Перенедобрали

Кампания по финансированию «убунтофона» закончилась неудачей

Изображение: Canonical

22 июля 2013 года компания Canonical начала собирать через площадку Indiegogo средства на выпуск аппарата Ubuntu Edge. Устройство должно было работать на трех операционных системах сразу и выполнять функции как смартфона, так и полноценного компьютера. Разработчики поставили перед собой цель привлечь 32 миллиона долларов за 31 день. С одной стороны, план не выполнили даже на 50 процентов, с другой — Ubuntu Edge стал одним из самых успешных проектов в истории краудфандинга, или «народного финансирования».

С «мобильной» идеей компания Canonical, разработчик известного Linux-дистрибутива Ubuntu, начала носиться в 2011 году. Тогда было объявлено, что операционка Ubuntu 14.04, выход которой назначен на 2014 год, сможет работать и на ПК, и на смартфонах, и на планшетах, и на телевизорах. В 2013 году планы Canonical обрели более конкретные очертания. В январе на выставке CES компания показала ориентированную на сенсорные устройства платформу Ubuntu Touch, а месяцем позже выпустила ее предварительную версию.

Особенностью Ubuntu Touch является отличная «уживаемость». В мобильной среде Ubuntu, в идеале, можно будет запускать те же приложения, что и в настольной операционке, и наоборот. Кроме того, разработку Canonical можно установить на смартфоны на базе Android в роли второй ОС. Наконец — и эта одна из главных «фишек» проекта, — аппарат на Ubuntu Touch способен заменять собой системный блок обычного компьютера. Когда пользователь помещает смартфон в док-станцию и подключает монитор, мобильная Ubuntu превращается в полноценную операционную систему.

С устройствами дело обстояло сложнее. Уже выпущенная предварительная версия Ubuntu работает лишь на ограниченном числе аппаратов на Android: это, прежде всего, два «гуглофона» (Galaxy Nexus и Nexus 4) и смартфон Galaxy S4 Google Edition. Поэтому мало кто удивился, когда в середине июля Canonical анонсировала собственный смартфон.

Ubuntu Edge (такое название получило устройство) с самого начала позиционировался как аппарат не для большинства. Canonical заявила, что он должен стать своего рода «концепт-каром» мобильной индустрии — то есть устройством, на котором «обкатываются» разработки будущего. Смартфон должен был поставляться с двумя операционками: Android и Ubuntu; с какой из них работать, выбирал пользователь. Фактически же систем было три, если считать «настольную» Ubuntu, запускаемую при подключении аппарата к монитору.

В списке технических характеристик аппарата значились 4,5-дюймовый экран с разрешением 1280 на 720 точек (глава Canonical Марк Шаттлворт, анонсируя смартфон, критически отозвался о тенденции «напихай как можно больше пикселей в дюйм»), четыре гигабайта оперативной и 128 гигабайт внутренней памяти. С процессором разработчики так и не определились, ограничившись сообщением о том, что он будет «многоядерным». Отдельной строчкой Canonical уточнила, что характеристики не окончательные и в будущем в список могут быть внесены изменения.

Воплотить проект Ubuntu Edge в жизнь было решено методом краудфандинга, или «народного финансирования», иными словами — «скиньтесь все, кто хочет этот смартфон». Деньги было решено привлекать через онлайн-площадку Indiegogo. Условия кампании по сбору средств, стартовавшей 22 июля, были следующими: перечислил 20 долларов — упомянем тебя на специальной страничке, перечислил 50 долларов — пришлем фирменную футболочку, перечислил 830 долларов — получишь смартфон. За оптовые закупки скидка: если вы готовы выложить сразу 80 тысяч долларов, вашим будет пакет из ста аппаратов.

Конечной целью было собрать за 31 день 32 миллиона долларов — чрезвычайно большая сумма для краудфандинговых площадок типа Indiegogo и Kickstarter. При этом еще до начала кампании Canonical четко дала понять, что на меньшее она не согласна: или 32 миллиона, или аппарат в производство не поступает.

Жесткая позиция Canonical не могла не привлечь внимания скептиков. Самыми распространенными претензиями к компании были: «Зачем вы установили такую высокую границу?» и «Почему один смартфон стоит так дорого?». Цена аппарата, действительно, составила 830 долларов США, хотя в первый день сборов действовала скидка — купить Edge можно было за 600 долларов. Самые упертые указывали, что за эти деньги можно приобрести два смартфона Nexus 4, которые тоже поддерживают работу с Ubuntu Touch, и еще останется.

В ответ на возражения Canonical ссылалась на идею устройства — «концепт-кар среди смартфонов», «суперфон для тех, кто в теме». Аппарат, говорили в компании, не планируется запускать в массовое производство. Будет выпущена ограниченная партия в 30-40 тысяч «убунтофонов», которая разойдется среди жертвователей; те, кто не перевел деньги в ходе сборов, впоследствии смогут купить устройство разве что с рук. Штучный товар всегда дороже товара серийного.

За первый день сборов (когда действовала специальная цена) Canonical получила 3,6 миллиона долларов США. Пять миллионов собрали за два дня, шесть с половиной — за три. Дальше поток пожертвований замедлился, и отметку в десять миллионов долларов удалось преодолеть только к 14 августа. «Расшевелить» жертвователей попытались, снижая цену на телефон: с 830 до 775, а потом и до 695 долларов (тем, кто заказал аппарат до подешевения, обещали сделать перерасчет). Впрочем, меры не помогли: на момент завершения кампании (22 августа) было собрано 12,8 миллиона долларов — то есть чуть больше трети от запрошенной суммы.

Большинство технолоблогов окрестили кампанию Ubuntu Edge «провальной». Одним из распространенных посылов было следующее: «Скромнее надо быть, товарищи». В пример ставили популярные проекты с Kickstarter — их авторы, как правило, просили у публики несколько десятков тысяч долларов США, а очарованные чудесными штуками пользователи переводили миллионы.

Мнения комментаторов, впрочем, разошлись. Посмотрев на итоговую сумму (12,8 миллиона долларов), многие осознали, что Ubuntu Edge, хоть и потерпел неудачу, стал в денежном отношении самым успешным проектом в истории краудфандинговых площадок. Для сравнения, рекордсменом Indiegogo ранее считался сканер Scanadu Scout, собравший скромные 1,6 миллиона долларов, а на Kickstarter лидером были часы Pebble, на которые перечислили 10,8 миллиона долларов. Существуют и более прибыльные кампании — например, игра Star Citizen, на которую пользователи пожертвовали 15,8 миллиона долларов США, — но там сбор ведется в обход спецплощадок, так что первенство Canonical на Kickstarter и Indiegogo остается неоспоримым.

22 августа Марк Шаттлворт и сотрудники Canonical написали обращение к пользователям по итогам сборов. Они поблагодарили всех участников и заверили, что деньги, перечисленные на Ubuntu Edge, будут возвращены жертвователям в полном объеме в течение пяти рабочих дней. Кроме того, было отмечено, что операционкой Ubuntu заинтересовались многие крупные отраслевые игроки, а сама Canonical получила «бесценный» опыт в сфере краудфандинга.

В споре пессимистов и оптимистов о затее с Ubuntu Edge аргументов, пожалуй, больше у последних. В результате кампании на Indiegogo никто ничего не потерял, работа над операционной системой продолжается, а разработчики получили отличное доказательство лояльности пользователей: перечислить немалые средства на аппарат с весьма туманными характеристиками, оказывается, готовы десятки тысяч человек. Имеет смысл продолжать.

Марс наш

Россияне полетели на Красную планету, но их сгубила водка: Surviving Mars