Путаница в сценарии

В процессе по «болотному делу» выступил первый свидетель обвинения: репортаж «Ленты.ру»

Фигуранты «болотного дела»
Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

На пятом заседании «болотного дела», которое состоялось 9 июля в Мосгорсуде, выступил первый свидетель обвинения, Дмитрий Дейниченко. Несколько часов допроса Дейниченко наглядно продемонстрировали, что позицию обвинения уверенной никак не назовешь.

Очередное заседание по «болотному делу» началось вовремя, однако судья Наталья Никишина во время стандартной переклички неожиданно для себя обнаружила отсутствие двух участников процесса: адвоката Максима Пашкова (он защищает Степана Зимина) и подсудимой Марии Бароновой. Судья объявила перерыв на 15 минут, который продлился вдвое больше заявленного. Баронова вбежала в зал со словами: «У меня дома протекла крыша в прямом смысле этого слова, я больше так не буду!» Еще через десять минут в зале появился Максим Пашков, который предпочел не распространяться о причинах своей задержки.

Заседание объявили открытым. В первой его части прокурор Наталья Костюк заявила два ходатайства, попросив суд заслушать материалы из трех томов уголовного дела — пятого, шестого и 41-го. В первых двух томах — документы по согласованию митинга 6 мая 2012 года; к последнему, 41-му, приобщена судебно-медицинская экспертиза по освидетельствованию бойца ОМОНа Андрея Архипова: на митинге он получил удар куском асфальта в подбородок, после чего обратился в «скорую помощь», затем в государственной клинической больнице №67 ему наложили швы.

Адвокаты обвиняемых не возражали против оглашения бумаг по согласованию митинга, но в один голос протестовали против оглашения экспертизы — по их мнению, на предыдущем заседании Архипов, который был допрошен в качестве потерпевшего, не смог вспомнить, кто из 12-ти обвиняемых кинул в него камень. А значит, не может быть признан потерпевшим — и его статус нужно изменить на свидетельский.

Выслушав мнение защиты, судья Наталья Никишина приняла предсказуемое решение, и документы, на оглашении которых настаивала сторона обвинения, громко зачитали в зале.

Первой зачитали экспертизу, согласно которой боец ОМОНа Андрей Архипов во время службы на митинге «получил ушибленную травму подбородка размером один на три сантиметра». Большое оживление в зале вызвал тот факт, что у ОМОНовца при медицинском освидетельствовании в крови было обнаружено 0,19 промилле, что соответствует глотку пива или слабоалкогольного напитка типа «Ягуара».

Основной сюрприз во время заседания преподнес один из ключевых свидетелей обвинения, начальник центра специального назначения ГУ МВД Дмитрий Дейниченко, год назад исполнявший обязанности руководителя департамента региональной безопасности города Москвы.

На допросе Дейниченко заявил, что к 4 мая 2012 года маршрут митинга и место его проведения были согласованы с заявителями Дмитрием Царьковым, Надеждой Митюшкиной, Сергеем Удальцовым и Сергеем Давидисом. Через два дня, а именно 6 мая 2012 года, был подготовлен план обеспечения общественного порядка и безопасности в Москве, который «был согласован с заявителями и организаторами».

В частности, по словам Дейниченко были определены точные места установки всех рамок-металлодетекторов, техническая зона и зона проведения шествия.

«Было заявлено, — сообщил Дейниченко, — пять тысяч участников, которым было выделено место, достаточное для 16 тысяч человек».

«В дальнейшем, — сетовал свидетель, — большая часть колонны, примерно три с половиной тысячи человек, беспрепятственно прошли на место митинга. Однако организаторы, которые специально встали в середину колонны, начали сидячую забастовку, чем блокировали движение колонн». Впоследствии Дейниченко, лично присутствовавший на митинге, своими ушами слышал, как организаторы «призывали толпу идти на Боровицкую площадь, а именно к Кремлю, после чего полицейское оцепление митингующие начали прорывать». По мнению Дейниченко, это делалось для того, чтобы специально устроить на площади «массовые беспорядки».

Сами же организаторы, Надежда Митюшкина и Сергей Давидис, неоднократно заявляли в прессе о том, что сидячая забастовка возникла как ответ на нарушение запланированного сценария митинга: в частности, им обещали, что сквер на Болотной площади будет открыт для митингующих, но сквер, вопреки договоренностям, оцепила полиция.

На суде Дейниченко подробно описал «беспорядки»: по его версии, в них участвовали полторы тысячи человек, «из них 300-400 человек были особенно активными: они бросали в полицию камни, куски асфальта, больше одной бутылки с зажигательной смесью и даже [использовали] газовые баллончики».

Никаких попыток связаться с организаторами во время митинга Дейниченко не предпринимал; действия полиции, применявшей против митингующих спецсредства «ПР-73», Дейниченко считает правильными — по его мнению, участники демонстрации нарушали план обеспечения безопасности и общественного порядка, с которым организаторы были предусмотрительно ознакомлены.

Парадокс заключается в том, что в материалах «болотного дела» (конкретно — в томе №11) есть документ, подготовленный ГУВД Москвы по запросу Следственного комитета и подписанный генерал-майором полиции О.А. Барановым. В нем черным по белому написано следующее: «4 мая 2012 года в Департаменте региональной безопасности города Москвы состоялось рабочее совещание с участием организаторов публичной акции 6 мая 2012 года Удальцова С.С., Митюшкиной Н.Л., Давидиса С.К., руководителя Департамента региональной безопасности города Москвы... Дейниченко Д.Ю., на котором были обсуждены вопросы организации маршрута движения участников публичного мероприятия 6.05.2012 г., расстановка арочных металлодетекторов, установка сцены и другие организационные вопросы».

После этого сотрудники УООП ГУ МВД России по Москве действительно подготовили план обеспечения общественного порядка и безопасности в столице 6 мая 2012 года и картографическое решение, которые предусматривали выгородку сквера Болотной площади металлическими барьерами; размещение участников митинга обозначили только на проезжей части Болотной набережной. Однако на допросе Дейниченко деликатно умолчал о том, что план обеспечения общественного порядка и безопасности и картографическое решение «готовились в максимально сжатые сроки (в ночь с 4 на 5 мая)», после чего были утверждены руководством ГУ МВД России по Москве.

В документе указывается, что «с организаторами публичного мероприятия картографическое решение и план обеспечения общественного порядка и безопасности не согласовывались, до общественности и участников мероприятия не доводились». Причина таинственности такая: «Документы носят служебный характер, в них отражено количество и расстановка сил полиции, технических и специальных средств полиции, а также определены особые задачи нарядам полиции».

Допрос Дейниченко ни на шаг не приблизил судебное разбирательство к истине. Обессилев под градом вопросов защитников (один из которых ошеломил свидетеля фразой «Давайте представим, что на Болотную площадь прилетели марсиане»), Дейниченко попросился домой и был благосклонно отпущен судьей — до завтрашнего дня.

«Лента.ру» продолжает следить за процессом по «болотному делу».