«Плохой парень переживает кризис среднего возраста»

Кевин Бейкон — о своем амплуа и подходе к выбору ролей: интервью «Ленты.ру»

Кевин Бэйкон
Фото: Theo Kingma / Rex Features / FOTODOM.RU

18 июля в российский прокат выходит комедийный боевик Роберта Швентке «Призрачный патруль», рассказывающий об особом полицейском подразделении, защищающем человечество от нежити. Одного из ключевых персонажей фильма, детектива Бобби Хэйса, сыграл Кевин Бейкон. Незадолго до премьеры картины актер поговорил с «Лентой.ру» о комиксах, сверхспособностях и фильме «Дрожь земли».

«Лента.ру»: «Призрачный патруль» — кино о том, как два защитника правопорядка спасают весь мир от некоей сверхъестественной угрозы. Правильно было бы сказать, что этот фильм — все равно что «Люди в черном», только с поправкой на то, что инопланетян заменили на всякую нежить?

Кевин Бейкон: В общем, да, это неплохое сравнение. Начнем с того, что мне нравится франшиза «Люди в черном». Ее создатели отталкивались от довольно свежей идеи. Кроме того, само это сочетание — монстры, сюрреалистичный мир и комедийные элементы — оно очень удачное. Совместить все это в одном фильме бывает непросто, но создателям «Людей в черном» это удалось. Кроме того, этот сериал лишен излишней серьезности, и зрителям его смотреть весело.

Джефф и Райан (Бриджес и Рейнольдс, исполнители главных ролей в «Призрачном патруле» — примечание «Ленты.ру») оба очень смешные и к тому же отлично работают в команде — в этом они тоже похожи на тех парней из «Людей в черном».

«Призрачный патруль» основан на графической новелле, вы ее читали? Вам понравилось?

Да, читал, разумеется. И мне она понравилась. При этом я бы не сказал, что являюсь большим поклонником комиксов. Я точно не... Как это называется? Я точно не фэнбой! (Смеется.) Но именно эта новелла мне показалась интересной и довольно неглупой. Графические новеллы — это относительно новое явление...

Вот именно что «относительно» — ведь первые комиксы появились десятки лет назад.

Да-да, но ведь мы сейчас говорим о графических новеллах. Это немного другой уровень. Я бы сказал, это такие комиксы, которые чуть глубже, немного серьезнее, исследуют какие-то новые темы. Вот, например, в моем детстве фильмы о зомби уже были, а комиксов еще не было.

Странно слышать, что вы не поклонник комиксов — вы же относительно недавно снялись в ленте «Люди Икс: Первый класс», которая основана на книгах Marvel.

Дело в том, что мне просто нравится играть, перевоплощаться в кого-то другого. И еще я люблю кинематограф. Вот возьмите, например, «Темного рыцаря» Нолана — это невероятный фильм, и чтобы получить удовольствие от его просмотра и, в частности, от актерской игры, совсем не обязательно любить комиксы о Бэтмене или разбираться в истории франшизы. Поэтому когда речь зашла о роли в «Людях Икс», я ознакомился со сценарием и решил: а что, мне предлагают сыграть интересного парня, почему бы и нет. Вы помните моего персонажа из «Первого класса»? Он очень богат, у него такая харизма, что он с легкостью очаровывает людей — и при этом он злодей и манипулятор. Для меня он не был комиксовым персонажем. Я его воспринимал просто как плохого парня, переживающего кризис среднего возраста.

Раз уж мы заговорили о «Людях Икс», я бы хотел задать довольно глупый вопрос. Если бы в реальной жизни вы могли выбрать какую-нибудь сверхспособность — на чем бы вы остановились?

А у меня уже была когда-то эта сверхспособность. То есть я играл человека, у которого она есть, в «Невидимке». Мне невидимость кажется довольно интересной. Вы можете наблюдать за миром — и в то же время мир не может следить за вами. В моей жизни это особенно пригодилось бы. Я ловлю на себе чьи-то взгляды каждый раз, когда выхожу из дома. Так что невидимость мне бы пригодилась.

Давайте вернемся к «Призрачному патрулю». Вы в этом фильме вновь играете злодея — но злодея комедийного толка. Это вообще сложно — совмещать злодейства и юмор?

Ну, там же весь фильм довольно ироничный. Я хотел, чтобы и мой персонаж тоже веселил зрителей. Что касается сложности — когда я играю кого-нибудь, всегда пытаюсь представить, на кого из существующих в действительности людей похож мой герой. Я так действовал во время съемок «Людей Икс», и при работе над «Призрачным патрулем» мне этот подход помог. Кстати, сначала я сомневался в том, что мне стоит сниматься в двух экранизациях комиксов с таким маленьким перерывом между ними, но потом мне персонаж понравился.

Подождите, то есть во время съемок в «Людях Икс» вы ориентировались на какую-то реальную личность?

Скорее сразу на несколько личностей. На Дональда Трампа, например. А также на Ричарда Брэнсона. И на Хью Хефнера. В случае с «Призрачным патрулем» все было менее конкретно. То есть я вдохновлялся такими людьми — знаете, их называют «соль земли». Я подобного персонажа играл в «Таинственной реке».

Кстати, почему вам так часто предлагают роли отрицательных персонажей?

Это происходит в том числе потому, что я не против их играть. Есть актеры, которые по каким-то своим причинам отказываются от подобных ролей — наверное, боятся чего-то. Но я-то понимаю, что все время быть героем невозможно. Если соглашаться только на роли, дающие возможность спасти всех вокруг, будет не очень-то много предложений от продюсеров. Мне-то проще, так как мне разные роли нравятся. У меня нет установки «сыграл злодея — теперь сыграй хорошего». Для меня куда важнее, чтобы следующий персонаж отличался от предыдущего.

Вам понравилось сниматься у Роберта Швентке? На меня очень хорошее впечатление произвела его предыдущая лента «РЭД» — по ней видно, что у Швентке есть довольно неожиданные идеи, касающиеся постановки боевиков.

О да, тут я с вами полностью согласен, идеи у него есть. Я вообще давно слежу за творчеством Роберта, со времен его дебютной ленты «Тату» — это весьма впечатляющее кино. И вот теперь мне повезло — удалось с ним поработать.

Напоследок хотелось бы поговорить о совсем другом фильме. Я вас первый раз увидел на экране больше 20 лет назад в фильме «Дрожь земли». Мне-то этот фильм нравится, поскольку о детстве напоминает. А у вас эта картина сейчас, почти через четверть века, вызывает какие-то эмоции?

Начнем с того, что это классический пример малобюджетного кино. Там же нет никакой компьютерной графики, это все куклы, управляемые людьми. Да, это довольно глупый фильм — но в нем есть что-то захватывающее, что-то, что позволило ему получить культовый статус. Вы удивитесь, если узнаете, сколько зрителей — особенно в сердце Америки — до сих пор любят эту ленту.

Я, кстати, тогда не был уверен в том, что хочу сниматься в «Дрожи земли». (Смеется.) Но у меня такая ситуация была, как раз первый ребенок родился, и я... Как бы сказать-то...

Вам работа нужна была?

Ага. Нужна была работа. Зато теперь мне этот фильм нравится. Я вообще не из тех, кто часто испытывает сожаление. Хотя бы по той причине, что предпочитаю оглядываться назад не слишком часто.