Новости партнеров

Мат, ты нам больше не отец

Госдума озаботилась борьбой с нецензурной лексикой в интернете

Ольга Баталина, Елена Мизулина и Алексей Митрофанов на круглом столе, посвященном борьбе с нецензурной бранью в интернете
Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС

30 июля в Госдуме прошел круглый стол, посвященный борьбе с нецензурной бранью в интернете. Обсуждалось не то, нужно ли вообще бороться с матерщиной, а то, каким образом лучше всего вычистить обсценную лексику с сетевых просторов — справится ли интернет-сообщество само, или нужны ограничения со стороны государства. Дискуссия еще продолжится, но, очевидно, законодатели не успокоятся, пока из интернета не исчезнут страшные слова на х, п и е.

«Раньше матом не ругались, только какой-нибудь пьяница, да и то, такой был один на семью, — задала тон дискуссии депутат от «Справедливой России» Елена Мизулина. — А если кого-то оскорбляли, за это били». Депутат с сожалением отметила, что в интернете физического наказания за обидные слова легко избежать. По словам Мизулиной, в интернете так много брани, что у детей может сложиться неверное представление, будто она и есть русский язык. Чтобы такого не произошло, депутат собрала круглый стол, на котором присутствовали не только законодатели, но и эксперты и представители интернет-сообщества.

Сама Мизулина объясняла собравшимся, что бранные слова — это способ взаимодействия, основанный на конфликте, а в основе русского общества всегда лежали любовь, доброта, терпимость и согласие. В реальном мире, подчеркивала она, детей ограждают от нецензурной лексики, и точно так же нужно действовать в Сети. Тут она сослалась на премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона (Мизулина вообще весь круглый стол приводила Кэмерона в пример), который, как отметила парламентарий, предлагает перестать относиться к интернету как к «потустороннему» миру и ввести для Сети те же правила, что действуют в реальной жизни.

За несколько дней до круглого стола СМИ сообщили о том, что Елена Мизулина уже готовит законопроект о блокировке страниц и аккаунтов в соцсетях, на которых встречается нецензурная лексика. Тогда депутат опровергла информацию о том, что такой законопроект уже существует, отметив, что сперва она хотела бы обсудить этот вопрос с интернет-отраслью. На самой встрече Мизулина ответила критикам, которые указывали, что даже поэт Александр Пушкин баловался матерными стихами (по ее словам, это были произведения, адресованные взрослым и не предназначенные для детей), а также высказала свою позицию по саморегулированию: на ее взгляд, «антиматерные» фильтры должны устанавливаться не на домашних компьютерах конечных пользователей, а на интернет-площадках. Один из присутствовавших журналистов возмутился: неужели вопрос борьбы с нецензурной лексикой стоит так остро, что побудил депутатов именно сейчас, в конце июля, начать его обсуждение, и нет ли тут лоббизма со стороны компаний, создающих фильтры? На это Мизулина ответила, что просто выполняет данное избирателям обещание, на которое раньше у нее не было времени.

В том, что к онлайну надо относиться точно так же, как к офлайну, с Мизулиной согласилась и ее коллега по думскому комитету по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Баталина. На ее взгляд, не нужно вводить для интернета каких-то особенных ограничений, достаточно распространить административный и уголовный кодекс на то, что публикуется в Сети: «Можем ли мы всегда повторить содержание собственного твиттера в глаза человеку, которому пишем, в оффлайне? Нет ... то же самое, произнесенное в публичном пространстве, в конечном счете приведет к применению одной из статей или уголовного, или административного кодекса». Примечательно, что заявления женщин-депутатов прозвучали на следующий день после того, как Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении неустановленных лиц, которые оскорбляли Мизулину и Баталину через интернет. Скорее всего, дело коснется только гей-активиста Николая Алексеева, которого в Думе считают организатором кампании по дискредитации депутатов, поддержавших законопроект о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Елена Мизулина после круглого стола объясняла, что она пожаловалась на Алексеева как раз для того, чтобы провести эксперимент и проверить, как правоохранительная и судебная системы будут применять правила из офлайн-мира в онлайне.

Кроме Мизулиной и Баталиной, на круглом столе ожидался депутат Сергей Железняк, ранее предлагавший перенести серверы иностранных интернет-компаний с данными россиян на территорию России. Он, однако, не пришел, зато выступил Алексей Митрофанов, председатель комитета Госдумы по информационной политике и связи. Митрофанов согласился с коллегами в том, что искоренение матерщины является одной из важнейших задач, поскольку употребление нецензурной лексики может привести к физическим конфликтам. Каких-то конкретных предложений по борьбе с бранью в Сети парламентарий предлагать не стал, зато не раз отвечал представителям интернет-отрасли, пытавшимся указать на отсутствие границ в интернете, что власти разных стран с легкостью смогут договориться и вычистить мат совместно: «Те конфликты, что вы видите по телевизору — это шоу-бизнес».

На трансграничность интернета, в частности, указывал Матвей Алексеев из Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры интернета. Он прямо заявил, что технических методов отфильтровать мат в Сети нет, и любой шаг законодателей в этом направлении может разрушить инфраструктуру интернета. Вместо попыток регулировать сферу Алексеев предложил заниматься образованием граждан, в первую очередь родителей. Например, отмечал он, можно создать портал, на котором будет понятно изложено, какие семейные фильтры существуют и как их установить на домашние устройства. Баталиной предложение Алексеева понравилось — она призналась, что и сама не представляет, как поставить фильтр и защитить своих детей от негативного контента.

Сенатор Руслан Гаттаров заметил, что, на его взгляд, никакая инфраструктура интернета от вмешательства властей не рухнет. Он сравнил Сеть с «черным ящиком», в который просят никого не лезть во избежание проблем. «Будем лезть», — пообещал Гаттаров, но на круглом столе предложил озаботиться созданием эффективной системы защиты детей хотя бы на школьных компьютерах. В подтверждение своих слов он привел статистику, из которой можно сделать вывод, что ничего хорошего дети в Сети не ищут: около 3-5 процентов поисковых запросов со школьных компьютеров содержат матерные слова, около половины нацелены на порно и еще примерно половина — на прокси-серверы, которые используются для обхода установленных в местной сети ограничений. В связи с этим сенатор заявил, что сначала нужно отработать эффективный механизм фильтрации в школах, а затем уже предлагать этот опыт остальным интернет-компаниям.

О порнографии на круглом столе говорил и Игорь Ашманов, гендиректор компании «Ашманов и партнеры». На его взгляд, бороться с негативными явлениями в Сети нужно в комплексе — чтобы не получилось, что со страницы убирается слово, означающее гениталии, но остается изображение этих гениталий. При этом Ашманов заметил, что введение веб-фильтров для мата может использоваться впоследствии для политической цензуры. Предприниматель подчеркнул, что, хотя и есть технические возможности отфильтровывать все, что угодно, для этого нет юридических оснований. Эту же мысль развивал член Общественной палаты Дмитрий Бирюков: по его словам, нужно сначала создать базовый закон об интернете, в котором бы определялись правовые статусы сайтов, социальных сетей и опубликованной в них информации.

Наконец, на круглом столе выступил Константин Колин, главный научный сотрудник Института проблем информатики РАН. Он заявил, что русский язык — это стратегический фактор обеспечения национальной безопасности России, так как он формирует как сознание, так и подсознание людей. Следовательно, к распространению нецензурной лексики нужно относиться как к национальной угрозе. Бороться с угрозой профессор Колин предложил тремя путями: воспитанием молодого поколения в школах, введением очень жестких штрафов за распространение нецензурной лексики в интернете и созданием целевой программы «Духовная культура России».

Елена Мизулина записала все прозвучавшие предложения и заявила, что следующее обсуждение вопроса о борьбе с нецензурной лексикой пройдет осенью в рамках парламентских слушаний. Депутат пообещала, что в них примут участие и представители интернет-отрасли, однако маловероятно, что им удастся переубедить законодателей и уберечь Рунет от очередного запретительного закона. По крайней мере, в ходе нынешнего круглого стола их критические замечания явно прозвучали впустую.

Интернет и СМИ00:0129 августа

«Мы никогда не будем смешнее русских»

Русские мемы свели с ума иностранцев и вышли на международный уровень