Врагу не пожелаешь

Депутаты утвердили реформу РАН

Участники акции протеста против реформы РАН около здания Государственной Думы
Фото: Артем Житенев / РИА Новости

Российские власти 18 сентября провели через Госдуму закон о реформе РАН под недовольный ропот ученых, протестовавших у здания парламента в центре Москвы. Лояльная власти Дума пошла на уступки академикам, однако в самом главном законопроект не изменился: сотнями институтов Академии теперь будет заведовать правительственное агентство. К сожалению, реформа такого рода, скорее всего, не только не добавит эффективности работе РАН, существующей с петровских времен, но и, с большой долей вероятности, усугубит положение ученых в России.

За принятие закона о реформе РАН в Думе проголосовал 331 депутат, против высказались 107, один депутат воздержался. Против закона, появление которого правительство объясняло необходимостью контроля за целевым использованием имущества Академии, более или менее монолитно голосовала лишь фракция коммунистов, которые изначально полагали, что такая реформа навредит российской науке. Депутат от КПРФ Дмитрий Новиков назвал процедуру принятия законопроекта «очередной погромной спецоперацией» властей.

Реформа РАН действительно проходила так, словно изначально задумывалась как спецоперация по захвату мятежной институции. Правительство, формально оттолкнувшись от давно назревших ожиданий перемен в Академии, втайне разработало и стремительно перебросило в Думу соответствующий законопроект, и лишь массовые протесты и резкая критика тысяч ученых смогли удержать депутатов от окончательного одобрения этого документа уже в весеннюю сессию. За лето академическое сообщество успело собрать ряд поправок к законопроекту, но уже в сентябре, едва рассмотрев эти поправки, Дума столь же стремительно приняла новый закон во всех трех чтениях. В ближайшее время документ пройдет утверждение в Совете Федерации, после чего будет подписан президентом и опубликован. С этого момента реформа РАН официально вступит в силу.

С той минуты, когда законопроект о реформе РАН был буквально вброшен правительством в публичное поле, и до самого последнего времени обсуждение столь важного для отечественной науки документа проходило где-то в кулуарах. Научное сообщество, которое совсем не ограничивается небольшой кликой высокопоставленных академиков — членов Президиума РАН, до последнего момента не знало, чем завершатся переговоры нового руководства Академии с чиновниками. Ни одна из заинтересованных сторон не обсудила толком ни смыслы, заложенные в скандальный документ, ни цели, которые ставит перед собой государство. Почти 100 тысяч сотрудников РАН, половина из которых непосредственно занимается наукой, до последнего не знали, чем обернется для них стремительно приближающаяся реформа. Как не знают они этого и сегодня.

Изначально заявлялось, что система управления Академией нуждается в срочной перестройке, в ходе которой руководство РАН следует освободить от участия в хозяйственной деятельности подконтрольных институтов. Фактически реформа свелась к созданию Федерального агентства по управлению имуществом РАН, которое будет управлять имуществом и организациями, подведомственными Академии. При этом почему-то подразумевается, что если передать такому агентству институты, занятые фундаментальными исследованиями, то это позволит Академии сосредоточиться на повышении эффективности научной работы.

В реальности же совершенно неясно, как именно возникновение нового имущественного агентства поможет подлинной реформе РАН. Академию лишат части хозяйственных функций и ограничат в контроле за целым рядом учреждений, но для того, чтобы стимулировать ученых к продолжению научной работы, не предусмотрено практически ничего. Академия укрупнится за счет РАМН и РАСХН, и, соответственно, возрастет количество академиков. Всем им при этом обещаны пожизненные денежные выплаты — «за статус». Но при этом, что самое важное, РАН не получит никаких новых стимулов к тому, чтобы заняться внутренней реорганизацией. Эффективные институты внутри Академии останутся эффективными, но сохранятся и такие научные учреждения, от которых давно уже осталась только вывеска.

К реформе РАН до последнего времени в России не призывал, кажется, лишь ленивый. Но предложенный Думе законопроект был встречен в штыки даже самыми яростными критиками Академии. И это понятно: перекройка управленческой и хозяйственной структуры РАН в период, когда правительство вынуждено заморозить бюджет, при одновременной консервации нынешнего руководящего корпуса Академии, вынуждает опасаться за те ее подразделения, где действительно еще существует российская и мировая наука.

Согласно этому законопроекту, сотни российских научных институтов, на базе которых ведутся фундаментальные исследования, должны поступить в ведение нового правительственного агентства. Его полномочия будут утверждены в течение ближайших трех месяцев, но ученые уже сейчас опасаются, что агентство будет как утверждать директоров институтов, так и выступать главным заказчиком работ. Академия же остается не у дел и в лучшем случае сможет выступать с рекомендациями. Но и в этой части реформа выглядит непродуманной и сырой. Мало того что она почему-то не будет распространяться на Дальневосточное, Сибирское и Уральское отделения РАН, так еще и не исключено, что вместо очередного «эффективного менеджера» новое агентство возглавит нынешний президент РАН Владимир Фортов, о чем, в частности, упоминал минувшим летом президент Владимир Путин. В этом случае стоит говорить не столько о создании новой кормушки для чиновников, сколько об их будущем конфликте с академиками, так как в целом агентство будет подчиненно правительству России.

За спорами о том, к чему приведет частичная передача чиновникам контроля над российской наукой, как-то забывается, что ситуацию внутри самой Академии наук вряд ли можно считать сколько-нибудь нормальной. Все последние 20 лет организация, созданная еще при Петре Первом, медленно, но верно деградирует. Согласно исследованию Thomson Reuters, в 2010 году средний возраст членов Российской Академии наук превышал 50 лет, а исследовательские бюджеты ведущих научных институтов составляли лишь несколько процентов от бюджетов сопоставимых по размеру институтов в США. Все это усугубляется отсутствием должного финансирования и непрекращающейся утечкой мозгов — по данным того же Thomson Reuters, уже более 80 тысяч ученых с начала 1990-х покинули Россию в поисках более высокой зарплаты и современного оборудования.

Складывается ощущение, что реформа РАН, вокруг которой в последние месяцы было сломано столько копий, на деле оказалась фикцией. Она не ставит своей целью вывести российскую науку на новый уровень, как не ставит целью и сохранить хотя бы ту науку, которой РАН располагает сегодня. Неясно и то, чем в итоге обернется оптимизация работы институтов, если она вообще произойдет. На деле никакой реформы Академии (само существование которой в последнее время не раз ставилось под вопрос) не получается. Зато отлично получается бестолковое топтание на месте, когда слепая уверенность чиновников в своей правоте сталкивается с желанием академиков сохранить власть, а десятки тысяч ученых в пылу хозяйственных баталий в очередной раз оказываются предоставлены сами себе.