Ах да, пуп Сатаны!

В России выходит «Инферно» Дэна Брауна

Сатана. Из иллюстраций Гюстава Доре к дантовскому «Аду»

На русском языке выходит новый роман Дэна Брауна — «Инферно». На этот раз автор «Кода да Винчи» отправляет своего героя, профессора Роберта Лэнгдона во Флоренцию, разгадывать загадку Данте, зашифрованную в «Божественной комедии» — чтобы, как говорится в анонсе, предотвратить «гибель всего человечества». «Лента.ру» с разрешения издательства АСТ публикует 45-ю главу «Инферно».

Зал географических карт с дубовой обшивкой мягкого коричневого цвета и деревянным кессонированным потолком резко контрастирует с другими помещениями палаццо Веккьо, отделанными в основном камнем и штукатуркой. В этом бывшем дворцовом гардеробе уйма шкафов и кладовок, где когда-то хранилось разнообразное имущество великого герцога. Сейчас стены зала украшены картами — всего здесь пятьдесят три цветных, выполненных вручную на коже изображения мира, каким он представлялся в середине XVI века.

Эффектную картографическую коллекцию дворца венчает огромный глобус, стоящий в центре комнаты, — так называемая Mappa Mundi. Эта сфера почти двухметрового диаметра была некогда самым большим вращающимся глобусом в мире, причем, по свидетельствам современников, ее легко было раскрутить одним прикосновением пальца. Сегодня же она служит скорее последней остановкой для туристов, которые, одолев длинную анфиладу музейных залов и добравшись до этого тупичка, напоследок дивятся на глобус и отправляются восвояси.

Запыхавшиеся Лэнгдон и Сиена вбежали в Зал карт. Перед ними высилась величественная Mappa Mundi, но Лэнгдон, не удостоив ее даже мимолетного взгляда, сразу принялся шарить глазами по стенам комнаты.

— Нам нужна Армения! — воскликнул он. — Карта Армении!

С озадаченным видом Сиена поспешила к правой стене и стала искать на ней карту Армении. Лэнгдон тут же начал аналогичные поиски на левой стене, двигаясь по периметру зала.

Аравия, Испания, Греция...

Каждая карта изобиловала подробностями, что вызывало немалое удивление — ведь все они были сделаны добрых пятьсот лет тому назад, когда бoльшая часть мира еще оставалась неисследованной.

Где же Армения?

Хотя обычно эйдетическая память Лэнгдона поставляла ему достаточно яркие образы минувшего, его воспоминания об экскурсии по тайным ходам палаццо Веккьо, на которой он побывал несколько лет назад, были довольно туманными — не в последнюю очередь по вине второго бокала «Гайя неббиоло», выпитого за ленчем перед этой прогулкой. Собственно говоря, слово «неббиоло» и означает «легкий туман». Тем не менее Лэнгдон отчетливо помнил, как им показывали в этом зале одну карту — а именно карту Армении, — обладающую уникальными свойствами.

Я знаю, что она здесь, подумал Лэнгдон. Ряд карт казался нескончаемым.

— Вон она! — вдруг провозгласила Сиена. — Армения!

Ее голос донесся из дальнего правого угла комнаты. Лэнгдон мигом кинулся туда, и Сиена показала ему найденную карту. Весь ее вид словно говорил: «Ну вот, мы нашли Армению — а дальше что?»

Лэнгдону некогда было пускаться в объяснения. Поэтому он просто взялся за массивную раму, потянул ее на себя — и вся карта повернулась вместе с куском обшитой панелями стены, обнажив потайной ход.

— Ого! — вырвалось у Сиены. — Ай да Армения!

Не тратя времени зря, она бесстрашно нырнула в открывшуюся перед ними полутемную дыру. Лэнгдон последовал за ней и быстро притворил за собой потайную дверь.

Несмотря на расплывчатость своих воспоминаний о той давней экскурсии, этот проход Лэнгдон помнил хорошо. Они с Сиеной очутились как будто бы в Зазеркалье — в невидимом дворце, мире для избранных, существующем за стенами обычного палаццо Веккьо. Когда-то доступ сюда был открыт только самому великому герцогу и особо приближенным к нему лицам.

Сразу за порогом Лэнгдон чуть помедлил, оценивая новую обстановку. Каменный коридор впереди был освещен только естественным светом, просачивающимся сквозь ряд небольших окон, и спускался к деревянной двери метрах в пятидесяти от входа.

Слева была узкая лестница, ведущая вверх, но перегороженная цепью. Табличка сбоку предупреждала: «USCITA VIETATA».

Сюда-то и направился Лэнгдон.

— Куда вы? — воскликнула Сиена. — Здесь же написано «Выхода нет»!

— Спасибо, — ответил Лэнгдон с кривой усмешкой. — Я умею читать по-итальянски.

Он снял цепь с крючков, вернулся с ней обратно к потайной двери и быстро зафиксировал вращающуюся часть стены, пропустив цепь через дверную ручку и обмотав ее вокруг торчащего рядом куска арматуры. Теперь в коридор нельзя было попасть снаружи.

— Ах вот оно что... — пробормотала Сиена. — Здорово придумано!

— Надолго это их не задержит, — сказал Лэнгдон, — но много времени нам и не понадобится. Идите за мной.

* * *

Когда дверь, замаскированную картой Армении, наконец удалось выбить, агент Брюдер и его люди ворвались в узкий коридор и побежали к деревянной двери в его конце. Когда и она уступила их натиску, оттуда пахнуло прохладой, и Брюдера на миг ослепил яркий солнечный свет.

Он очутился на рабочей платформе, протянутой вдоль крыши дворца. По ней можно было добраться разве что до другой такой же двери, отстоящей от этой метров на пятьдесят, и снова войти в здание.

Брюдер глянул налево, где горой вздымалась куполообразная крыша Зала Пятисот. Здесь им не пройти. Он глянул направо — там зияла глубокая пропасть световой шахты. Мгновенная смерть.

Он снова посмотрел вперед.

— Сюда!

Вся группа кинулась по платформе к следующей двери. Над головами бойцов стервятником кружил вертолет-разведчик.

За порогом второй двери Брюдер и его люди резко остановились, сбившись в одну кучу.

Они оказались в маленькой каменной келейке. Отсюда не было выхода, кроме той двери, через которую они только что прошли. У стены стоял одинокий деревянный стол. С фресок на потолке насмешливо глазели какие-то гротескные фигуры.

Это был тупик.

Один из подчиненных Брюдера шагнул к информационному плакатику на стене.

— Подождите, — сказал он, — тут написано, что здесь есть finestra. Это что-то вроде потайного окна?

Брюдер огляделся, но не увидел никаких потайных окон. Тогда он подошел к плакатику сам.

Оказывается, когда-то эта келейка служила личным кабинетом герцогине Бьянке Каппелло, и в ней действительно было потайное окошко — una finestra segrata, — через которое Бьянка могла наблюдать, как ее муж произносит речи внизу, в Зале Пятисот.

Брюдер снова обшарил комнатку взглядом и на этот раз обнаружил в боковой стене маленькое, совсем неприметное зарешеченное оконце. Неужто они ушли через него?

Подойдя поближе, он внимательно изучил отверстие и убедился в том, что крупному человеку вроде Лэнгдона в него не протиснуться. Прижав лицо к решетке, Брюдер выглянул наружу, и это окончательно подтвердило его вывод насчет невозможности спастись таким путем: если бы кто-то и пролез в эту дыру, он сорвался бы вниз и, пролетев несколько этажей, разбился на полу Зала Пятисот.

Так куда же они подевались, черт их подери?!

Брюдер опять повернулся лицом к тесной каменной каморке, и на него вдруг разом навалились все разочарования этого мучительного дня. Изменив на секунду своей обычной сдержанности, он запрокинул голову и испустил яростный рев.

В крошечной комнатке он прозвучал оглушительно.

Далеко внизу, в Зале Пятисот, все туристы и полицейские вздрогнули и обернулись к зарешеченному оконцу под самым потолком. Похоже, бывший тайный кабинет герцогини теперь превратили в клетку для огромного дикого зверя.

* * *

Сиена Брукс и Роберт Лэнгдон стояли в кромешной тьме.

Несколько минут назад на глазах у Сиены Лэнгдон ловко закрепил цепью вращающуюся карту Армении, а затем повернулся и двинулся дальше.

К ее удивлению, он не пошел вперед по коридору, а направился к крутой лестнице с табличкой «USCITA VIETATA».

— Роберт! — в смятении окликнула его она. — Там же написано «Выхода нет»! И вдобавок я думала, что нам нужно вниз!

— Вы правы, — бросил Лэнгдон, оглянувшись через плечо. — Но иногда надо подняться вверх... чтобы спуститься вниз. — Он бодро подмигнул. — Помните пуп Сатаны?

О чем это он? Недоумевая, Сиена кинулась за ним.

— Вы что, не читали «Ад»? — спросил Лэнгдон.

Читала... но, по-моему, лет в семь.

Через пару секунд она сообразила, о чем речь.

— Ах да, пуп Сатаны! — воскликнула она. — Теперь вспомнила!

Хоть и не сразу, но Сиена поняла, что Лэнгдон имеет в виду заключительную часть «Ада». Чтобы покинуть преисподнюю, Данте вынужден ползти вниз по волосатому брюху громадного Сатаны. Когда он достигает его пупка, а тем самым и центра Земли, сила тяжести меняет направление на противоположное — и вместо того, чтобы продолжать спускаться в чистилище, Данте неожиданно начинает подниматься туда.

Сиена мало что запомнила из «Ада», но помнила, что такое писание гравитационной силы еще тогда расстроило ее своей нелепостью — очевидно, Данте не хватило гениальности на то, чтобы постичь законы физики.

Они одолели всю лестницу, и Лэнгдон открыл единственную дверь, которая там была, с надписью «SALA DEI MODELLI DI ARCHITETTURA». Пропустив Сиену внутрь, он тоже переступил порог, а потом закрыл дверь и запер ее на засов.

В простой маленькой комнатке за дверью стояли витрины с деревянными моделями архитектурных проектов Вазари, относящихся к интерьеру дворца. Сиена не обратила на эти модели никакого внимания. Зато она обратила внимание на то, что в комнате не было ни других дверей, ни окон, а следовательно, как их и предупреждали... никакого выхода.

— В середине 1300-х годов, — тихо произнес Лэнгдон, — дворец захватил герцог Афинский — он и построил этот тайный ход, чтобы спастись в случае нападения. Ход называется Лестницей герцога Афинского, ведет вниз и заканчивается крошечной дверью на улицу. Если мы сумеем туда добраться, никто не заметит, как мы вышли. — Он показал на одну из моделей. — Видите? Вот он, сбоку.

Он притащил меня сюда, чтобы любоваться моделями?

Бросив на модель встревоженный взгляд, Сиена увидела лестницу, спускающуюся с самого верха дворца до уровня земли и хитро спрятанную между внешней и внутренней стенами здания.

— Я вижу ступеньки, Роберт, — кисло сказала она, — только они на противоположной стороне дворца. Нам туда никак не попасть!

— Не торопитесь с выводами, — ответил он с кривой усмешкой.

Внезапно внизу раздался треск, и они поняли, что карта Армении пала под натиском их преследователей. Затаив дыхание, они прислушивались к топоту бойцов в коридоре — никто из них даже не подумал, что беглецы полезут еще выше... и уж тем более по крошечной лестнице с табличкой «Выхода нет».

Когда шум внизу стих, Лэнгдон уверенно пересек комнату, лавируя среди витрин с моделями и направляясь прямиком к чему-то вроде стенного шкафа в дальнем углу. Шкаф был величиной примерно метр на метр и находился на расстоянии чуть меньше метра от пола. Не медля ни секунды, Лэнгдон схватился за ручку и распахнул дверцу.

Сиена отпрянула в изумлении.

За дверцей открылось нечто похожее на бездну без конца и края... словно шкаф был порталом, ведущим в иной мир. Там чернела непроглядная тьма.

— За мной, — скомандовал Лэнгдон.

Он взял фонарь, висевший на стене рядом с отверстием. Затем с неожиданной ловкостью и силой вскарабкался в шкаф и исчез в кроличьей норе.