По улицам как по минному полю

В Петербурге судят тувинца, которого полицейские приняли за нелегального мигранта

Паспорт Кудерека Соскала
Паспорт Кудерека Соскала
Кадр: телеканал 100ТВ

В Петербурге заурядное уголовное дело в отношении тувинского рабочего, у которого нашли поддельную справку о временной регистрации, обернулось скандалом с националистическим подтекстом. По словам обвиняемой стороны, правоохранители отнеслись к гражданину России как к нелегальному мигранту, не были в курсе, что Тува находится в составе РФ, и заявили, что тувинцев не существует. Сторонники обвиняемого Кудерека Соскала планируют до конца отстаивать его невиновность. Они утверждают, что тувинец плохо знает русский — и мог ошибочно подписать бумаги, в которых он признал свою вину в использовании заведомо подложного свидетельства о регистрации. «Лента.ру» попыталась разобраться в этом деле.

Рано утром 5 апреля к 29-летнему тувинцу Кудереку Соскалу, который год назад приехал в Петербург вслед за женой-студенткой, подошли сотрудники полиции и потребовали документы. Соскал только что отработал ночную смену на предприятии General Motors, заводской автобус доставил его из областных Шушар на Финляндский вокзал. Тувинец предъявил полицейским российский паспорт; правоохранители заявили Кудереку, что паспорт кажется им поддельным, потому что родина Кудерека, республика Тува, по их мнению, не состоит в Российской Федерации.

Под обложкой документа полицейские обнаружили справку о временной регистрации. Рабочего-тувинца, внешне похожего на гастарбайтера из Средней Азии, доставили в ближайшее ОВД. Оттуда Соскал вышел только в 11 вечера, подписав ряд бумаг; позднее он признался, что не уловил их смысла. «Понимаешь, после ночной смены я ничего не соображал, меня обыскали, протокол составили, — говорит Соскал, с трудом вспоминая русские слова. — Они мне объясняли: штраф будет за документы 30 тысяч, потом 80 тысяч, сказали. А я молча сидел и все, ждал, когда все закончится, я хотел домой. Мне дали расписаться в документах — протокол я не читал, а если б и читал, все равно ничего не понял бы».

Из отделения Кудерек позвонил тувинским родственникам. Те попросили свою знакомую Оюмаа Донгак помочь распространить информацию о задержании — чтобы к сидящему в петербургском отделении Кудереку хотя бы пустили дознавателя и государственного адвоката. Это произошло только к пяти вечера — благодаря звонкам в отделение и шумихе в социальных сетях.

Уже ночью, отпуская Кудерека на свободу, полицейские изъяли у него на экспертизу не только справку о временной регистрации, но и российский паспорт. В обвинительном заключении сказано, что «бланк свидетельства о регистрации по месту пребывания» напечатан на фотопринтере. «Я честно купил справку на Невском [проспекте в Петербурге], заплатил 800 рублей, и всегда думал, что справка настоящая. Доверенность заполнил, какую-то госпошлину заплатил, через несколько дней мне все сделали, я был уверен, что все в порядке», — пожимает плечами Соскал. Так тувинец стал обладателем поддельного документа, что и стало поводом для возбуждения уголовного дела по 3 ч. ст. 327 УК РФ — использование заведомо подложного документа. Соскалу грозит штраф до 80 тысяч рублей или арест до шести месяцев. На просьбы Оюмаа Донгак проверить контору, в которой Соскал оформлял справку, полиция не отреагировала.

Два месяца спустя Соскал озаботился местонахождением своего паспорта. «Я в банк-то не хожу, мне зарплата на карточку капает, зачем мне паспорт? — Соскал почему-то радостно хохочет, рассказывая свою историю возле здания суда в Петербурге, где теперь слушается его уголовное дело. — А, я помню, мне один раз искра в глаз на заводе попала, мне врачи сказали, что копия, которую мне выдали в полиции — это не документ. Хорошо, что наш завод за все платит». Рабочий стал звонить в полицию — выяснять судьбу паспорта. Документы, в подлинности которых сомневались при задержании правоохранители (очевидно, впервые узнавшие о родине министра обороны Сергея Шойгу), Соскалу вернули. А через пару недель Соскала настигла не повестка, но почему-то звонок от секретаря суда Калининского района — тувинец должен был 18 июля явиться на слушание по уголовному делу к мировому судье Евгении Ведерниковой на участок №47.

Тем временем, Оюмаа Донгак переехала в Петербург. «Я в Туве журналист-дилетант, самоучка», — говорит она, качая коляску с грудным ребенком. Донгак усыновила в Туве младенца, у которого нашли серьезное заболевание: не доверяя местным врачам, она отправилась на северо-запад страны, чтобы ребенка обследовали в Петербурге. Когда Соскала вызвали в суд, тот попросил Донгак представлять его интересы — в качестве переводчика. После первого судебного заседания Донгак написала на фейсбуке пост, который и привлек внимание к этой истории.

«Прихожу я в суд с ходатайством, с документами, — вспоминает Оюмаа Донгак, — а мне говорят, что я вообще не могу присутствовать на открытом заседании. Помощница судьи все интересовалась, как Кудерек вообще паспорт получил, как экзамены по русскому языку сдал… Но ведь он родился на территории России, гражданин — какие экзамены?! Когда я зашла в зал суда, мне показалось, что это не суд, а какой-то кухонный разговор. Когда я пыталась сделать замечание, меня каждый раз затыкали, потом вообще на «ты» перешли. У меня было впечатление, что я сама по какому-то делу на допросе нахожусь».

Донгак утверждает, что на том судебном заседании в отношении тувинцев прозвучали слова, что «такой национальности официально не существует». «А я что, нелегально существую? Это, конечно, абсурд», — говорит Донгак. По ее словам, странные, если не оскорбительные реплики судьи и государственного обвинителя записаны на мобильный телефон. Донгак пока не хочет выкладывать запись в свободный доступ, ограничиваясь письменным пересказом и комментариями прессе. Соскал подтверждает, что реплики о том, что тувинцев не существует, в Калининском суде звучали.

«У меня создалось впечатление, что у них там в суде просматривают дела, как пирожки пекут, — говорит Оюмаа. — Это не единственное дело с тувинцами, таких еще четыре парня есть, насколько мне писали. Одному присудили штраф в 30 тысяч рублей, но, представляете, в процессе объявления приговора его снизили до 10 тысяч — я с трудом представляю, как они там торговались». Корреспондент «Ленты.ру» связался с одним из приговоренных к штрафу тувинцев; он подтвердил, что весной 2013 года при аналогичных обстоятельствах его задержали без повода, нашли поддельную справку о временной регистрации и оштрафовали на 10 тысяч рублей. Этот уроженец Тувы сперва согласился на встречу с «Лентой.ру», а потом перестал отвечать на звонки. Донгак сетует, что точно так же ведут себя все ее чересчур осторожные земляки. «Если резче сказать, трусы они все», — вздыхает Донгак.

На второе слушание по делу 1 августа пришли не только представители сторон, но и группа поддержки, состоявшая, в основном, из членов бурятского землячества. «Если что, за тувинцев сойдем», — шутили они, поглядывая на телекамеры. Кроме того, перепосты в фейсбуке довели историю до руководства Тувы, и сторону защиты представлял не только петербургский адвокат Антон Шальков, но и адвокат из Тувы Виталий Уваннай. Судебные приставы хмуро и не без удивления оглядывали публику: заурядное дело небольшой тяжести, какие рассматриваются за одно заседание, вызвало неожиданный интерес.

Второе заседание по делу Кудерека Соскала прошло в строгом соответствии с регламентом и буквой закона и заняло примерно 20 минут. За это время переводчик исправно переводил с русского на тувинский все вопросы суда к Соскалу — вплоть до уточнений имени, возраста и места рождения. Казалось, что судья Ведерникова немного раздражена — на предыдущем заседании Соскал отвечал по-русски. Сторона защиты решила отстаивать позицию, согласно которой в ходе дознания были допущены процессуальные нарушения: проще говоря, тувинец не мог понять юридические термины, изложенные на русском, а ему не сообщили о праве давать показания на родном языке — хотя протоколы, подписанные рукой Кудерека, говорят об обратном.

Интересы Соскала в суде на безвозмездной основе представлял молодой адвокат Антон Шальков, прежде работавший в прокуратуре. Он считает, что можно добиться оправдательного приговора, несмотря на то, что Соскал подписал бумаги о признании своей вины в преднамеренной подделке документов. При этом несколько собеседников «Ленты.ру» полагают, что Шальков взялся помогать Соскалу из-за неожиданного резонанса в СМИ, в то время как сам адвокат утверждает, что его до глубины души возмутили обстоятельства дела.

Сами Кудерек и Оюмаа довольны тем, что им оказывают квалифицированную помощь бесплатно: адвокат Александр Аникин, с которым они также вели переговоры, попросил символические (для практики защиты по уголовным делам) деньги, но эта сумма показалась тувинцам слишком большой. Кроме того, при встрече с тувинцами, на которой присутствовал корреспондент «Ленты.ру», Аникин советовал, не настаивая, избрать путь признания вины, чтобы получить минимальное наказание.

«Судя по документам, можно заключить, что Кудерек Олегович признал свою вину и знал, что это незаконно выданная справка. Перед тем как передавать дело в суд, дознание аккуратно и добросовестно собрало признаки вины. Ваш случай, в общем-то, смехотворный, — говорил Аникин тувинцам. — Я думаю, вы можете рассчитывать на штраф в пределах 20-30 тысяч. Что касается долгого задержания гражданина, то это нарушение не является достаточным для возбуждения уголовного дела. Сейчас утверждать, например, что право на переводчика не было дано, очень сложно. Такие заявления предпочтительнее делать своевременно. Есть два варианта: смириться и заплатить штраф, либо идти на принцип и утверждать, что следственные действия, где были получены ваши признания, были с нарушениями. Но этот второй вариант может обойтись в несколько раз дороже штрафов. Поймите, в России ходить по улице — это ходить по минному полю, просто для нас с вами этих мин очень мало, а для Кудерека Олеговича они на каждом шагу». Соскала и Донгак такая позиция не устроила. С Аникиным они не стали заключать договор и решили выступить принципиально.

Тувинский защитник Соскала Уваннай говорит, что его присутствие на следующих заседаниях необходимо, чтобы контролировать точность перевода с тувинского на русский. «Судья и гособвинитель — они же тувинского не знают», — объясняет Уваннай. Кудерек Соскал просто смотрит в землю и бормочет: «Уеду после суда. Не то чтобы мне тут неприятно, ну… Мало ли что случится, раз такие обстоятельства тут. Просто уеду, и все».

С другой стороны конфликта скандальную историю не комментируют. Судья Евгения Ведерникова, вскоре после того, как Донгак опубликовала скриншоты ее страницы «ВКонтакте» (в частности, с репостом шутки про казахов), сначала изменила фамилию, а затем и вовсе удалила аккаунт в социальной сети.

Государственный адвокат, к которому у Донгак также есть претензии, проигнорировал вопрос корреспондента «Ленты.ру». Гособвинение на заседании в среду, 1 августа, и вовсе представляла уже другая сотрудница прокуратуры — той, что якобы усомнилась в существовании тувинцев, в суде не было.

Суд также предоставил Соскалу официального переводчика — студента-тувинца с пятого курса истфака СПбГУ. Он явился в суд в джинсовой рубашке и в зеленых шортиках и был несколько изумлен происходящим. «Видимо, действительно демократия развивается, раз такое внимание к делу, — сказал молодой человек корреспонденту «Ленты.ру» после заседания. — Ну, это мое личное мнение».

Следующее заседание по делу Соскала пройдет в конце августа 2013-го — после того, как обвиняемому представят перевод обвинительного акта на тувинский язык.

подписатьсяОбсудить
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон