Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Ликвидация грамотности

Полицейские стали фигурантами уголовного дела об избиении профессора

Александр Куликов

В Москве 10 сентября было возбуждено уголовное дело в отношении двоих полицейских, подозреваемых в применении насилия к 79-летнему профессору Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Александру Куликову. Ранее следователи рассматривали ситуацию диаметрально противоположно: в июле дело было возбуждено против самого профессора.

18 июня 2013 года профессор Куликов, возвращавшийся с приема экзаменов, подошел к своему дому на улице Ивана Бабушкина. У подъезда он увидел соседа и бывшего ученика, бывшего заместителя начальника госпиталя им. Бурденко Владимира Зайцева. Тот ссорился с полицейскими, которые не хотели как-то воздействовать на рабочих, заваливших грузовой лифт строительным мусором.

Куликов подошел к участникам конфликта и поинтересовался, что происходит. Полицейские в ответ спросили, «кто это такой». Зайцев объяснил, что это «уважаемый человек, профессор президентской академии, доктор наук Куликов Александр Георгиевич». Те начали смеяться, и Куликов подтвердил, что действительно работает в академии и был оппонентом на защите докторской диссертации у известного государственного деятеля Виктора Зубкова. По словам самого профессора, после этого полицейские «чуть не попадали от смеха». Тогда он попросил их предъявить документы и переписал данные из одного удостоверения: «Кущев Петр Викторович, МВК 056828».

После этого профессор счел, что конфликт исчерпан, и отправился к лифту, чтобы подняться домой. В том же направлении пошли Кущев и Зайцев: бывший замначальника госпиталя все-таки уговорил полицейского посмотреть на лифт, превратившийся в свалку из-за ремонта в одной из квартир. Когда лифт приехал и перед взглядами собравшихся предстали мешки со строительным мусором, профессор Куликов не удержался от комментариев. Он сказал, обращаясь к Кущеву: «Да, безобразие. А вы их прикрываете».

После этого, по словам Куликова, Кущев вместе с коллегами схватил его за руку и потащил к машине. «Где-то по дороге я потерял свой портфель, но, как мог, изо всех сил сопротивлялся», — рассказывает профессор. По его словам, полицейские 15 минут пытались затолкать его в машину. Наконец он вырвался и побежал к подъезду, но те догнали его и надели на него наручники. Профессор продолжал сопротивляться, его ударили головой о косяк, а затем все-таки посадили в машину, причем водитель отругал его за испачканное кровью сидение. На место «задержания опасного преступника» прибыл второй наряд. И не зря: Куликову снова удалось выбраться из машины, и правоохранителям пришлось вступить в борьбу в третий раз.

На помощь профессору тем временем подоспели жена и соседи, приехала «скорая помощь». У Куликова поднялось давление, болели голова и сердце. Собравшимся удалось убедить полицейских в том, что пожилому человеку нужно ехать не в отделение, а в больницу. В медучреждении профессор провел около трех часов.

Кущев и его коллеги, по-видимому, полагали, что столкнулись с совершенно беззащитным человеком, который, именуя себя профессором, в своем безумии фантазирует о знакомствах с чиновниками высшего звена. Не сумев наказать его отсидкой в изоляторе, полицейские пошли другим путем — подали документы на возбуждение уголовного дела о применении насилия к представителю власти. В отчете говорилось, что Куликов нанес Кущеву «не менее шести ударов, вследствие чего он получил физическую боль и глубокую моральную травму».

Куликов тем временем тоже занялся составлением отчета. Он разослал свою версию случившегося в Следственный комитет, правительство Москвы, управление собственной безопасности ГУ МВД Москвы, прокуратуру Юго-Западного округа и УВД по Юго-Западному округу. И тогда стало окончательно ясно, что полицейские ошиблись в своей оценке: рассказывая о своих обширных связях и заслугах, профессор говорил правду. Он действительно оппонировал на защите кандидатской диссертации Зубкова, а министр обороны Сергей Шойгу является его непосредственным учеником.

А кроме Шойгу, в число учеников Куликова входят также семь его заместителей в звании генералов, один контр-адмирал, первый председатель Госдумы РФ Иван Рыбкин, бывший начальник ГАИ Владимир Федоров, министр регионального развития РФ Игорь Слюняев, бывший глава Центробанка РСФСР Георгий Матюхин, бывший зампред Банка России Александр Хандруев, ректор Московского городского университета управления правительства Москвы Андрей Марголин, ректор Финансового университета при правительстве РФ Михаил Эскиндаров, а также президенты Казахстана, Молдавии и Латвии. «Я не раз слышал от других, да и читал немало про Казань, Мордовию, СВО г. Москвы, как "воспитывают" в КПЗ. А мне еще хотелось сделать что-то полезное для страны», — посетовал в своем заявлении профессор.

Следователь Гагаринского отдела СК РФ Вадим Грецов сначала принял решение в пользу полицейских. 31 июля он возбудил в отношении Куликова дело о применении насилия к представителю власти. 21 августа, узнав об этом, профессор Куликов попал в больницу в предынфарктном состоянии. Однако ситуация уже начала меняться в его пользу. Нанятый Куликовым адвокат Ирина Тихомирова стала активно общаться с журналистами. 22 августа разгромные материалы о «полицейском беспределе» появились в СМИ, причем их опубликовали не только привычные к подобным историям таблоиды, но и правительственная «Российская газета».

10 сентября стало известно, что в отношении Кущева возбудили дело по статье «превышение должностных полномочий с применением насилия», ему уже предъявлено обвинение. Коллега Кущева по фамилии Кулешов получил статус подозреваемого. Уволить полицейских пока не успели, в связи с чем адвокат Тихомирова обвинила их руководство в нарушении Положения о службе в ОВД РФ. Дело Куликова, по некоторым данным, тем временем успели закрыть.

В общем, похоже, что победа в этом противостоянии осталась за профессором. Точнее, увы, не за профессором, а за Шойгу, Зубковым, Слюняевым и далее по списку. В том, что подобного эффекта смог бы добиться простой «гражданин Куликов», все-таки есть некоторые сомнения.