Новости партнеров

Анаша засыхает не спеша

Когда в Чуйской долине закончится шайтан-трава

Фото: Дамир Отеген / Voxpopuli.kz

Чуйская долина — место не менее легендарное, чем, к примеру, Байконур, хотя ассоциируется оно прежде всего не с городами, которые в ней расположены, и не с достижениями местных сельхозпроизводителей. В народном сознании эта местность, поделенная между Казахстаном и Киргизией, связана в первую очередь с произрастающей здесь дикой коноплей, обладающей ярко выраженными психотропными свойствами. Для местных властей эта, как ее иногда называют в шутку, «шайтан-трава» всегда была головной болью, однако не исключено, что в ближайшем будущем на помощь правоохранителям придет сама мать-природа.

На прошлой неделе начальник управления по борьбе с наркобизнесом ДВД Жамбылской области Казахстана Шопырхан Джапабаев сообщил, что территория произрастания конопли в Чуйской (в Казахстане ее называют Шуской) долине все последние годы неуклонно сокращается, причем связано это не с усилиями властей, а с изменением климатических условий. «С каждым годом территория, где растет конопля, к счастью, уменьшается. Но и в настоящее время работы для сотрудников по борьбе с наркобизнесом еще предостаточно», — рассказал Джапабаев. По его данным, на сегодняшний день площадь территории, где произрастает конопля, составляет 126 тысяч гектаров, тогда как еще совсем недавно она превышала 140 тысяч.

Похоже, климатические изменения, о которых говорит Джапабаев, связаны с уменьшением количества осадков в данном регионе. А для влаголюбивой конопли это смерти подобно. По подсчетам Всемирного банка, который в 2005 году оценил климатические изменения в странах Центральной Азии, в период 1975-1992 годов продолжительность засухи в Чуйской долине составляла 18 процентов времени по сравнению с 7 процентами в 1960-1974 годах. За указанный период частота появления засух различной степени интенсивности увеличилась в два раза, наблюдались также атмосферные засухи (когда обилие солнечного тепла и постепенно понижающаяся влажность воздуха создают повышенную испаряемость), продолжающиеся несколько лет без перерыва.

О том, что экологическая обстановка в долине меняется, говорят и по другую сторону границы. Как заявил на днях на заседании правительства Киргизии бывший директор госагентства по геологии и минеральным ресурсам Ишимбай Чунуев, запасы пресной воды в Чуйской области истощаются из-за неравномерного использования и отсутствия контроля. «Наша гидрогеологическая экспедиция дает прогноз, что через 10-15 лет в Чуйской долине будут проблемы с питьевой и пресной водой», — пояснил специалист. По его словам, со времен СССР в долине было разведано около 10 тысяч скважин с водой, но сегодня эффективно эксплуатируется около 500-600, из остальных же вода бесцельно фонтанирует.

В свое время низкий уровень влажности уже сыграл на руку борцам с коноплей — еще в советское время местные наркодельцы предпринимали попытки наладить в долине производство гашиша, однако чуйские сорта оказались для этого недостаточно качественными, а завезенные индийские не прижились. Поэтому сегодня здесь в основном собирают классическую «траву». Гашиш, правда, тоже производится, но не в таких количествах, как, например, в Афганистане и Марокко, являющихся лидерами по объему экспорта этого наркотика (урожайность в Афганистане составляет 145 килограммов гашиша с одного гектара, в Марокко — 40 килограммов).

Объемы урожая конопли в Чуйской долине в последнее время оценивали в 5-6 тысяч тонн ежегодно. При этом попытки сократить площадь конопляных зарослей предпринимались с середины прошлого века не один раз. Коноплю травили химикатами и жгли, после чего на обработанных пространствах не оставалось ничего живого. Кроме конопли, чья корневая система, длиной до семи метров, позволяла растению пережить все «репрессии». Более того, вновь выросшая трава лишь повышала свои психотропные качества. Даже если местность, где растет конопля, перепахать, на следующий год ее вырастет еще больше. Если же уничтожать траву с корнем, что уже само по себе является крайне трудоемким занятием, то тогда очистившиеся земли начнут занимать пески.

Любопытно, что до сих пор нет точного ответа на вопрос, откуда в Чуйской долине взялось такое количество конопли. По одной из версий, она росла там еще с доисторических времен. «В Казахстане дикорастущая конопля растет только на территории Джамбульской области, в шести районах, — рассказывал в 2009 году начальник ДВД Джамбульской области, генерал полиции Мейирхан Жаманбаев. — Растет конопля тут испокон веков, в древности казахи выращивали ее и использовали в быту: плели веревки, ткали ковры, тогда понятия не имели о том, что в конопле содержатся наркотические вещества. Конопля для наших предков была выгодным материалом, так как веревки и ковры из конопли отличались особой прочностью».

Альтернативная версия гласит, что «виновником» такого конопляного изобилия был русский генерал Герасим Колпаковский, покоритель Кокандского ханства, военный губернатор Семиреченской области, который неоднократно исполнял и обязанности Туркестанского генерал-губернатора на время отсутствия Константина Кауфмана. Дескать, в целях борьбы с опустыниванием земель Колпаковский завез в долину, значительная часть которой была занята песками Мойынкумов, индийскую коноплю.

Как бы там ни было, до поры до времени конопля росла и никому не мешала. Более того, под ее посевы в 1956-1960 годах в СССР было занято в среднем около 430 тысяч гектаров — речь идет по большей части о той «безвредной» конопле, которая использовалась в промышленности. Первые запреты на ее выращивание относятся к 1960-м годам. В частности, такой запрет был прописан в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года, а затем появился в уголовных законодательствах других республик. В 1961 году СССР ратифицировал Конвенцию ООН «О наркотических средствах», согласно которой конопля была объявлена вне закона, а ее посевы — как «правильные», так и «неправильные» — начали повсеместно уничтожаться. Но к тому времени в стране теневой наркорынок уже полностью оформился.

Одновременно, если говорить конкретно о Чуйской долине, предпринимались попытки окультурить местные растения, с тем чтобы снизить содержание психотропных средств в конопле. Однако они не давали должного эффекта. После распада СССР в Казахстане неоднократно анонсировались мероприятия, связанные с созданием промышленных производств, которые перерабатывали бы «чуйку», например, в безвредные веревки. В 2003 году было заявлено, что в Программу индустриально-инновационного развития Казахстана на 2004-2006 годы вошел проект завода по комплексной переработке конопли. Инвестиции в него должны были составить 54 миллиона долларов, которые выделяла немецкая фирма Treu-Hampf AG, АО «Инвестиционный фонд Казахстана», АО «Банк развития Казахстана» и ЕБРР. Был даже заложен первый камень предприятия, однако завод так и не появился. В 2010 году было объявлено о начале строительства другого предприятия — на базе ТОО «Xeloria». Но о завершении работ, как, впрочем, и о закрытии проекта, пока не сообщалось.

Пока власти ломают голову над вопросом, что делать с чуйской «травой», правоохранительные органы Казахстана ежегодно мобилизуются на оперативно-профилактическую операцию «Кокнар», которая, как правило, продолжается весь летний период, то есть тогда, когда в долине наступает сезон сбора и заготовки урожая. В наркобизнес вовлечены и взрослые, и дети. Сборщики, среди которых можно встретить граждан практически всех стран СНГ, уходят в заросли конопли на сутки и даже недели. Объемы их добычи впечатляют — в сезон криминальная хроника республики пестрит сообщениями об изъятии у того или иного сборщика то 700, то 900 килограммов конопли. Если тенденция к сокращению площади посевов сохранится, то глядишь лет этак через 10-15 указанные цифры уже будут выглядеть фантастическими.

Бывший СССР00:0122 октября

Заря незалежности

Как в 90-е украинские националисты создали партию, церковь и штурмовые отряды
Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе