Висеть на крючке

Как живут фигуранты «болотного дела», которым удалось выйти из процесса без особых потерь

Пикет в поддержку фигурантов «болотного дела»
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Год назад была изменена мера пресечения четырем фигурантам «болотного дела»: из СИЗО отпустили Александра Каменского, Рихарда Соболева, Федора Бахова и Олега Архипенкова. Защите удалось доказать, что Соболева, Архипенкова и Каменского вообще не было на митинге 6 мая 2012 года на Болотной площади. Доказательства вины Федора Бахова, якобы участвовавшего в прорыве оцепления омоновцев на «Марше миллионов», который закончился столкновениям с полицией, были признаны несостоятельными. «Лента.ру» попыталась выяснить, как живут люди, которым удалось выйти из главного политического процесса года без особых потерь.

Химик

Дольше всех в СИЗО просидел молодой ученый-химик Федор Бахов. До ареста он числился заведующим отдела в компании «Метаклэй», которая занимается разработкой новых полимерных материалов — в частности, для кабельной и пищевой промышленности. 28-летний Бахов был задержан 10 июня 2012 года: около четырех утра в квартиру в Крылатском, где Федор жил вместе с женой Светланой и четырехлетней дочерью Анастасией, пришли оперативники из СК России. После обыска Федора увели; на протяжении следующих нескольких месяцев, с июня по ноябрь, Света говорила Насте одно: «Папа уехал в командировку». Сам Федор в этот момент находился в СИЗО №5, которое в просторечии именуют «Водник».

По словам самого Бахова, несколько месяцев в СИЗО он провел по одной причине. Когда его только арестовали, следователь СК Денис Конов показал Бахову видеопленку, на которой группа людей прорывает омоновскую цепочку на Болотной площади в Москве. Бахов себя на видео не обнаружил, но поверил словам Конова, сказавшего: «Вы, Федор Николаевич, там тоже есть». Первый адвокат Федора, «назначенец» Василий Наполов, посоветовал Бахову написать явку с повинной, смело пообещав подзащитному немедленное освобождение.

В середине июня 2012-го Бахову предъявили обвинение, с этого момента его интересы стала представлять адвокат коллегии «Бастион» и фонда «Общественный вердикт» Анна Зарва. Бахов 19 июня 2012 года отказался от своей явки с повинной; после этого следователи прекратили упоминать о видеопленке, на которой якобы есть Бахов — эту пленку не показали ни обвиняемому, ни его защитнику.

6 ноября 2012 года Бахову изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Официальная формулировка СК: «В связи с наличием малолетней дочери и пропиской в городе Москве следствие считает возможным изменить меру пресечения». Неофициальная версия, озвученная мне первым прокурором по «болотному делу», сотрудником Замоскворецкой прокуратуры Владимиром Кальчуком, выглядела так: «На Бахова ничего не было, его надо было отпускать».

Через месяц после того, как Бахов был выпущен из СИЗО, ему вернули изъятые при обыске вещи — одежду, в которой он был на митинге, его собственный компьютер и телефон жены.
Бахов вернулся на прежнее место работы, но подписку о невыезде до сих пор не отменили: по словам Светланы Баховой, семью держат «в напряжении»: Федор может выехать с женой и дочерью на дачу в ближнее Подмосковье, а вот на курорт в Турцию — уже нет.

Адвокат Бахова Анна Зарва говорит: «Федор находится в подвешенном состоянии, потому что движения по его делу ровно никакого. Да, он работает на прежнем месте, активно занимается наукой и семейными делами, но в филиал своей компании, расположенный за пределами Московской области, ему выезжать строго-настрого запрещено». За прошедший год Зарва написала три жалобы в СК с просьбой прекратить уголовное преследование своего подзащитного и не получила внятного ответа ни на одну из них: «Мне написали, что "оснований для прекращения уголовного дела нет", поскольку "усматривается наличие противозаконных действий со стороны Бахова". Что это за действия такие — неизвестно. Как такое может быть?» — сетует Зарва.

По словам адвоката, закон не ограничивает срок нахождения Бахова под подпиской: «Он может находиться под подпиской до тех пор, пока общее "болотное дело" будет расследоваться». Какие эпизоды вменяют Бахову, Зарва назвать затрудняется; до конца непонятен и его процессуальный статус. По версии Зарвы, дело Федора Бахова может быть выделено в отдельное производство; если же нет, то он может пойти обвиняемым вместе с теми фигурантами, чьи дела пока еще не поступили в суд — например, с координатором «Левого фронта» Сергеем Удальцовым и его бывшим соратником Леонидом Развозжаевым.

В конце сентября 2013 года Анна Зарва будет писать очередную жалобу в Следственный комитет.

Электрик

В отличие от своей коллеги, адвокат Максим Коротков-Гуляев, представляющий интересы год назад отпущенного из СИЗО под подписку о невыезде Рихарда Соболева, никаких жалоб принципиально писать не собирается: «Все эти просьбы ни к чему не приведут, на данном этапе мы воздействовать на систему уже не можем». К тому же Коротков-Гуляев боится, что в случае жалоб мягкая мера пресечения может быть изменена на более жесткую — домашний арест, или того хуже — СИЗО.

Со своим подзащитным Соболевым адвокат Коротков-Гуляев, защищавший в уголовном процессе националистку Евгению Хасис, а в гражданском — политика Владимира Жириновского, познакомился в 2008-м, незадолго до суда над группировкой националистов «Белые волки». Рихард Соболев был одним из обвиняемых, Коротков-Гуляев — его адвокатом. По версии следствия, «Белые волки» действовали в период с апреля 2007-го по январь 2008-го; за год группировка совершила около 15 убийств «лиц неславянской национальности».

Соболеву вменялось нападение на гражданина Киргизии Алтынбека Джаркынова, которого с 29-ю ножевыми ранениями доставили в больницу, где он скончался, не приходя в сознание. Следствию вину Соболева доказать не удалось, он был полностью оправдан судом присяжных. Если верить его маме, сотруднице отдела труда и заработной платы в СКБ «МИГ», «Рихард не имел никакого отношения к националистской группировке, он просто пошел гулять с друзьями».

Националистских взглядов своего сына Галина не отрицает. О своем собственном отношении к «лицам неславянской национальности» говорит следующее: «Убивать их, конечно, не стоит, но убирать надо. Я не поддерживаю [кандидата в мэры Москвы, оппозиционера Алексея] Навального, мне скорее нравится позиция, которую сейчас занимает власть: мигрантов собирают в лагерь и пересылают».

После дела «Белых волков» Коротков-Гуляев защищает 23-летнего Рихарда и в «болотном процессе». Несмотря на то что 6 мая 2012-го Соболева не было на Болотной площади (он предпочел пойти на альтернативный митинг с участием националистов на Театральной площади в Москве), в начале июня он был арестован по факту «участия в массовых беспорядках». Для того чтобы вытащить своего подзащитного из СИЗО №5, куда тот был помещен по решению Басманного суда, Коротков использовал как традиционный набор адвокатских инструментов (показания свидетелей, бывших рядом с Соболевым на площади Революции), так и нетрадиционные, но действенные приемы. Например, летом 2012 года Коротков-Гуляев, член партии ЛДПР, посетил главу Следственного комитета Александра Бастрыкина и просил его обратить внимание на ситуацию с Соболевым. Позже Вячеслав Ценер, неблизкий знакомый Короткова-Гуляева (и нынешний сотрудник предвыборного штаба кандидата в губернаторы Московской области Андрея Воробьева), спросил на форуме «Селигер-2012» президента Владимира Путина, собирается ли прокуратура отпустить на свободу тех обвиняемых по «болотному делу», которых вообще на площади не было. Путин пообещал, что прокуратура во всем разберется: то, что 8 августа 2012 года Соболев вышел из СИЗО под подписку о невыезде, Кортков-Гуляев напрямую увязывает с вопросом Ценера.

Сейчас Коротков-Гуляев и Соболев практически не видятся. Галина Соболева в последнее время общается с сыном только по телефону: он нашел себе работу в строительно-ремонтной бригаде в Подольске, живет в одном из местных общежитий, на все вопросы отвечает: «Мама, не лезь ко мне, я сам все сделаю, я уже взрослый».

Основная проблема, если верить Галине Соболевой, такая: после освобождения под подписку постоянная работа электрику Рихарду Соболеву, мягко говоря, «не светит»: «Сын так и не смог найти работу по специальности. Сразу после выхода из СИЗО он нашел работу в московском автосервисе, устроился в гараж машины ремонтировать. Там узнали, что он под подпиской, и через неделю уволили. Потом устроился лифтером, через пару дней выгнали. И так — все время. Как-то он месяц проработал в магазине охотничьего снаряжения "Сплав", потом какой-то мальчик администратору рассказал, что Рихард привлекался, опять пришлось уйти».

Долго ли Соболев продержится на нынешней работе, его мать не знает. Адвоката Соболева трудоустроенность подзащитного волнует в наименьшей степени; его тревожит, что Соболев остался обвиняемым в одном деле с Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым. По версии следствия, они организовали столкновения на Болотной площади. «Нашей системе ничего не стоит слепить заговор, в котором участвовали и националисты, и лидеры оппозиции», — утверждает Коротков-Гуляев.

Несмотря на это источник «Ленты.ру» в прокуратуре говорит, что люди, отпущенные под подписку по «делу о беспорядках на митинге 6 мая», «будут по-тихому исключены из дела, и, как только всех остальных [фигурантов] посудят [им вынесут приговор], с них без лишнего шума будут сняты все обвинения». На вопрос, как в дело 6 мая попали те, кто не был на Болотной площади, источник ответил: «Была страшная суматоха, брали всех, кто под руку подвернется».

Владелец туристической компании

30-летний Олег Архипенков — еще один националист, выпущенный под подписку одновременно с Соболевым. Так же, как и его «подельник», в июне 2012 года Архипенков был обвинен в участии в массовых беспорядках на Болотной площади; так же, как и Соболев, тот день он коротал на Театральной площади. Архипенкова арестовали в июне прошлого года, освободили — в августе. За два месяца, которые он провел в «Бутырке», адвокату Архипенкова Алексею Орлову удалось найти видео, на котором его подзащитный ходит по Театральной площади (а не по Болотной).

Для Олега Архипенкова это была вторая «отсидка»: в 2004 году он, член радикальной околофутбольной группировки Kids, отсидел год в СИЗО «Пресня» за хранение и продажу амфетамина. С этого времени его руки украшены татуировками — надписью Blood and honour, рисунком солдата в фашистской каске и несколькими знаками SS. Свои татуировки он называл «делами молодости». В том же СИЗО Архипенков познакомился с нацболом Алексеем Колуновым, попавшим в заключение за участие в известной акции «захват администрации президента». Колунов и Архипенков сидели в одной камере и с этого момента стали лучшими друзьями.

Сейчас Колунов — единственный человек, у которого есть хоть какая-то информация об Архипенкове. На мои письма Олег не ответил, его телефон постоянно выключен.

По словам Колунова, выйдя из «Бутырки», его друг, до 6 мая 2012 года занимавшийся туристическим бизнесом, вчистую разорился: «Олега арестовали в июне, когда все покупают туры, а выпустили в августе, когда никто никуда уже ехать не хочет. Двух месяцев хватило, чтобы фирма прогорела». Согласно базе данных «СПАРК», Олег Архипенков до 5 июля 2012 года числился генеральным директором фирмы ООО «Сити Туризм Централ». После этого обязанности генерального директора перешли к Алексею Колунову. На вопрос, зачем это было сделано, Колунов отвечает сухо: «Так было удобнее». На мое предположение, что Колунов безуспешно пытался помочь другу спасти гибнущий бизнес, Колунов отрезает: «И это тоже. Думайте как хотите».

Как бы то ни было, ООО «Сити Туризм Централ» больше не существует, а новый бизнес у Архипенкова, по утверждению Колунова, «никак не идет».

Мойщик витрин

Александр Каменский, 36-летний сотрудник компании «Профиль морской волны», специализирующейся на чистке окон, фасадов и витрин, стал активистом ныне запрещенной НБП в 1998 году; свою деятельность продолжил и в «Другой России», правопреемнице нацболов. По его собственному признанию, раньше он участвовал в акциях как легальных, так и «не очень», но в конкретику Каменский вдаваться не хочет — «мало ли чего».

Он до сих пор проходит подозреваемым по «болотному делу», к которому не имеет никакого отношения. Не желая иметь ничего общего с либералами и «белоленточниками», 6 мая 2012 года Каменский провел все на той же Театральной площади: пошел смотреть на акцию, потом был задержан. В автозак на Театральной он попал вместе с Владимиром Шнейдером, оператором группы «Поющие десантники»: в июне 2012 года, когда Каменского арестовали по факту «участия в беспорядках на Болотной», именно Шнейдер стал основным свидетелем защиты.

Каменского арестовали в ночь с 9 на 10 июня; при обыске у него были изъяты книги Эдуарда Лимонова и висевший на двери флаг Ирландии. Он провел полторы недели в ИВС на Петровке и был отпущен без предъявления обвинения, но под подписку о невыезде. О своем состоянии он говорит: «Очень неприятно это все: вот ты чувствуешь, что-то над тобой такое довлеет, что-то может упасть».

Адвокат Каменского Евгений Архипов (на момент интервью был мужчиной, впоследствии объявил о перемене пола и сменил имя на Марию Баст) не дает внятного ответа о дальнейшей судьбе своего клиента: «Что будет дальше, непонятно: формально подписка должна быть с Саши давно снята, но он остался на крючке, за который можно дернуть».

На акции «Стратегии-31», в которых Каменский раньше принимал активное участие, ему теперь приходится смотреть со стороны. Об этом Александр очень жалеет.