Обойдемся и без сорокалетнего

У Политехнического музея внезапно сменился директор: репортаж «Ленты.ру»

Юлия Шахновская
Фото: пресс-служба министерства культуры РФ

8 июля в Политехническом музее неожиданно сменился директор. На место 72-летнего Бориса Салтыкова министр культуры РФ Владимир Мединский назначил 34-летнюю Юлию Шахновскую, до того в течение четырех лет возглавлявшую попечительский Фонд развития научно-популярного музея с почти полуторавековой историей. «Лента.ру» побывала на объявлении имени главы Политеха и поговорила с двумя директорами — старым и новым.

Смена директора застала музей на полпути: в январе 2013 года в нем провели последнюю экскурсию, после чего закрыли на масштабную реконструкцию. Рабочие вывозили из здания тележки — казалось, что с экспонатами, хотя на деле начат лишь перевоз библиотеки (источник в музее сказал «Ленте.ру», что коллекцию рассчитывают вывезти до холодов). В фойе девятого подъезда стояли большие запакованные коробки — на первой же корреспондент «Ленты.ру» увидел бирку с QR- и штрих-кодами и надписью «Часть дивана. Мебель для заседаний». На мраморные колонны, мутные зеркала и поэтические цитаты на стенах фойе неотрывным взглядом глядел Ленин, изображенный на ярком витраже.

Во вступительной речи, как в хорошем тосте, министр Мединский нашел способ свести сегодняшнее музейное событие с историческими делами государственной важности. Он вспомнил, что первая выставка 1872 года, на основе которой был собран Политех, была посвящена 200-летию со дня рождения Петра Первого. А уж от Петра, «первого и крупнейшего инноватора в политической истории России», недалеко и до цели сделать Политех «крупнейшим образовательным музейным проектом в мире». «Мы мечтаем о том, чтобы с 2017 года в обязательную программу посещения столицы наряду с Кремлем и Красной площадью входил Политехнический музей», — сказал Мединский. Его речь звучала основательно, и казалось, что министр недаром проглатывает слоги, произнося «Политехнический» как «политический».

Министр провозгласил «сочетание молодости, креативного подхода и сохранения традиций», после чего передал слово новому директору музея Юлии Шахновской. Ей пришлось закончить фразу за министром, объявив, что прежний директор Борис Салтыков останется в Политехе на специально утвержденной должности президента и будет заниматься научным развитием музея. Салтыков подтвердил это, сказав, что в музейном деле важны также «спокойствие, мудрость и старость»: «Эту нишу я согласен занять». Цели новоиспеченный президент провозгласил более скромные, чем те, которые назвал министр: войти в десятку лучших музеев мира.

Передача дел в Политехе меньше всего напоминала аналогичную процедуру недельной давности, когда тот же министр объявлял об уходе на президентскую должность бессменного руководителя ГМИИ имени Пушкина Ирины Антоновой и о том, что ее место займет Марина Лошак из выставочного «Манежа». Тогда это стало сюрпризом для сотрудников ГМИИ, новый руководитель музея признавалась, что решение было принято быстро и она еще не вошла в курс дела, а старый директор, уходя, пыталась всячески подчеркнуть свою значимость.

В Политехе все было не так. Салтыков — не Ирина Антонова с 50-летним стажем. Будущий президент музея сам пришел в него лишь три года назад, в 2010-м, когда был уволен 74-летний Гурген Григорян, возглавлявший Политех около четверти века. (Тогда сотрудники опасались, что РОСНАНО, покровительствующее музею, выведет экспонаты за МКАД, а здание в центре использует под свои нужды; эти слухи неоднократно опровергали, а в этот раз министр культуры прямо с них и начал свою речь, «предвосхищая вопросы».) Салтыков, сам бывший министр (науки, 1991–1996) пришел в музей при прошлом главе Минкульта Авдееве, но склонность к модернизации проявил скорее под стать нынешнему. Поэтому когда Владимир Мединский завещал новому директору, чтобы «уникальный коллектив сохранился», а сама Юлия Шахновская говорила: «У нас прекрасный коллектив, а с учетом новых проектов он будет только расти», — они лукавили: все сокращения прошли еще при Салтыкове.

«Когда меня три года назад господа Чубайс Анатолий Борисович и Авдеев Александр Алексеевич звали как кризис-менеджера, я сказал Чубайсу: ищи сорокалетнего, я уже стар, — рассказал Салтыков „Ленте.ру“ обстоятельства своего назначения. — Чубайс сказал: ну нет такого. Я говорю: но у меня своих дел полно. Он сказал: давай вместе искать сорокалетнего. И когда я пришел, мы сразу начали думать о замене». Полтора года назад он позвал главу попечительского фонда Шахновскую на должность своего заместителя по развитию, и она стала входить в музейные дела. По словам Салтыкова, чей трехлетний контракт сейчас заканчивается, инициатива кадровых перестановок исходила изнутри музея, а не из министерства: «Мы пришли и сказали — вот так хотим поменяться».

По просьбе «Ленты.ру» Салтыков перечислил свои основные заслуги за три года работы. В сентябре 2010 года было принято первое постановление о проекте реорганизации музея; затем прошли три конкурса. В октябре того же года тендер на концепцию экспозиции выиграло британское бюро Event Communications Ltd. Уже после разработки концепции были проведены архитектурные конкурсы: конкурс на реконструкцию основного здания в 2011 году выиграл проект японца Джуньи Исигами. Весной 2013 года был объявлен победитель в конкурсе на новое здание Политеха, которое строится неподалеку от МГУ и в сотрудничестве с университетом — его будет возводить итальянец Массимилиано Фуксас. Следующим своим достижением Салтыков назвал выбор площадок, на которые будет переезжать Политех: это павильон номер 26 «Транспорт» на ВВЦ, офис там же, ДК «ЗИЛ» и хранилище на АЗЛК.

Наконец, Салтыков поставил себе в заслугу модернизацию коллектива, который, когда он пришел, был «старый, бедный, советский, рыхлый»: по его словам, штат был сокращен с 623 до 260 человек, а средняя зарплата выросла с 11 тысяч до 47 тысяч рублей. Эту цифру назвал и министр культуры, с гордостью подчеркнув, что Политех находится «в авангарде наших усилий по оптимизации учреждений культуры». Источник «Ленты.ру» среди сотрудников признал, что зарплаты увеличились; по его прикидкам, у рядовых сотрудников фондов они составляют около 25 тысяч рублей, однако с учетом руководства источник готов был признать среднюю сумму в 47 тысяч справедливой. И Салтыков, и Мединский отметили, что оптимизация коллектива прошли без скандалов, а в штат пришли новые люди — IT-директор, финансовый директор, директор по коммуникациям: «Осталась команда, которая готова идти до конца». «Так что я считаю, что я выполнил все, что обещал господам», — резюмировал Салтыков.

О чем Салтыков не сказал, так это о спорных аспектах реорганизации Политеха. Так, проект Исигами подвергся разносторонней критике: его противники утверждали, что у молодого японца нет опыта музейного проектирования (это было обязательным требованием, но архитектор сумел его формально обойти, объединившись с другим бюро); кроме того, проект Исигами с подземным рвом и цветущим садом под зданием и перекрытием внутреннего двора невесомой пленкой многие сочли нереализуемым в российских условиях. И правда, флоропластовые пленки уже собираются менять на стеклопакеты, а по поводу деревьев в подземном парке, который должен соединять два сквера, и сама новый директор сказала, что не знает, будут ли они там. Про проект в МГУ говорили, что соавтором Фуксаса выступает бюро SPEECH, одним из основателей которого является Сергей Кузнецов, ныне — главный архитектор Москвы и член жюри того же конкурса. Темпы переезда критики называли чрезвычайными, опасаясь за сохранность экспонатов, однако эти аргументы Салтыков признать не готов: по его словам, на АЗЛК условия хранения «десятикратно лучше»: «здесь в подвалах вода течет и крысы бегают, а там все с термобоксами и выдержкой температур». Кроме того, Салтыков утверждает, что сейчас в музее проводится полная сверка наличия, все экспонаты описываются, фотографируются, взвешиваются, измеряются и заносятся в электронную базу данных. Потерянных или погибших важных экспонатов пока нет, и в потери Салтыков готов занести лишь морально устаревшие наглядные пособия — стенды 1960-х годов.

34-летняя Юлия Шахновская рассказала, что у нее юридическое образование: она закончила МГУ, однако по специальности работала, лишь пока училась в университете. (В 2004 году «Коммерсантъ» писал, что, по словам отца «длинноногой красавицы с копной рыжих волос», бывшего главы ООО «ЮКОС-Москва» Василия Шахновского, дочь разочаровалась в профессии юриста «из-за его уголовного дела» — Шахновского приговорили к году тюрьмы за неуплату налогов, однако от наказания освободили.) Если верить справке РИА Новости, то в 2003–2006 годах Шахновская находилась «на руководящих должностях в „ЕЭС России“». Сама Шахновская рассказала, что руководила центром общественных и культурных проектов Александра Мамута (в 2007 году журнал Harper’s Bazaar называл ее правой рукой бизнесмена), а затем участвовала в создании Центра современной культуры «Гараж» Романа Абрамовича и Дарьи Жуковой. Среди своих заслуг на этом поприще она назвала проект открытия — грандиозную выставку Ильи Кабакова, а также привезенную в Москву беспрецедентную коллекцию современного искусства, которой владеет миллиардер Франсуа Пино. В 2009 году Шахновская возглавила Фонд развития Политехнического музея, а в 2012-м одновременно стала и заместителем директора самого Политеха.

Шахновская заявила «Ленте.ру», что за четыре года в попечительском фонде Политеха она достаточно научилась разбираться в принципах работы музея, назвав бесценным «опыт строительства с нуля профессионального хранилища по последнему слову техники и по всем требованиям к хранению предметов». Из своего опыта работы в «Гараже» она позаимствует умение работать с культурными проектами — не только выставочными. Новый директор пояснила «Ленте.ру» и принцип работы попечительского совета, который она возглавляла. По словам Шахновской, у совета есть стратегическая функция («Все крупные решения — от концепции развития до концепции экспозиции на ВВЦ — мы согласуем с попечителями») и финансовая («Половина текущего бюджета музея финансируется за счет совета»). Она привела пример: в конкурсе на здание возле МГУ «и техническое задание и победителя утверждал совет», и организаторы «получили много комментариев — интересных и новых». При определении победителя конкурса решение попечителей и профессионального жюри совпало.

Юлия Шахновская первыми своими заботами предсказуемо назвала переезд 200 тысяч экспонатов и вопросы реконструкции здания. По ее словам, вопреки слухам, здание разбирать не будут, а скорее приблизят его к изначальному состоянию конца XIX века, убрав перегородки, добавленные в советское время. Советский витражный Ильич смотрел на Шахновскую печальными стеклянными глазами, не отводя взгляда, и, очевидно, сжалившись, она пообещала именно эту перегородку сохранить, может быть, даже перенеся в другое место в музее.

По словам Шахновской, на период до 2017 года, то есть до планового срока завершения реконструкции, Политех не пропадет из поля зрения: продолжат работу лекторий и детские образовательные лаборатории на ЗИЛе, уже проводятся «научные понедельники» в РИА Новости, ежегодный кинофестиваль научно-популярных фильмов Политеха ездит по стране, с МГУ музей совместно проводит научный фестиваль. Более того, в планах Шахновской — заняться формированием музейного образования в России: она упомянула переговоры с Высшей школой экономики о создании музейного факультета (в том же вузе работает и президент музея Салтыков).

На выходе из 9-го подъезда корреспондент «Ленты.ру» обнаружил стенд с детскими рисунками на тему «До свиданья, Политех!». Самое выгодное место на большом куске картона занимала, естественно, надпись «Политех, давай до свидания», сделанная пусть и корявым детским почерком, но без ошибок, с пробелами и большими буквами — цивилизованно, очевидно, как это и привыкли делать в музее.

Культура00:0620 июля

Кевин и его мальчики

Кино недели: от малолетних миллиардеров до страдающих секс-роботов