Бери портвейн, иди домой

Молдавия расплачивается за отказ от Таможенного союза

Здание парламента Молдавии 9 апреля 2009 года, через два дня после массовых беспорядков
Фото: Денис Синяков / Reuters

В отношениях с Молдавией, отказавшейся от вступления в Таможенный союз и избравшей курс на Европу, Россия, похоже, решила перейти от угроз к действиям. Во вторник, 10 сентября, стало известно, что Роспотребнадзор полностью запретил поставки молдавского вина. Официальная причина — претензии к качеству. В Кишиневе, в свою очередь, сразу же заговорили о политической подоплеке. За винным эмбарго между тем могут последовать и другие меры. У Молдавии достаточно болевых точек, на которые может надавить Москва (можно упомянуть хотя бы поставки российского газа и молдаван, находящихся на заработках в России). Вопрос теперь в том, долго ли смогут выдерживать это давление молдавские власти.

В ситуации с Молдавией, по сути, повторяется украинский сценарий. Сначала российская сторона, апеллируя к потенциальным членам ТС, пыталась действовать уговорами. Затем последовали угрозы, а за ними — санкции. Развернувшаяся «торговая война» (в случае с Украиной — «конфетная») продолжается до сих пор. На внешнеполитический выбор Киева она, впрочем, пока существенно не повлияла (хотя украинские власти уже допустили, что вопрос о внешнеполитических предпочтениях страны может быть вынесен на референдум).

Нынешнее руководство Молдавии, сменившее у власти коммунистов несколько лет назад, изначально подчеркивало свой проевропейский курс. Это было зафиксировано даже в названии правящей коалиции — «Альянса за европейскую интеграцию». Представители коалиции — партии либерально-демократического толка — последовательно выполняли рекомендации Европы, в том числе и не слишком популярные среди населения самой Молдавии. Они, к примеру, согласились ввести запрет на дискриминацию геев, вызвав волну протеста со стороны православных верующих.

Россия, со своей стороны, на привлечении Молдавии в ТС особо не настаивала. Возможно, в Москве надеялись, что правящая в республике коалиция, которую на протяжении нескольких лет сотрясали скандалы и склоки, потеряет власть и освободит место для оппозиции — партий левого толка, которые как раз выступают за сближение с Россией и Таможенным союзом. Или же не считали, что за ее вступление в ТС вообще стоит активно бороться.

Ситуация стала меняться летом 2013 года, с приближением саммита «Восточного партнерства» — интеграционной программы ЕС для стран бывшего СССР. На саммите, который должен пройти в ноябре в Вильнюсе, сразу несколько бывших советских республик планировали утвердить соглашения об ассоциации с Евросоюзом, а также о свободной торговле. Хотя такие соглашения, разумеется, не исключают сотрудничества с Россией, на перспективе — пусть и призрачной — полноценного вступления в ТС они поставили бы крест.

Москва с этим мириться отказалась. Сначала средства «убеждения» (пропагандистская кампания, экономические санкции) испытала на себе Украина. Позднее о готовности вступить в ТС неожиданно объявила Армения, которой со стороны РФ были обещаны всевозможные экономические блага (представители ЕС уже заявили, что с соглашением о свободной торговле Армения теперь может распрощаться). Теперь на очереди оказалась Молдавия.

Начиналось все, кстати, довольно мирно. В конце июня в Кишиневе прошел круглый стол, на котором представители стран ТС описывали его преимущества. «Россия уважала и всегда уважает выбор государств, а потому круглый стол никоим образом не противоречит европейским устремлениям Молдовы, — уверял посол России Фарит Мухаметшин. — Давить мы не будем, мы готовы помогать!»

В Кишиневе от предложения отказались. При этом глава МИД Молдавии Наталья Герман, посетившая в июле Москву и встретившаяся с российским коллегой Сергеем Лавровым, утверждала, что с российской стороны встретила понимание. «Господин Лавров сказал, что Россия уважает наш европейский выбор», — заявляла она.

Вскоре, однако, убедившись, что уговоры не действуют, Москва сменила тон. В начале сентября Молдавию посетил вице-премьер Дмитрий Рогозин и прямо объяснил, чем грозит республике ее сближение с Европой. Припугнул потерей российского рынка и сложностями с непризнанным Приднестровьем: «Если Молдавия и Украина подпишут это соглашение, это не скажется на Приднестровье, которое выбрало евразийский вектор развития; Россия как страна-гарант обеспечит исполнение ранее подписанных соглашений по Приднестровью». Прозрачно намекнул на поставки российского газа: «Энергетика важна, особенно в преддверии наступления холодов, зимы, холодной осени. Надеемся, что вы не замерзнете», — и напомнил о работающих в России молдавских мигрантах: «700 тысяч трудовых мигрантов Республики Молдова находятся в Российской Федерации, а решение об интеграции принимается в обратном направлении».

«Ассоциация с ЕС — это далеко не вступление. Разница между ними — как разница между "каналом" и "канализацией", — ораторствовал представитель российского правительства. — Нужно понимать, что никто Молдову в [полноценные члены] ЕС принимать не собирается. Максимум ее пустят в европейский предбанник, в очереди постоять да тапочки подносить тем, кто имеет право войти в баню».

В Кишиневе пытались сделать вид, что угроз не замечают. Вице-премьер Молдавии Валерий Лазэр заявил, что сказанное Рогозиным следует воспринимать как «шутку». Президент республики Николае Тимофти допустил, что слова российского гостя «можно расценивать как шантаж», однако тут же добавил: возможно, угрозы и не будут реализованы.

Позднее, правда, в правительстве все же признали, что дело принимает серьезный оборот. «Настоящая борьба за независимость Республики Молдова начинается только сейчас, — предупредил сограждан Лазэр. — Нам предстоит справиться со всеми испытаниями, с которыми Республика Молдова столкнется в ближайшие несколько лет».

Очередное «испытание» между тем уже маячило на горизонте. Еще до визита Рогозина с претензиями в адрес Молдавии стал выступать Геннадий Онищенко. Примечательно, что еще весной, как отмечает Kommersant.md, отношение к молдавскому вину у него было вполне благожелательным. «Данные, которые мы получили за 2012 год, дают нам основания совершенно объективно расширять или либерализовать рынок молдавской винодельческой продукции в наших торговых сетях», — заявил он тогда.

Теперь же Онищенко качеством молдавского вина был недоволен и грозил ограничениями поставок. В начале сентября он прямо вспомнил «драконовские меры 2005-2006 года». Тогда дело не ограничилось запретом на экспорт, вино было также изъято из российских магазинов. Для Молдавии это обернулось существенными потерями доходов от виноделия. По информации экономиста Виорела Кивриги, 40 процентов винодельческих компаний тогда обанкротились или понесли серьезные убытки. На восстановление экспорта в Россию потребовалось около полутора лет.

В Кишиневе надеялись, что на этот раз до «торговой войны» дело не дойдет. Глава Минсельхоза Молдавии Василий Бумаков, посетивший на днях Москву и обсуждавший претензии по вину, по возвращении заявил, что эмбарго не будет. «Мы говорили о тех нескольких партиях, которые пройдут повторную проверку и, вероятно, будут пропущены российской стороной», — успокаивал он.

Запрет в итоге был введен на неопределенный срок. Он коснулся всей винодельческой продукции Молдавии. Будет ли уже ввезенное вино изыматься из магазинов — пока неизвестно. Как заявил Онищенко, запрет будет действовать до тех пор, пока со стороны Молдавии не будут сделаны «конкретные шаги, направленные на системное решение проблемы».

Противостоять давлению России, как полагает Pan.md, Молдавия в одиночку не сможет. Если последуют и другие санкции (ужесточение правил приема трудовых мигрантов или, например, актуализация вопроса о гигантском долге непризнанного Приднестровья за российский газ, который де-юре «висит» на Молдавии), то уступки Москве станут лишь вопросом времени. Определенную помощь, как считает издание, республике может оказать Запад, выступив в качестве посредника в российско-молдавских отношениях. Неясно, правда, насколько эта помощь окажется эффективной.

С другой стороны, как отмечает политолог Николай Киртоакэ, Молдавии в принципе следует определиться с внешнеполитическими приоритетами. «У Молдовы нет многовекторной политики и быть не может, — считает эксперт. — Сейчас проевропейский курс дискредитируется теми, кто пришел к власти на волне европейской интеграции. Политики обещали, что все падет на наши головы, как манна небесная. Но этого не произошло, и евроскептиков стало больше. А они склоняются к евразийской модели».

Бывший СССР10:5610 декабря

Взяли власть

В Армении прошли выборы. Сторонники Пашиняна победили с разгромным счетом