Новости партнеров

Ураган по имени Кейт

Новый фильм Вуди Аллена стал бенефисом одной актрисы

Кейт Бланшетт в фильме «Жасмин»

В последние годы Вуди Аллен предпочитал путешествовать по крупным европейским городам и снимать комедии — не то чтобы провальные, но и не слишком полюбившиеся критикам и зрителям. Новая работа кинематографиста «Жасмин» («Blue Jasmine») — драма, которая не старается специально развеселить зрителей, но при этом оказывается местами довольно смешной и постоянно — крайне ядовитой.

Кейт Бланшетт играет Жасмин (на самом деле — Джанет, героиня просто решила, что ее настоящее имя недостаточно благозвучно), обеспеченную даму из Нью-Йорка. Когда ее супруг Хэл (Алек Болдуин) совершает самоубийство в тюрьме, где он оказался за финансовые махинации, Жасмин лишается средств к существованию и вынуждена переехать в Сан-Франциско к сестре Джинджер (Салли Хокинс). Квартира Джинджер намного скромнее, чем нью-йоркское жилище героини Бланшетт. Кроме того, по дому носятся малолетние дети, да еще в гости время от времени наведывается жених Джинджер, Чили (Бобби Каннавале). Жасмин убеждена, что Чили не подходит ее сестре, а новый образ жизни не подходит ей самой — поэтому она пытается найти работу и даже устраивается на компьютерные курсы. Однако освоение компьютера проходит не так гладко, как хотелось бы, работодатель-стоматолог сначала делает комплименты, а потом пристает с непристойными предложениями, да и вообще жизнь катится под откос.

Впрочем, постепенно зрители выясняют, что Жасмин начала двигаться по наклонной довольно давно. Сцены в Сан-Франциско перемежаются с флэшбэками из Нью-Йорка, проливающими свет на отношения героини с супругом и источники доходов последнего. Такая манера изложения позволяет Аллену приберечь неожиданное откровение для самого финала картины. Однако даже после этого кульбита кинематографист завершает ленту примерно так же, как и некоторые другие свои фильмы — то есть в буквальном смысле ничем. Аллен просто оставляет Жасмин в состоянии полного раздрая на скамейке где-то в скверике.

У фильма «Жасмин» есть и другие черты, характерные для работ Аллена. Со многими второстепенными персонажами кинематографист обходится как с функциями — то есть они появляются на экране исключительно для того, чтобы толкнуть сюжет в нужную сторону, ни о каком развитии характеров речи не идет. В общем-то, и Жасмин с Джинджер — героини довольно однобокие. Первая — не приспособленная к жизни взбалмошная истеричка, запивающая антидепрессанты водкой, вторая — добродушная дурочка, легко идущая на поводу у других. Обеих Аллен показывает без прикрас — и над обеими посмеивается. Над Жасмин он, впрочем, смеется намного злее.

По традиции, все персонажи крайне разговорчивы. Особенно это касается Жасмин, которой, в общем-то, даже собеседники не нужны — начав вспоминать счастливое прошлое, она заговаривает сама с собой. При этом героиня Бланшетт заикается и сбивается, примерно как и сам режиссер. Считается, что даже в тех своих фильмах, где Аллен не снимается сам, появляются его клоны в исполнении других актеров. Жасмин — это, конечно, не копия Аллена, но из всех персонажей картины она больше других похожа на кинематографиста.

Штука в том, что Бланшетт своей актерской игрой вытаскивает глубоко неприятную болтливую бабу на какие-то совсем уж заоблачные высоты. (Надо отметить, что и Хокинс, которой тоже дают развернуться, невероятно хороша, но до экранной партнерши ей все-таки далеко.) Бланшетт играет так, что за Жасмин поочередно становится то нечеловечески стыдно, то невыносимо страшно. Придуманная Алленом героиня настолько эгоистична, невежественна и при этом самоуверенна, что ее вместе со всеми чемоданами Louis Vuitton и попытками заниматься интерьерным дизайном иначе как гротеск воспринимать было бы невозможно — если бы не актриса. Благодаря самоотверженности Бланшетт, которая, кажется, совершенно не боится выглядеть смешной и уродливой, Жасмин превращается в адский смерч, который походя разрушает судьбы людей, оказавшихся поблизости. Наблюдать за разыгравшейся стихией, понятное дело, одновременно и крайне увлекательно, и немного жутко.

Не очень понятно, предоставил ли режиссер Бланшетт большую творческую свободу, чем он привык, или она сама умудрилась перетянуть одеяло на себя. Зато вполне очевидно, что актриса имеет все шансы получить «Оскар» — и что благодаря ей Аллен снял свой самый эмоциональный, злой и грустный фильм за многие годы.

Культура00:0220 сентября

«Мы ждем перемен»

Роман соавтора Бьорк и ожидание новой «оттепели»