Новости партнеров

«Власти ничего не смогут с нами сделать»

Что происходит в Стамбуле после разгона демонстраций: репортаж «Ленты.ру»

Фото: Michael Bunel / NurPhoto / Rex Features / FOTODOM.RU

Столкновения защитников парка Гези в Стамбуле с полицией переросли в антиправительственные выступления по всей стране. Спустя полторы недели после их начала ситуация в Стамбуле далека от нормальной — несмотря на обилие туристов и спокойную обстановку в центре города, многочисленные защитники парка и не думают уходить с площади Таксим, примыкающей к Гези. Во что превратился турецкий протест и чего ждут обе стороны — в репортаже «Ленты.ру».

«Я не поверил своим глазам, когда увидел такое количество абсолютно разных людей на площади Таксим. Если бы это показывали в каком-нибудь фильме, я бы все равно не поверил. Но люди вышли», — говорит Толга, 32-летний менеджер по продажам. Для него, как и для многих других работающих стамбульцев, участие в протестах против вырубки парка Гези и застройки Таксима началось вечером в пятницу, 31 мая, — в первый день жестких столкновений полиции с демонстрантами.

«Телевидение в тот день молчало, — возмущается Толга. — Даже CNN Türk (турецкое отделение международного канала — прим. "Ленты.ру") показывало документальный фильм про пингвинов. Ты можешь себе представить журналистов, которые показывают передачу про пингвинов в тот момент, когда полиция распыляет слезоточивый газ в центре Стамбула?» Национальные СМИ подключились к освещению протестов сильно позже их начала — в середине недели. До этого вся информация о происходящем в городе была доступна только через фейсбук и твиттер, а также благодаря международному CNN.

Неудивительно, что агрессия людей, которых стали вытеснять с площади, вылилась в том числе на микроавтобус телеканала NTV, цензурировавшего репортажи с Таксима. У машины журналистов, стоящей на окраине площади, выбиты стекла и выломаны двери, а кузов исписан лозунгами — в том числе интернациональным A.C.A.B. Историю с пингвинами с удовольствием обыгрывают популярные в Турции журналы политических комиксов, в том числе журнал с очень удачным в эти дни названием Penguen.

«Сначала было довольно страшно, потому что никто не ждал от полиции такой агрессии, — продолжает Толга. — Я позвонил маме и сказал, что собираюсь на Таксим. Она попыталась меня отговорить, но я ее убедил, что должен быть там. В конце концов она согласилась и даже прислала мне рецепт, чем промыть глаза от перечного газа. Было очень кстати, потому что после того, как ты оказываешься в облаке газа, дышать трудно в течение нескольких дней».

На Таксиме до сих пор продаются простенькие респираторы — недорого, всего за 2,5 лиры (чуть больше 40 рублей) — но большой популярностью они не пользуются. Гораздо активнее расходятся маски Гая Фокса, турецкие флаги и изображения Кемаля Ататюрка. Сидящим в парке людям сложно поверить, что их снова начнут разгонять — слишком большой поддержкой пользуется идея защита Гези и отставки премьера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. После нескольких дней стычек полицейские ушли с площади и теперь их можно найти только напротив стадиона футбольного клуба «Бешикташ» рядом с дворцом османских султанов Долмабахче.
box#1365247

Несмотря на то что и власти, и протестующие заняли выжидательные позиции, полицейские дежурят там круглосуточно, но скорее для защиты дворца, чем для новой атаки на лагерь демонстрантов. Пластиковые щиты свалены в один из многочисленных полицейских автобусов, бронированные машины с водометами стоят с выключенными двигателями, а сами стражи порядка мирно обедают на импровизированной полевой кухне. Мимо прогуливаются многочисленные туристы — их в Стамбуле стало ничуть не меньше, чем в обычное время.

По популярной торговой улице Истикляль, отходящей от площади Таксим, из-за наплыва народа, как обычно, сложно пройти, особенно вечером, когда начинают работать ночные клубы. Именно здесь многочисленные защитники парка Гези растворяются в толпе туристов, которые каждый раз, как по команде, вскидывают фотокамеры, когда кто-нибудь из местных начинает скандировать самый популярный сегодня антиправительственный лозунг: «Tayyip Istifa!» («Тайип, уходи!»). Этот лозунг везде: на стенах, на листовках, на одежде и газетах манифестантов, даже на свадьбе кто-нибудь нет-нет да и выкрикнет его в качестве шутки.

Защита парка Гези от вырубки стала триггером протеста, переросшего в выступления против премьера. За 10 лет, которые Эрдоган находится у власти, молодой средний класс сильно разочаровался в государственной политике. «Мы хотим демократии, а не того, чтобы он везде совал свой нос. Это не демократия, когда премьер говорит, что именно будет построено на площади в центре Стамбула. Это вообще не его дело, это компетенция исключительно городских властей», — говорит Толга, указывая на завешенный флагами и транспарантами культурный центр Ататюрка на площади Таксим. «Вместо этого здания хотели построить новую оперу. Зачем она здесь? Я сомневаюсь, что Тайип хотя бы раз в жизни был в опере. Это наш город, а не его».
box#1365244

Снос культурного центра и вырубка деревьев в парке Гези — это один из этапов запланированной реконструкции площади Таксим. Помимо этого, власти хотят построить мегамолл и восстановить исторические казармы, что крайне возмущает местных жителей. В этом районе уже немало магазинов, а недалеко отсюда есть и торговый центр. Грядущее присутствие армейских казарм на Таксиме тоже не сильно воодушевляет горожан, в то время как Эрдоган изначально занял агрессивную позицию, что лишь еще сильнее злит протестующих по всей стране. «После того как в Гези началась мирная акция, премьер уехал в Северную Африку. Миллион человек вышел против него по всей стране, а он уехал и из Туниса заявил, что не верит демонстрантам, — продолжает Толга. — Он назвал нас террористами. Это глупо. Мы выступаем за то, чтобы в Турции была демократия и чтобы в стране соблюдались права человека. Это не терроризм».

Если в конце мая в парке Гези протестовала лишь небольшая группа экологов, то теперь там представлены практически все общественные и политические движения Турции — от коммунистической партии и анархистов до профсоюзов авиакомпаний и ЛГБТ-объединений. Немало и аполитичных людей — они, правда, в отличие от активистов, редко остаются на ночевку в парке, превратившемся в настоящий палаточный городок. Большинство из собирающихся в Гези и на Таксиме молоды — костяк сопротивления составляют люди от 17 до 35 лет. Те, кто постарше, правда, в основном присоединяется к живущим в парке согражданам лишь по вечерам и в выходные, когда заканчивается рабочий день. «Я хожу туда после работы, как и мои коллеги. Даже моя мама принимала участие в митинге поддержки в азиатской части Стамбула», — улыбается Толга.

Сейчас небольшой парк почти полностью занят палатками и людьми, расположившимися на траве. Отличие от первых дней протеста лишь в том, что теперь там можно свободно передвигаться — в самом начале противостояния с полицией людей было столько, что гулять по парку было крайне сложно. Теперь в будние дни пик мирного протеста начинается примерно с 20:00, когда в парке собирается толпа, поющая песни, танцующая национальные танцы, выкрикивающая политические речевки и играющая в нарды. Немало в Гези и футбольных болельщиков стамбульских клубов. Обычно враждующие фанаты «Бешикташа», «Фенербахче» и «Галатасарая» в эти дни объединились: днем они спокойно пинают футбольный мяч, а по вечерам большой толпой по очереди скандируют названия своих команд.
box#1365245

На первый взгляд происходящее в парке кажется хаосом, но вскоре удивляешься, насколько хорошо он организован. В лагере раздают бесплатную еду и напитки; есть библиотека, куда можно принести любую книгу и взять взамен другую; большой популярностью пользуется детская площадка с детской же библиотекой: многие протестующие приходят сюда целыми семьями. Городские службы в Гези сейчас, правда, не работают: парк заметно грязнее, чем соседние районы. Тем не менее волонтеры стараются следить за санитарией, регулярно поливая мусорные мешки дезинфицирующим раствором.

Организацией протеста занимается общественное движение «Платформа Таксим», которому помогают многочисленные сочувствующие граждане и организации. Помимо раздачи бесплатного питания, на Таксиме дежурит армия продавцов уличной еды: кажется, что даже на туристическом Истикляле их меньше. Сам проспект, как и площадь Таксим, заметно пострадал от столкновений манифестантов с полицией. Владельцы разбитых витрин не спешат заменять их, опасаясь того, что противостояние возобновится, на зданиях с каждым днем появляются все новые и новые граффити, не ходит исторический трамвай, закрыты некоторые магазины и банки.

Больше других не повезло банку Garanti, офисы которого в изобилии представлены в этом районе. Сейчас они не работают, а их двери исписаны многочисленными надписями. Дело в том, что Garanti Bank принадлежит корпорации Doğuş Holding, также владеющей телекомпаниями, долгое время игнорировавшими протесты. Doğuş Holding сейчас для стамбульцев не меньшее зло, чем правительство. Со счетов Garanti, например, в знак протеста было выведено примерно 40 миллионов лир (21 миллион долларов США), а полторы тысячи владельцев кредитных карт банка аннулировали их.

Другой пример народного гнева — кафе Starbucks на Таксиме, закрывшее свои двери для пытавшихся спрятаться от полицейских атак стамбульцев. Теперь около закрытого кафе расположилось нечто вроде штаба, вывеска Starbucks неумело переправлена в Starfucks, а стены здания расписаны призывами пить турецкий кофе. Были и обратные ситуации: 1 июня широко разошлась запись стамбульского блогера с рассказом об отелях, открывших свои двери для раненых, а также о ресторанах, бесплатно раздававших еду и воду пострадавшим.

«Многие испугались, это нормально. Обычная человеческая реакция — я не могу винить сотрудников Starbucks в том, что они сделали», — говорит Толга, обходя выстроенные из железных ограждений, мусорных баков и кирпичей заграждения, мешающие сегодня лишь многочисленным таксистам в этом районе. Эти баррикады возводились вокруг площади в первые дни протеста — наряду с перевернутыми и раскрашенными полицейскими автомобилями они символизируют готовность горожан и дальше настаивать на отставке Эрдогана и пересмотре плана застройки Таксима.

«Дело не в том, что мы протестуем против исламизации или европеизации Турции, — объясняет Толга. — Среди защитников парка много глубоко верующих людей, но это не значит, что они протестуют против своей религии. Мы хотим нормальной демократической Турции, только и всего». Вопроса «что будет дальше» ни для Толги, ни для других протестующих нет: они уверены, что Эрдоган должен извиниться перед людьми и отменить вырубку парка. Кажется, что если это произойдет, они уже не будут так настаивать на отставке премьера, но поверить в то, что Эрдоган действительно пойдет на это, непросто.

Вернувшись из африканского турне, премьер-министр увидел в аэропорту Стамбула тысячи своих сторонников. Картинку встречи Эрдогана весь день крутили по местным каналам, а сам премьер, окрыленный поддержкой, призвал соратников «проучить» протестующих, поддержав его на ближайших выборах. «Люди, приехавшие в аэропорт в тот день, — это члены правящей партии, — уверен Толга. — Неудивительно, что их было столько, ведь их заставили туда приехать». По словам Толги, встреча премьера показала всю несправедливость происходящего в Турции: «Почему нас разгоняли водометами, а их нет?»

«Власти ничего не смогут с нами сделать — вначале среди протестующих даже были провокаторы, но их быстро вычисляли. Сейчас властям будет очень сложно повторить то, что они сделали 31 мая. В парке слишком много людей, и если что-то начнется, туда придет еще больше, — уверен Толга. — Но если они решатся на новый штурм, Турцию ждут тяжелые времена».

Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли