет. Лидер махачкалинского исполкома «Единой России» Багандова уверяет меня, что в Кремле Амирову объяснили, что президентом он не может быть из-за инвалидности. «Это что же, Путин будет к вам ездить?», ― якобы сказали Амирову в Москве.

В пресс-службе мэрии, где на тумбочке по-прежнему стоит портрет Амирова, думают по-другому. Там, как и во всем Дагестане, никто не ожидал задержания Амирова. «Все так празднично было, премьера футбольного стадиона «Анжи-арена», день защиты детей и тут бах-бах», ― говорит мне Сергей Исрапилов, работающий в пресс-службе горадминистрации. «Нежданчик», ― добавляет другой сотрудник мэрии. По словам Исрапилова, «никаких сигналов [о будущем аресте] не было», и в мэрии уже готовили документы на представление Амировым своей кандидатуры на пост главы республики.

Дагестанская политика не сводится к обычному противостоянию кланов, она куда сложней благодаря многонациональному характеру республики, до 2003 года не имевшей по этой причине своего президента. Самые крупные народы ― аварцы и даргинцы (около 29 и 17 процентов от общей численности населения), следом за ними идут кумыки и лезгины (15 и 13 процентов соответственно). Амиров ― даргинец, и за него вполне могли проголосовать даргинцы из числа депутатов Народного собрания. Некоторые из них выступили с обращением в поддержку мэра. Однако многие политики сейчас предпочитают отмалчиваться. Например, зампредседателя Народного собрания Саидахмед Ахмедов отказался со мной встретиться, сказав по телефону, что «никогда не имел с Амировым никаких отношений и не сталкивался с ним». «Это не наше дело, и комментировать тут нечего», ― сказал Ахмедов. Другой политик отказался разговаривать про Амирова до вердикта суда, а потом попросил вообще не упоминать в заметке его фамилию.

Даже входящая в клан Амирова Багандова значительную часть интервью посвящает рассказу о собственных заслугах перед Дагестаном, отдельно оговаривая, что никакой роли в ее судьбе мэр не сыграл. «Он мне не родственник, он муж моей сестры, и я с ходу хочу сказать, что я абсолютно независимый человек и от Амирова, и от всех», ― говорит Багандова. Она объясняет, что когда Амиров приехал в Махачкалу совсем молодым человеком, она уже была заместителем заведующего орготдела горкома Компартии. Более того, она подробно рассказывает о своей ссоре с Амировым, с которым 5-6 лет до его назначения мэром вообще не общалась. «Но он не монстр», ― говорит она в завершение нашего разговора.

Любимый Путиным

«Хочу, чтобы Путин нас услышал», ― объяснила свой приход к зданию мэра сторонница Амирова. Российский президент, несомненно, был осведомлен о готовящейся спецоперации по задержанию мэра Махачкалы. Раньше индульгенцией для Амирова, видимо, служило то, что Путин был благодарен ему за события лета 1999 года, когда мэр организовал отряд, оказавший сопротивление вторгшимся в Дагестан боевикам во главе с Шамилем Басаевым. Об этом непременно вспоминает в беседе любой сторонник Амирова. «В этот момент только Амиров как настоящий государственник встал на защиту народа», ― говорит глава горсовета депутатов Магомед Магомедрасулов. Амиров отправил в Ботлих бригаду, возглавил которую нынешний и.о. мэра Баганд Магомедов.

«Басаев тогда сразу сказал своим по рации, что теперь здесь у них уже ничего не получится», ― вспоминает он. Кроме того, в 1998 году, когда тогдашнего главы Госсовета Магомедали Магомедова не было в Дагестане, а над зданием администрации республики в Махачкале братья Хачилаевы подняли зеленый флаг, Амиров мэрию отстоял. Недаром в Махачкале около мэрии с незапамятных времен стоит большой стенд с портретом Путина и его цитатой: «Видя, как они защищают свою землю и Россию, я еще сильнее полюбил Дагестан и дагестанцев».

Вот только на соседнем здании недавно появился большой плакат, на котором Путин жмет руку Абдулатипову. Президент в январе 2013 года командировал бывшего ельцинского министра в Дагестан заняться обновлением местной элиты. После этого размещенные в центре Махачкалы стенды «Чистота города в наших руках» приобрели новый смысл. С политологической точки зрения, посадка мэра выгоднее всего Абдулатипову, ведь он таким образом лишается очевидного конкурента и получает наглядное подтверждение тому, что объявленная им борьба с коррупцией и кланами приносит результаты. «В Дагестане есть только один клан ― народ Дагестана», ― говорил Абдулатипов.

Я спрашиваю у Баганда Магомедова, не играл ли и.о. президента какую-то роль в падении Амирова. Он отвечает, что Абдулатипов и Амиров недавно разговаривали и разделили «ареалы действий». «Давай будем вместе работать», ― якобы сказал Абдулатипов мэру. Перзият Багандова обвиняет в падении мэра все новое руководство республики, включая премьера и главу Народного собрания. Журналист Камалов же уверен, что в июне 2013 «просто так совпало, что слишком многим игрокам на политическом рынке стал мешать коррупционер Амиров».

Похоже, что и сам Абдулатипов узнал о задержании Амирова уже постфактум. Прокомментировал арест он только 4 июня в ходе телевизионной прямой линии с народом. «В Дагестане проводится очищение и обновление по заданию Путина, и это касается всех. Я не следователь и не судья, и в этой ситуации у нас есть один выход ― ждать оценки правоохранительных органов», ― сказал он.

И.о. главы республики заявил, что в Дагестане «во всех сферах везде все погублено, размазано по стенкам и роздано по кусочкам». Он уже снял ряд глав районов и сказал, что менять нужно подавляющее число глав городов и районов. Говоря конкретно о Махачкале, Абдулатипов признал, что теперь «есть возможность вернуть город в более цивилизованное русло». «Амиров сделал многое для города, но в городе так и нет места гражданину, человеку. Мало кто догадывается, что в Махачкале есть море», ― добавил и.о. президента.

Действительно, чтобы попасть к Каспийскому морю, рядом с которым стоит Махачкала, нужно сильно постараться — берег застроен складами, ангарами и частными домами, тут же вдоль моря проходит железная дорога. Махачкала вообще могла бы претендовать на титул самого уродливого города на берегу моря. Приличные кафе и рестораны в Махачкале появились только несколько лет назад. За три года, что я не был в столице Дагестана, единственным изменением общественных пространств можно считать ремонт перехода под железной дорогой к морю. Переход этот, впрочем, исписан призывами к джихаду до судного дня.

Лучший мэр

Махачкала признавалась самым благоустроенным городом России, а самого Амирова только в апреле 2013 года называли лучшим мэром областного центра ― награду ему вручал глава Минрегиона Игорь Слюняев. При этом в городе до сих пор есть очевидные проблемы с ливневкой и светом (во время легкого дождя в моей гостинице дважды отключалось электричество), повсюду идет хаотичное и незаконное строительство. «Все смеялись над этим титулом! В Махачкале канализации нет, ливневки нет, и если пойдет дождь, то машины плавают. Любая мало-мальская стихия, и город без света. Сети умерли на 70-80 процентов. Каждая зима для махачкалинцев была стихийной, причем сборы коммунальных платежей были на уровне 80-90 процентов, ведь попробуй ― не сдай», ― перечисляет проблемы города Камалов.

«С откатом в администрацию строили везде ― на газовых трассах, в парках, аллеях. Было полное беззаконие, люди приходили и говорили, что они люди Амирова и могли делать все что угодно», ― рассказывает журналист. В городе и сейчас не прекращается строительство, нет ни одной улицы, на которой не возводилось бы новое здание, а центр города переполнен торговыми центрами, автомастерскими и банкетными залами.

Своячница Амирова при этом уверенно рассказывает про «невероятное благоустройство на берегу моря, озеленение и очень красивые дворовые территории». По ее словам, население Махачкалы, а следовательно и поступление налогов, при Амирове выросли в несколько раз. «Когда Амиров принимал город, у нас на второй этаж не поднималась вода, а сегодня Махачкала обеспечена водой лучше, чем любой город России», ― утверждает она. По ее словам, и ливневка работает хорошо, просто недавно за 3-4 часа на город выпала месячная норма осадков. Неприглядный внешний вид столицы Дагестана она объясняет тем, что владельцы одноэтажных домов в центре Махачкалы не могут сами реконструировать свои дома, а цену на них заламывают нереальную. Про откаты Багандова ничего не слышала. Все претензии к Амирову она объясняет «ревностью к удачному менеджеру и эффективному градоначальнику».

Махачкалой управляют муниципальные унитарные предприятия (МУПы). Например, МУП «Махачкалатранс» занимается городским транспортом, и неудивительно, что в городе практически нет автобусов и троллейбусов, зато несметное количество маршруток. Этим претензии к мэру Махачкалы как хозяйственнику не исчерпываются. Самым главным противником Амирова в «Черновике» называют председателя независимого профсоюза предпринимателей и водителей Исалмагомеда Набиева. Этот невысокий лысый старичок немного смущается своей новой роли: «Почему мне все журналисты звонят? Больше некому?» ― но от интервью не отказывается. Пик его борьбы с мэром Амировым пришелся на 2000-е, когда градоначальник, только придя к власти, занялся переделом частных рынков. «Тогда было много рынков, принадлежавших частным лицам. Например, был рынок на железнодорожном вокзале, и как же можно мэру города оставить такой доходный бизнес в руках простых граждан, поэтому он сразу разогнал рынок и перевел на собственную территорию», ― рассказывает Набиев. По его словам, в итоге Амиров присвоил себе все рынки города, а недовольных посадили в тюрьму. Набиев вспоминает еще одну историю о том, как рабочие, реконструировавшие один из проспектов, сносили частную палатку. «За снос объекта должны были платить компенсации, но в Махачкале этого не происходит. Один предприниматель взбунтовался, и они начали бульдозером сносить здание с его детьми внутри. В итоге он облил себя бензином и поджег», ― рассказывает Набиев. Тогда бизнесмен выжил.

В последние годы правозащитник свернул свою деятельность. «Я устал от безысходности и бесполезности, становишься белой вороной и никакой пользы нет. К тому же я не хотел еще ослаблять власть, ведь любые мои действия, они играют на руку ваххабитам, а с ними я вообще не согласен», ― говорит он. Другой оппозиции в городе нет, ведь, по словам Набиева, всех противников Амирова физически уничтожали. Сам он остался в живых, потому что «был тем комаром, чей укус не был ядовитым, можно и просто отмахнуться». Он уверен, что при Абдулатипове Махачкала и Дагестан заживут по-другому: «Задним числом я понял, что Абдулатипов сюда не пришел бы без этого условия».

Когда пройдут выборы мэра Махачкалы, остается неизвестным, но пока команда Амирова своего человека не выставляет. Баганд Магомедов в выборах принимать участие не намерен. «Ни у кого в его команде нет такой харизмы. Сложно кого-то из окружения представить на месте Амирова, кто сможет удержать систему. Думаю, коррумпированная система Амирова сама себя съест и поглотит», ― надеется Камалов. Но гадать о сменщике бессменного мэра журналист отказывается. Не знает этого и Набиев. Он только уверен, что в кресло мэра должен сесть даргинец, чтобы не нарушить хрупкий национальный баланс в республике.

Хотя многие в Дагестане боятся, что Амиров еще может вернуться, а его клан ― возвратить утраченные позиции, у связанных с мэром чиновников и политиков уже начались проблемы. «Скоро у меня как у адвоката много дел будет. Спасибо ФСБ за мое счастливое детство, ― смеясь потирает руки адвокат Кадиев. ― Я уже любить следователей начинаю, ко мне теперь будут депутаты приходить, журналисты».