Он хотел стать мучеником

Майора армии США приговорили к смерти за убийство сослуживцев

Нидал Хасан
Рисунок: Brigitte Woosley / AP

28 августа майор армии США Нидал Хасан, застреливший в 2009 году 13 человек на военной базе Форт-Худ в Техасе, был приговорен к смертной казни. В ходе процесса подсудимый отказался от услуг адвоката, не вызывал свидетелей в свою защиту и не стал произносить последнее слово. Несмотря на то что все стороны явно желали для Хасана высшей меры наказания, его казнь может произойти не скоро или даже не состояться вовсе.

На суде

Приговор Хасан слушал, сидя в инвалидной коляске, сохраняя полное спокойствие и не проронив ни слова. Так же молчаливо он вел себя неделю назад, когда его признали виновным в 13 эпизодах умышленного убийства и 32 случаях покушения на убийство. Он не захотел произносить речей в свою защиту.

«Стрелок из Форт-Худа», как его прозвали в прессе, никогда не отрицал своей вины. Однако и признательные показания суд от него принять не мог. Американское военное законодательство запрещает обвиняемым, которым грозит смертная казнь, давать обличающие себя показания.

Хотя, по идее, Хасан должен был защищать себя, он приложил к этому крайне мало усилий и прямо говорил о том, что сделал. Он пытался объяснить свои мотивы, утверждая, что не хотел, чтобы солдаты, которые с военной базы Форт-Худ должны были вскоре направиться в Афганистан, воевали против «Талибана». Однако суд эти аргументы не убедили.

Интересно, что власти США так и не обвинили Хасана в терроризме, хотя он сам явно хотел походить на своих героев — боевиков-исламистов. По сути, об этом он говорил в тюрьме в беседе с врачами, которые должны были подтвердить его вменяемость. Хасан признавался, что хотел, чтобы его убили сразу после нападения. Хотя ему удалось выжить, он высказывал уверенность: «Даже если я умру от смертельной инъекции, я все равно буду мучеником».

В стремлении свести счеты с жизнью при помощи американской судебной системы Хасана обвиняли и назначенные ему адвокаты. «Становится ясно, что его цель — устранение всех препятствий на пути к смертной казни», — заявлял один из них. На суде Хасан это обвинение отрицал.

За годы, проведенные в тюрьме, Хасан очень изменился внешне. Он отпустил длинную бороду, которая становилась постоянным поводом для препирательств в суде. Военные требовали от него сбрить ее, потому что он, как офицер, обязан по уставу на публике быть гладко выбритым. Тот отказывался, объясняя это своими религиозными убеждениями. Тогда суд принял решение побрить его насильно. Хасан подал апелляцию. Чем эта тяжба закончится, неизвестно, но 28 августа в суде он все еще был с длинной бородой.

В июле Хасан — видимо, для того чтобы еще раз показать, что он не простой убийца, а борец за ислам, — передал прессе свое заявление. В сообщении, опубликованном Fox News, он попросил прощения вовсе не у своих жертв и их родственников, а у собратьев по вере. Он каялся за свою долгую службу в американской армии, которая осуществляла «незаконную и безнравственную агрессию в отношении мусульман, их религии и их земли».

В американской армии

Нидалу Хасану, которому сейчас 42 года, по его логике, было за что извиняться: он действительно почти всю сознательную жизнь провел в американской армии. Выходец из семьи палестинских мигрантов, он поступил на военную службу сразу после того, как окончил среднюю школу. В 2003 году он получил степень в Военно-медицинском университете, а затем начал специализироваться на психиатрической помощи в условиях катастроф и превентивной психиатрии. В 2009 году он был повышен до звания майора.

По свидетельству очевидцев, Хасан стал более религиозным в начале 2000-х годов после смерти своих родителей. Он начал чаще посещать мечети. В одной из них в Виргинии он познакомился с Анваром аль-Авлаки — ярким исламским проповедником, который позже был признан идеологом «Аль-Каеды». Этот человек, имевший американское гражданство и хорошо знавший английский, привлек к джихаду немало мусульман-американцев.

На службе Хасану приходилось работать с американскими солдатами, вернувшимися из Ирака и Афганистана. Многие из них рассказывали психиатру об ужасах войны. Хасан сталкивался с недоверием или даже с ненавистью к себе со стороны некоторых своих пациентов, потому что он, как и враги американцев в Ираке и Афганистане, был мусульманином.

В конце ноября 2009 года отправиться в Афганистан должен был и сам Нидал Хасан. Он делился со своими единоверцами опасениями о том, что там ему, возможно, придется убивать своих собратьев-мусульман. Незадолго до этого, в декабре 2008 года, он начал переписываться с Анваром аль-Авлаки, послав ему в общей сложности 18 писем. В ФБР знали об этих контактах, однако не уделили им должного внимания. Кроме того, Хасан читал в интернете экстремистские исламистские сайты, в которых содержались призывы к священной войне.

5 ноября 2009 года Хасан раздал соседям все свои вещи: лампу и надувной матрас, принадлежавшие ему экземпляры Корана и даже замороженные овощи, лежавшие в его холодильнике. Свои действия он объяснил тем, что отправляется в командировку. Он также уничтожил свои документы, поскольку знал, что домой больше не вернется.

Прибыв к медицинскому центру на базе Форт-Худ, Хасан с криками «Аллах Акбар!» открыл огонь по посетителям, целясь преимущественно в военных. Ему удалось выпустить 146 пуль, убить 13 человек (из них только один был гражданским лицом) и ранить еще 32. Его долго не могли остановить, потому что далеко не всем посетителям военной базы разрешалось носить при себе оружие. В конце концов с четырьмя серьезными ранениями он был доставлен в больницу, где впал в кому. Придя в сознание, Хасан узнал, что оказался навсегда парализован ниже пояса.

В ожидании казни

Редко бывает так, что все участники процесса — обвинители, родственники погибших и сам подсудимый — сходятся на том, что необходимо применить высшую меру наказания. Несмотря на всеобщее согласие, смертельная инъекция ждет Хасана, скорее всего, не скоро. В военных судах процесс апелляции занимает чрезвычайно много времени и может растянуться чуть ли не на десять лет.

Наконец, есть и другие, внешние обстоятельства, которые могут помешать Хасану окончить свой путь «мучеником». В последний раз смертный приговор в отношении военнослужащего в США приводился в исполнение в 1961 году. Помимо Хасана, еще по крайней мере пять человек, осужденных военными судами, сейчас ожидают казни. Их апелляции находятся на разных стадиях рассмотрения.

Когда все необходимые инстанции будут пройдены и смертный приговор будет утвержден, решение о смертной казни военнослужащего должен будет еще подписать президент. Если это будет Барак Обама, то он окажется в сложной ситуации. Будучи противником смертных казней, президент допускал их применение в исключительных случаях. Совсем недавно, 23 августа, к пожизненному заключению был приговорен сержант армии США Роберт Бэйлс. В 2012 году он застрелил 16 мирных афганских жителей, большинство из которых были женщинами и детьми. Если президент подпишет Хасану смертный приговор, ему придется объяснять, почему жизни 16 афганцев стоят меньше, чем 13 американцев.

Мир00:02Сегодня
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?