Не надо рая

Arcade Fire выпустили свой лучший альбом

Arcade Fire
Фото: официальная страница группы в Facebook

Канадский рок-оркестр Arcade Fire выпустил на днях свой четвертый — и, очевидно, лучший на нынешний момент — студийный альбом «Reflektor». Двойной диск появился в продаже 28 октября.

Основная часть материала, составившего пластинку, была вдохновлена поездкой фронтмена группы Уина Батлера и его жены Реджин Шассань на историческую родину семьи Шассань — Гаити. Там музыканты прониклись местными ритмами и пообщались с людьми, многие из которых вообще никогда не слышали западной популярной музыки — вплоть до The Beatles или The Rolling Stones. Именно там, по словам Батлера, Arcade Fire почувствовали некий первобытный грув, который и заложили в основу своего нового альбома.

Обратить гаитянские пульсации в поп-музыку канадцам помог музыкант и продюсер Джеймс Мерфи (фронтмен в меру психоделичной и более чем танцевальной группы LCD Soundsystem, уже, впрочем, распущенной). К тому времени, когда он подключился к работе, Arcade Fire уже около года пробовали записывать новый материал с продюсером Маркусом Дрэвсом, подготовив около 60 набросков.

Итогом стал двойной диск, по всем пунктам дающий прикурить предыдущей работе Arcade Fire «The Suburbs», которая в 2011-м получила «Грэмми» как лучший альбом года. Главное достоинство «Reflektor» по сравнению с предшественником — несмотря на обилие электронных примочек и преобладание танцевальных ритмов, это очень живая музыка. Пяти- и даже семиминутные композиции звучат здесь скорее непринужденно и расслабленно, чем монументально. На этом альбоме наконец-то слышно, что Arcade Fire — прежде всего, гениальная концертная группа; максимально передана живая энергетика музыкантов, которой зачастую не хватало в выхолощенном звуке «The Suburbs». Жизни добавляют и расчетливо оставленные в песнях шероховатости (например, «Normal Person» начинается и заканчивается хаотичными звуковыми кусочками а-ля саундчек перед концертом).

К тому же «Reflektor» — вызывающе ровный альбом. Здесь вовсе нет плохих песен, а на звание лучшего может претендовать добрая половина треков. Порою музыка звучит просто обезоруживающе — будь то нисходящие щипково-клавишные пассажи в заглавной песне, самоуверенно шагающий бас в «We Exist» или фортепиано в «Here Comes The Night Time», которое вступает именно там, где просто обязано было вступить. (Кстати, последний аранжировочный приемчик Батлер, судя по всему, позаимствовал из песни своей любимой группы The Cure «Close To Me».)

Второй диск звучит несколько менее энергично, чем первый, но это с лихвой компенсируется наличием на нем незабываемой переклички Орфея и Эвридики (их роденовское скульптурное изображение украшает обложку альбома), а также очередной программной отповедью Батлера по поводу сомнительной привлекательности жизни после смерти под названием «Afterlife».

Выход альбома «Reflektor» в лучших традициях Arcade Fire сопровождался мистификациями и сюрпризами. В августе 2013 года была запущена пиар-кампания, в которой смогли принять посильное участие все пожелавшие поклонники коллектива. Благодаря им на стенах домов в разных городах мира появились таинственные криптограммы, внутрь которых были вписаны буквы, составляющие слово «Reflektor». Кое-кому, правда, масонские замашки Arcade Fire пришлись не по душе, и музыкантам даже пришлось публично извиниться перед обиженными домовладельцами за порченное имущество. Впрочем, от этого шумихи вокруг «Reflektor» только прибавилось.

В сентябре вышел долгожданный сингл с титульной композицией, который продолжил кампанию по расчетливому дуракавалянию — пластинку приписали вымышленной группе The Reflektors, причем не поленились даже составить трек-лист для ее воображаемого альбома из кусочков текста к реальным новым песням Arcade Fire.

Отдельных упоминаний заслуживают и аж два клипа на песню «Reflektor». Один из них снял культовый фотограф (а с некоторых пор еще и кинорежиссер) Антон Корбайн, а второй представляет собой собственно отражение (reflektor переводится с английского как «отражатель») каждого отдельного слушателя. При входе на интерактивный сайт justareflektor.com пользователям предлагается посмотреть виртуальную проекцию с собственным участием, созданную канадским режиссером Винсентом Мориссетом. Для этого достаточно предоставить сайту доступ к своей веб-камере или подключить к компьютеру смартфон или планшет.

В песне «Reflektor» музыкантам Arcade Fire подпел Дэвид Боуи, заглянувший к ним на студию вскоре после выхода собственного нового альбома «The Next Day». Боуи, по словам музыкантов Arcade Fire, пришел в полный восторг от чернового микса «Reflektor» и намекнул, что если они не доделают песню в ближайшее время, то он выпустит собственную версию первым. В качестве компромисса Боуи спел несколько строчек в версии Arcade Fire, а выпущенная 9 сентября 2013 года песня длиной в семь с лишним минут стала самым успешным синглом канадцев в их истории.

Релизу двойного альбома «Reflektor» предшествовали еще несколько примечательных акций, например, специально отснятое для американского канала NBC телешоу «Here Comes The Night Time», в котором группа засветила несколько новых песен. В шоу приняли участие разные знаменитости, среди которых, например, Боно и Бен Стиллер.

На самом деле известные имена, которые окружают Arcade Fire в последние несколько лет, для канадцев не столько средство для привлечения дополнительной аудитории, сколько свидетельство их уникального статуса. В общем-то чужие гламурному миру шоу-бизнеса Arcade Fire легко могут пригласить на «лучшую роль второго плана» в своих безумствах Боно или Боуи, равно как и спокойно обойтись без них. А кому еще кроме чудаковатой канадской семейки может прийти в голову идея начать (хитовый) альбом со свистящего реверсами скрытого трека длиной 10 минут?

Вызывающая поза Arcade Fire в суровом мире Тимберлейка и Тимбалэнда объясняется просто. Канадцам чертовски приятен успех, но при этом им непременно должно быть интересно делать то, что они делают. Выражаясь строчками, которые на альбоме «Reflektor» пропевает Уин Батлер: «Зачем нужен рай, если в нем не будет звучать музыка?»

Культура00:0514 ноября

«Убийство было модным, убийцы — популярными»

Для развала Российской империи взяточники сделали не меньше, чем заговорщики