Их едят, а они глядят

Что стало с участниками крупнейших слияний и поглощений

Фото: Lionel Bonaventure / AFP

На днях американский и британский мобильные операторы — Verizon и Vodafone, соответственно, — объявили о сделке на 130 миллиардов долларов. Если все пройдет гладко, она займет третье место в списке крупнейших сделок за всю историю бизнеса. Как водится, руководители обеих компаний прогнозируют, что результатом транзакции станет невероятная «синергия» и куча других приятных бонусов. Тем не менее, как показывает практика, применительно к сделкам не всегда «крупная» означает «выгодная». «Лента.ру» решила посмотреть на самые дорогие слияния и поглощения в мире, чтобы понять, чего добились компании от объединения своих активов.

America Online (сейчас AOL) — Time Warner

Первое место в списке крупнейших слияний и поглощений (M&A, mergers and acquisitions) занимает сделка между американскими медийными конгломератами America Online и Time Warner, в результате которой первая компания поглотила вторую. Сумма сделки составила рекордные 186,2 миллиарда долларов (данные Bloomberg). Предполагалось, что более современная America Online поделится с гигантской Time Warner своим опытом работы в интернете и новая компания получит 30-процентный прирост прибыли в первый год деятельности.

На деле все пошло не так. Поглощение было завершено в 2001 году, а уже в 2002 году объединенная компания получила гигантский убыток в размере 99 миллиардов долларов. Резкое ухудшение показателей деятельности произошло на фоне спада всего сектора после того, как лопнул пузырь доткомов. Вскоре последовало соглашение об обратном выделении Time Warner в отдельную компанию.

Крупнейшая сделка впоследствии получила звание самой большой ошибки в истории бизнеса. Так ее окрестил глава Time Warner Джефф Бьюкс (Jeff Bewkes). По его словам, сама идея слияния изначально была неправильной, а руководители компаний плохо продумали, смогут ли их структуры работать как единое целое. То, что осталось от объединенной компании, сейчас стоит в семь раз меньше, чем две компании до слияния.

Vodafone — Mannesmann

Сделка между британским мобильным оператором Vodafone и немецким конгломератом Mannesmann также претендует на звание крупнейшей — ее сумма составила более 185 миллиардов долларов. Транзакция запомнилась еще и тем, что Vodafone поглотила компанию, выручка и активы которой были в пять раз больше.

В конце 1990-х годов конкуренция двух компаний за европейский мобильный рынок обострилась. Как утверждало руководство Vodafone, Mannesmann первой нарушила негласный запрет работать на «чужой» территории, купив британскую Orange. В ответ в Vodafone решили купить уже саму Mannesmann. Ее менеджмент активно сопротивлялся попыткам поглощения, но в 2000 году совет директоров все же одобрил предложение Vodafone.

Стало ли поглощение успешным для Mannesmann, сказать сложно, потому что этот бренд был уничтожен, хотя британцы и обещали сохранить его. Что касается Vodafone, то ее деятельность можно назвать относительно успешной — компания в последующие десять лет осуществила еще несколько сделок на рынке M&A и осталась одним из самых больших участников мирового рынка. Впрочем, капитализация компании с середины 2000 года упала в два раза (что, впрочем, может быть связано опять-таки с обвалом рынка из-за пузыря доткомов).

Verizon Communications — Vodafone

Почти в одно и то же время с поглощением немецкой компании Vodafone объединила свои американские активы с частью активов телекоммуникационной Bell Atlantic (сейчас — Verizon Communications). Так была образована Verizon Wireless. За 13 лет деятельности компания скупила ряд активов на территории всей Америки и к настоящему времени превратилась в одного из крупнейших операторов мобильной связи страны.

По первоначальному соглашению Vodafone получила 45 процентов СП, Verizon — 55 процентов акций. Через несколько лет американцы захотели получить сто процентов актива, но стороны никак не могли договориться о цене. В сентябре 2013 года британцам наконец удалось убедить американских коллег в том, что вторая половина Verizon Wireless стоит 130 миллиардов долларов.

Сделка только объявлена, и об успехе транзакции пока можно только рассуждать. Для Vodafone прибыль очевидна — инвесторам достанется более 80 миллиардов долларов от общей суммы сделки. Зато американцы, если сделка выгорит, будут располагать собственным интернет-бизнесом и мобильным оператором, что позволит увеличить прибыль за счет объединения абонентских баз.

Royal Bank of Scotland — ABN Amro

Сделка, в рамках которой консорциум во главе с Royal Bank of Scotland решил выкупить голландскую финорганизацию ABN Amro, по праву входит в список худших в истории. RBS, а также бельгийско-голландский Fortis и испанский Santander накануне кризиса раскошелились на 100 миллиардов долларов.

Неясно, как так получилось, но к моменту завершения сделки ABN продал свой самый ценный актив — чикагское подразделение LaSalle. Консорциуму в итоге достался бизнес, состоящий из лондонского подразделения с сомнительными активами и нескольких филиалов в других странах. В итоге промахи RBS поставили его на грань финансовой катастрофы: речь шла о потенциальном банкротстве кредитной организации и ее уходе с рынка. Спасло бренд RBS правительство Великобритании, национализировавшее банк.

Pfizer — Warner-Lambert

Поглощение фармацевтической компанией Pfizer ее конкурента Warner-Lambert стало если не худшим событием на рынке M&A, то одной из крупнейших ошибок Pfizer точно. Сделка почти на 90 миллиардов долларов была заключена в 2000 году. За это и еще несколько поглощений за Pfizer прочно закрепилась репутация компании, которая любит переплачивать. В частности, в 2005 году компания заплатила за Vicuron Pharmaceuticals на 85 процентов больше, чем стоили ее акции. Двумя годами позже Pfizer купила Coley Pharmaceutical со 150-процентной премией к рынку.

Неудачные поглощения привели к тому, что с 2004 по 2009 годы капитализация компании упала в три раза. Правда, за последние три года на фоне успешной деятельности Pfizer акции компании почти восстановили падение, так что теперь у фармацевтов есть новые возможности для проведения агрессивных сделок на рынке.

Exxon — Mobil

Ярким примером того, что слияние двух компаний с разной корпоративной культурой может быть успешным, является сделка Exxon и Mobil на 80 миллиардов долларов (1998 год). Скептики предсказывали этому слиянию крах в том числе из-за предполагаемой борьбы руководителей за влияние в новой компании. Несмотря на все предостережения, сделку все же заключили.

В последующие годы компания, которая стала называться ExxonMobil, продемонстрировала ошеломляющий рост выручки и прибыли, а также капитализации. В 1997 году совокупная прибыль компаний составила 11,8 миллиарда долларов при выручке в 203 миллиарда долларов. По итогам 2012 года компания заработала почти 45 миллиардов при выручке в 482 миллиарда долларов. Кроме того, она стала мировым лидером по капитализации и значительно обошла своих конкурентов на местном нефтяном рынке.

Безусловно, определенную роль в увеличении показателей сыграли цены на нефть, которые за десять лет с 1998 года выросли в десять раз, но все же не стоит списывать со счетов и вовремя осуществленную сделку.

«Роснефть» — ТНК-ВР

Невиданная на российском рынке M&A сделка была заключена в конце прошлого года. По условиям соглашения, британская BP и российский консорциум AAR продали свои доли в ТНК-ВР государственной «Роснефти». Глава последней Игорь Сечин оценил стоимость всей сделки в 61 миллиард долларов (точная сумма не может быть определена, так как в сделке участвуют в том числе и акции «Роснефти»). Насколько это поглощение окажется успешным в финансовом плане, еще только предстоит выяснить.

Если же оценивать успешность сделки по таким показателям, как сохранение команды и ценностей поглощенной компании, то ТНК-ВР уже проиграла. СМИ сообщали, что сотрудники когда-то британско-российского СП с большой неохотой переходили на работу в «Роснефть». Это неудивительно, ведь на смену вежливому обращению и бонусам пришла суровая реальность работы в госкомпании.

Приведенные примеры демонстрируют, что огромная сумма при слиянии еще не гарантирует успешность сделки. Менеджерам при определении мишени для поглощения необходимо оценивать не только позиции, которые потенциальная жертва занимает на рынке, но и ее культурные ценности, принципы работы. Кроме того, для удачного слияния необходимо угадать, в каком направлении будет двигаться рынок в ближайшие годы.