Давай выпьем, а потом на гору пойдем

Геи, азиатский экстрим и заснеженная Россия 1920-х: отчет о первой половине ММКФ

Кадр из фильма «Роль»

На стартовавшем в четверг, 20 июня, 35-м Международном московском кинофестивале уже успели показать около половины конкурсной программы (всего она включает 16 полнометражных фильмов). «Лента.ру» представляет обзор тех картин, которые привлекают к себе внимание, даже если и не являются сверхудачными.

Понятно, что ни один уважающий себя современный кинофестиваль не может обойтись без гей-драмы — и в рамках ММКФ уже успели показать две картины, которые затрагивают тему однополых отношений. Это швейцарская лента «Рози» и голландский фильм «Маттерхорн». В обоих случаях речь идет прежде всего о том, как с гомосексуальностью близких людей мирятся представители старшего поколения. В швейцарском фильме главная героиня Рози (Сибилла Брунер) вспоминает умершего супруга, у которого уже в браке случился роман с соседом. У самой Рози двое детей — дочь и сын-гей, построивший успешную писательскую карьеру. Удивительным образом сын Лоренц (Фабиан Крюгер) иногда становится центральным действующим лицом — по крайней мере, ему уделяется чуть ли не больше экранного времени, чем его матери.

Главный герой ленты «Маттерхорн» — добропорядочный бюргер Фред (Тон Кас), эдакий человек в футляре, выгнавший из дома сына-гомосексуала. Жена Фреда умерла, поэтому он живет в одиночестве в тихой косной деревушке. Однажды на пороге его дома появляется странный персонаж по имени Тео (Рене ван’т Хоф) — он общается с окружающим миром при помощи единственного короткого слова «ага», кажется, не имеет места жительства и работы и не стесняется ходить по улицам в женской одежде. Между Тео и Фредом неожиданно завязывается дружба, и Фред в итоге находит в себе силы для того, чтобы понять и принять родного сына.

Хотя и «Рози», и «Маттерхорн» не лишены художественных достоинств (в обоих случаях можно отметить актерскую игру исполнителей главных ролей — Брунер и Каса), приходится признать, что для основного конкурса крупного киносмотра обе картины являются достаточно проходными. Создается ощущение, что отборщики фестиваля попытались продемонстрировать свой оппозиционный настрой, включив их в программу. Особенно актуальным в этом смысле кажется фильм «Маттерхорн», в котором главным героям приходится вступить в конфликт с консервативно настроенными и весьма религиозными соседями (эту картину кинокритик Андрей Плахов в своем фейсбуке и вовсе назвал «пропагандой гомосексуализма на ММКФ»).

Испанская лента «Портовые ребята» рассказывает о подростке Мигеле, который по просьбе деда несет солдатскую куртку на могилу дедушкиного фронтового друга. В путешествии на кладбище, которое растягивается на двое суток, Мигеля сопровождают подруга Лола и ее младший брат. Эта история могла бы стать любопытной короткометражкой, но режиссер Альберто Мораис предпочел растянуть ее на полный метр. В результате получился самый усыпляющий фильм ММКФ. Это объясняется не столько даже хронометражем, сколько странным подходом Мораиса к съемкам детей. В фильме юные актеры ведут себя как маленькие звезды артхаусного кино — подолгу не мигая смотрят в пространство и общаются при помощи фраз, которые кажутся адресованными каким-то воображаемым собеседникам, поскольку диалог никак не складывается.

Ленту «Ливанские эмоции» программный директор ММКФ Кирилл Разлогов назвал «азиатским экстримом» — но экстрима в фильме не так и много, по крайней мере по сравнению со многими другими корейскими картинами. Работа режиссера Чона Ен-Хена — драма с минимумом сюжетных поворотов и небольшой дозой насилия (другими словами, некоторых персонажей иногда бьют по голове тяжелыми предметами). На сайте ММКФ содержался великолепный синопсис (впоследствии удаленный), почти не соответствующий сюжету фильма, зато вполне отражающий его дух: «Мужчина гонится за женщиной. Она пробегает мимо другого мужчины, а затем знакомится с ним. В фильме показаны удручающие картины. В кадре чувствуется намерение режиссера показать эмоции, которые не поддаются описанию». Впрочем, друг героя картины — 30-летнего безработного мужчины — вообще умудряется исчерпывающе пересказать весь сюжет одной фразой: «Давай выпьем, а потом на гору пойдем». Примечательно, что это же высказывание, в сущности, является пересказом и некоторых других фильмов из основного конкурса — как в буквальном смысле (см. «Маттерхорн»), так и в метафорическом. Кстати, Чон Ен-Хен отметил, что название его картины не имеет никакого отношения к сюжету — дескать, он хотел отразить в фильме эмоции, для описания которых и слов-то не найдется, поэтому и решил: а почему бы им не быть ливанскими? (Впрочем, режиссер также уточнил, что ориентировался на одноименное стихотворение некоей корейской поэтессы.)

На общем фоне российская лента «Роль» кажется не просто самой значимой работой в конкурсе ММКФ, но и пока что единственным настоящим претендентом на главный приз фестиваля. Поставил эту картину Константин Лопушанский, режиссер «Писем мертвого человека», кажется, единственного советского постапокалиптического фильма. В «Роли» события разворачиваются в начале 1920-х, главным героем является театральный актер Николай Евлахов, эмигрировавший из послереволюционной России в Европу. Евлахов является почти точной копией красного командира Плотникова, с которым судьба свела актера несколько лет назад. Плотников погиб вскоре после этой встречи, Евлахов же не может найти себе места и решает в конечном итоге вернуться на родину, чтобы сыграть главную роль в своей карьере — прожить за красного командира прерванную жизнь. Одержимого актера в фильме Лопушанского играет Максим Суханов — он же исполнял роль митрополита Алексия в ленте «Орда», взявшей два приза на прошлогоднем Московском кинофестивале.

«Роль», кстати, впечатляет не только актерской игрой, но и картинкой: Лопушанский снимал черно-белую ленту, но, хитро обращаясь со светом, создал очень контрастный, почти лишенный оттенков серого фильм. В результате «Роль» — с темными человеческими фигурками на фоне заснеженной России 20-х годов прошлого века — давит и подминает под себя зрителя, но такой, видимо, и была задумка режиссера. Кроме всего прочего, «Роль» — один из немногих фильмов конкурса, обладающих внятным финалом, то есть, по сути, являющихся законченным высказыванием.

Но надо отметить, что фильмы конкурсной программы будут демонстрироваться до субботы, так что у фильма Лопушанского еще может появиться какой-нибудь серьезный конкурент.

Культура00:0218 ноября
Матье Кассовиц

«Российские тюрьмы я представлял себе иначе»

Исламисты, ФСБ и сердце шпиона в самом популярном французском сериале
19:2117 ноября