Рули на всплытие

Украина всерьез решила поднять со дна советскую подлодку

Подводная лодка Щ-216 на рейде Батуми, 1943 год
Фото: town.ural.ru

6 февраля 1944 года подводная лодка Черноморского флота СССР Щ-216 вышла из Батуми в район северо-западнее мыса Тарханкут, которым на западе заканчивается Крымский полуостров. Крым тогда еще находился под контролем гитлеровцев, и субмарина должна была действовать на коммуникациях, по которым снабжалась немецкая группировка, запертая на полуострове в ходе действий советских войск еще осенью предыдущего года. Утром 9 февраля лодка прибыла на позицию номер 101, а уже на следующий день связь с Щ-216 была потеряна. Как оказалось позже, навсегда. И до лета этого года о судьбе субмарины можно было только догадываться.

Серия X-бис дизель-электрических подводных лодок типа «Щука» была запущена в производство в самом конце 1930-х годов, а достраивались и спускались на воду эти субмарины уже во время войны с Германией. Щ-216 стала первой и единственной подлодкой серии, которая была включена в состав Черноморского флота, и третьей спущенной на воду (до нее были Щ-405 и Щ-406, пополнившие Балтийский флот).

Из военных подвигов лодок этой серии стоит упомянуть о неравном бое, который в 1943 году на Балтике выдержала Щ-408. Субмарина была вынуждена всплыть и вступить в артиллерийскую дуэль с финской авиацией и катерами. Лодка смогла уничтожить два катера противника и затонула, не спуская флага. Щ-406, в свою очередь, потопила несколько крупных немецких транспортов. Перед самой гибелью, в том же 1943 году, она была награждена орденом Красного Знамени, а ее командир удостоен звания Героя Советского Союза.

Успехи советских субмарин, в том числе и Щ-216, на фоне послужных списков некоторых немецких подводников (Отто Кречмер за полтора года потопил 44 судна общим водоизмещением 266 тысяч тонн, Вольфганг Лют — 43 судна, 225 тысячи тонн, Эрих Топп — 34 судна, 193 тысячи) могут показаться скромными (лучший советский подводник Александр Маринеско потопил 4 транспорта общим водоизмещением 42 тысячи тонн, правда, при этом было уничтожено рекордное количество живой силы противника). Однако следует учесть, что советский флот и на Балтике, и на Черном море оказался фактически заперт в своих портах, тогда как гитлеровские субмарины до поры до времени свободно ходили по всем морям Атлантического океана. Кроме того, наши подлодки отставали по техническим характеристикам, да и подготовка советских моряков по сравнению с их немецкими противниками, которые у себя на родине считались самым элитным родом войск, оставляла желать лучшего.

И тем не менее всего в ходе Великой Отечественной войны «щукари», как называли лодки типа «Щ», потопили около 40 процентов от общего количества пущенных на дно вражеских судов, на которые пришлось 35 процентов тоннажа — это больше, чем потопили субмарины любых других типов.

Щ-216 была заложена в июле 1939 года на николаевском заводе имени 61 коммунара, спущена на воду в мае 1940-го, а в состав Черноморского флота вошла 17 августа 1941 года. Лодка была оснащена четырьмя носовыми и двумя кормовыми торпедными аппаратами, двумя 45-миллиметровыми орудиями. В лодке имелось семь отсеков: два торпедных, два жилых, отсек с центральным постом, дизельный отсек и отсек с электродвигателями. Скорость лодки в надводном положении составляла 13,6 узла, в подводном — 7,9 узла, предельная глубина погружения — 90 метров, экипаж — 37 человек.

До октября лодка базировалась в Феодосии, а после того как немцы выдавили советские войска из Крыма, перебазировалась в Туапсе. Первый боевой поход был совершен к крымским берегам, а затем лодка заняла дежурство у берегов Болгарии и в районе Босфора. Крейсерство субмарины долгое время не приносило результатов — только в октябре 1942 года она удачно атаковала румынское судно «Карпати», следовавшее в Крым под охраной двух немецких катерных тральщиков с грузом военного имущества. Поскольку подлодка выпустила торпеды из надводного положения, люди на мостике могли наблюдать и попадание, и гибель судна.

В июле 1943 года Щ-216 попала в опасную ситуацию, когда попыталась атаковать вражеский конвой. Советским морякам удалось повредить танкер противника, однако затем корабли сопровождения начали забрасывать лодку глубинными бомбами. Взрывы повредили электроизмерительные приборы, арматуру воздухопровода воздуха высокого давления, захлопку глушителя дизеля. Но субмарина все же добралась до Батуми, где на несколько месяцев встала на ремонт.

В последний, 14-й, поход лодка вышла под командованием своего бессменного капитана Григория Карбовского (в звании капитана 3 ранга). 10 февраля Щ-216 предприняла попытку атаковать встреченный у крымских берегов вражеский конвой в составе одного транспорта и группы противолодочных кораблей. С лодки докладывали, что наблюдали два взрыва и гибель судна. Информация о гибели транспорта не подтвердилась, но прояснить ситуацию было уже не у кого — на связь лодка больше не выходила.

По наиболее распространенной версии, Щ-216 была потоплена 17 февраля глубинными бомбами, которые сбросили немецкие охотники Uj 103 и Uj 106. Их команды наблюдали, в частности, появившиеся после бомбометания на поверхности масляные пятна, лакированные деревянные обломки, сигаретные пачки, обрывки одежды и книги. Лодка могла подорваться также на мине заграждения или на плавающей мине.

По некоторым данным, впервые затонувшую субмарину обнаружили в 1956 году на глубине около 70 метров. Удалось поднять с лодки вахтенный журнал и установить личности погибших моряков, всего 47 фамилий. В сентябре 1980 года корпус субмарины якобы был обнаружен вторично при проведении гидрографических работ, но никаких данных об исследовании ее водолазами не появлялось.

Поэтому, когда в начале июля 2013 года глава Черноморского центра подводных исследований Сергей Воронов сделал сенсационное якобы заявление об обнаружении Щ-216, он несколько лукавил, так как найдена лодка была более полувека назад. С другой стороны, на этот раз крымские дайверы подошли к делу намного более обстоятельно. По словам Воронова, лодка была обнаружена на глубине 52 метров приблизительно в 21 километре от берегов Тарханкута.

«Возле Тарханкута мы испытывали аппарат для глубоководных работ, который получили недавно из-за границы, от своих коллег — подводных археологов. Сделали несколько погружений, все спокойно, по регламенту, как вдруг заметили огромный объект. Когда обследовали — выяснилось, что это советская подлодка типа «Щука» с экипажем до пятидесяти человек. У нее в одном из отсеков пробоина два на четыре метра, вероятно от глубинной бомбы. Из-за этого корабль и погиб — опустился на дно и не смог затем всплыть», — рассказал Воронов изданию «Вести».

Специалист также отметил, что хотя в поврежденном отсеке субмарины остались следы сильных разрушений, в остальные шесть отсеков, герметично изолированных друг от друга, вода не попала и там, по всей вероятности, до сих пор находятся останки членов экипажа, их личные вещи и документы. В пользу такой версии высказался и руководитель водолазного отряда Михаил Шевчук, который уверен, что внутри подлодки сохранился воздух — иначе ее задняя часть не поднималась бы над грунтом.

После обнаружения Щ-216 Крымский комитет по охране культурного наследия начал поиск родственников 47 членов экипажа лодки. К концу июля стало известно, что найдены родные трех погибших подводников. Одновременно Управление МВД России по Ростову-на-Дону также обратилось к гражданам с просьбой помочь отыскать родственников моряков-ростовчан (всего 4 человека).

Заговорили о находке и в Киеве. Президент Украины Виктор Янукович поручил руководителю своей администрации Сергею Левочкину и главе правительства Николаю Азарову проработать вопрос о том, возможно ли поднять подлодку, с тем чтобы захоронить останки моряков, а на базе самой «щуки» создать музей, ведь на сегодня не сохранилось ни одного экземпляра подлодки этого типа. Тем временем к водолазным работам были подключены силы и средства Черноморского флота РФ.

К концу августа, по словам начальника отдела информационного обеспечения ЧФ Николая Воскресенского, три российских судна совместно с судами Центра поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морских сил Украины точно определили местоположение субмарины и оценили ее состояние. Было, в частности, установлено, что лодка лежит на грунте с креном 12 градусов на правый борт, причем корпус ее на 80 процентов покрыт рыболовными сетями. Взрывоопасных предметов на дне не обнаружено, что существенно облегчает работы по подъему лодки.

Воскресенский подтвердил изданию Укринформ, что субмарина имеет значительные повреждения в районе первого и второго отсеков, ходовая рубка просела к носовому орудию и бортовой номер не просматривается. При этом само носовое орудие сорвано с креплений и лежит на грунте у правого борта лодки. Горизонтальный руль лодки повернут вправо, а кормовые вертикальные рули заложены на всплытие. Планируется, что до середины сентября работу с лодкой продолжат водолазы, а затем к ним вновь присоединятся суда флотов двух стран.

Ожидается, что поднять подлодку можно будет в марте следующего года. Однако, как пишет «Первая крымская», по мнению Сергея Воронова, несмотря на то что детонация боезапаса водолазам не грозит, работы по подъему «щуки» все равно сопровождаются массой трудностей. С субмарины надо снять рыболовецкие тралы, затем выяснить, насколько прочен корпус, который при подъеме может разломиться пополам, провести консервацию и так далее. В этой связи пока сложно сказать, в какую сумму обойдется весь комплекс работ по подъему лодки.

C гибелью Щ-216 между тем связывают еще одну, полумифическую, историю — о гибели немецкого транспорта «Лэрис». Якобы на нем немцы могли вывозить из Крыма различные ценности, а советская подлодка получила задание пресечь эти планы гитлеровцев. «Мы допускаем, что такое могло быть... Немцы могли организованно вывозить ценности с оккупированных территорий», — заявлял в апреле Сергей Воронов, анонсируя экспедицию по поиску потопленного судна. «Если сопоставлять документы, — говорит председатель крымского Комитета по охране культурного наследия Лариса Опанасюк, — то, по одной из версий, уже частично подтвержденной, и найденная Щ-216 находилась в море с таким же заданием: не дать немцам вывезти музейные ценности из Крыма. Не исключена вероятность, что где-то недалеко от лодки лежит и потопленное ею немецкое судно». Впрочем известий о каких-либо следах транспорта пока не поступало.

А вот Щ-216, кажется, дождалась своего часа.