Барак Обама и орден Сиона

Президент США схватился с израильским лобби в Вашингтоне

Выступление Барака Обамы на заседании Американо-израильского комитета по общественным связям
Выступление Барака Обамы на заседании Американо-израильского комитета по общественным связям
Фото: J. Scott Applewhite / AP

Администрация президента США в последнее время выступает в крайне непривычном для себя амплуа защитника Исламской республики Иран и ее интересов. Пикантности ситуации добавляет то обстоятельство, что Бараку Обаме и его людям противостоят лоббисты, отстаивающие интересы главного союзника США на Ближнем Востоке — Израиля.

На минувшей неделе Барак Обама бросил весь цвет своей внешнеполитической команды на то, чтобы отговорить лидеров Конгресса от принятия очередной антииранской резолюции. Этот документ предполагает введение ряда мер, способных нанести чувствительный удар по экономике Ирана, уполовинив его и без того скудный экспорт нефти.

Американский президент ранее и сам не раз выступал за все более жесткие санкции против Тегерана, чтобы принудить аятолл к серьезному диалогу по ядерной программе. Но на этот раз ситуация другая, поскольку иранцы вступили в переговоры, проявляя при этом удивительную гибкость и стремление договориться. Казалось бы, цель достигнута: Тегеран пошел на компромисс, его отношения с Западом стремительно улучшаются, не исключается даже их полная нормализация в обозримой перспективе. Именно сейчас нет никакого смысла вводить новые санкции, чтобы не разрушить едва наметившееся доверие и взаимопонимание между сторонами.

Хотя подобные рассуждения кажутся вполне логичными, их разделяют далеко не все. Саудовская Аравия, например, уже объявила о сворачивании партнерских отношений с США как раз на фоне нормализации отношений Тегерана и Вашингтона. Затыкать эту внешнеполитическую пробоину в Эр-Рияд отправился лично госсекретарь Джон Керри. Однако разлад в отношениях с саудовским королем — это всего лишь цветочки в сравнении с тем, что ждет администрацию Обамы на родине. Дело в том, что очевидная смена тона в диалоге с Ираном вызвала крайне болезненную реакцию самой влиятельной, пожалуй, силы в американской политике — еврейского лобби.

Несмотря на название, давно ставшее узнаваемым брендом, лобби это, строго говоря, не является ни еврейским (в него входят многочисленные группы христиан-евангелистов), ни даже израильским (его цели и задачи в самом Израиле разделяют далеко не все). Скорее речь можно вести о невероятно разветвленной и организованной группе поддержки партии «Ликуд», занимающей главенствующее место на правом фланге израильского политического спектра. Во всяком случае, американские лоббисты и руководители «Ликуда» практически всегда говорят в унисон.

В представлении любителей теории заговора, еврейское лобби в США — это некая тайная организация, лидеры которой по ночам плетут козни против всего мира при дрожащем пламени свечей. К действительности такая картина, конечно, отношения не имеет. Израильское лобби даже не является единой организацией. Это скорее коалиция различных объединений (как еврейских, так и христианских), главной целью которой является отстаивание интересов Израиля (как они их себе представляют) в США.

Некоторые из этих объединений являются действительно крупными и значимыми, как, например Американо-израильский комитет по общественным связям (AIPAC), который, по общему мнению, является самой влиятельной лоббистской организацией в США. AIPAC ни от кого не прячется и не сторонится публичности. Скорее даже наоборот: ежегодные мероприятия комитета считают за честь посетить десятки конгрессменов и сенаторов, министры действующей администрации и даже вице-президенты с президентами. Сайт AIPAC подробно информирует общественность о деятельности организации и призывает посетителей активно участвовать в поддержке Израиля.

Другие организации, традиционно причисляемые к еврейскому лобби, в этом смысле от AIPAC сильно не отличаются. Более того, они работают по тем же скучным американским законам, что и оружейные, фермерские, пенсионные лоббисты. Сдают отчетности, возятся с бухгалтерией, сообщают о проделанной работе и так далее — на всемирный заговор это совсем не похоже.

Тем не менее ссора с AIPAC и его союзниками в Вашингтоне считается самым последним делом, пережить которое (в политическом смысле) мало кому удавалось. Дело в том, что возможности у лоббистов действительно впечатляющие. Еще на стадии выдвижения кандидатов на важные государственные должности люди из лоббистских структур отбирают тех, кто наиболее полно выражает их взгляды на ближневосточные дела. Этим людям лоббисты аккуратно помогают, сводят со щедрыми донорами, финансирующими предвыборные кампании, журналистами, умеющими рассказать о человеке в выгодном ключе, и политологами, способными дать дельный совет в случае необходимости.

При этом система действует и в реверсном режиме. Человек, заподозренный в «неправильном» отношении к Израилю, стараниями лоббистов может столкнуться с неожиданными неприятностями. Например, его соперник на выборах внезапно получит крупное пожертвование или влиятельная газета раскопает о нем какую-то некрасивую историю.

Ссориться с AIPAC и компанией не следует даже самым популярным сенаторам и конгрессменам, в чьих округах евреев нет, а отношение кандидата к Израилю никого не интересует. Дело в том, что человек, разругавшийся с лоббистами, их стараниями тут же станет изгоем в Конгрессе. Другие парламентарии будут шарахаться от него, как от прокаженного, его законопроекты не будут иметь шансов на одобрение, само его присутствие в парламенте станет бесполезным. Для своих избирателей он уже ничего не сможет сделать, что, вероятнее всего, лишит его возможности переизбраться. На должность в Конгрессе всегда найдется человек, для которого забота об Израиле будет в числе главных приоритетов.

При этом случаев «примерного наказания» строптивых депутатов и чиновников сравнительно немного, так как быть критически настроенным по отношению к позициям Израиля в США изначально очень непросто. Лоббисты не только усердно работают с вашингтонской элитой, они внимательно следят, чтобы у простых американцев поддерживалось благоприятное мнение об Израиле. В США существует целый ворох организаций, внимательно мониторящих СМИ и требующих от них «объективности» при освещении арабо-израильских конфликтов и вообще международных дел. Речь идет о том, что Израиль, его руководство, вооруженные силы и спецслужбы не должны вызывать у читателей и зрителей антипатии и раздражения.

Примерно такая же система работает и в академической сфере. В университетских кампусах действуют группы поддержки Израиля, пытающиеся создать благоприятное впечатление об этой стране у подрастающего поколения специалистов. Ученые, ставящие под сомнение безоговорочную поддержку Иерусалима Вашингтоном, рискуют подвергнуться обструкции и потерять репутацию серьезного профессионала.

В этих условиях американское общество в целом изначально очень благожелательно относится к Израилю. Политику, который выступал бы с антиизраильских (а точнее — анти-AIPAC-овских) позиций, там просто неоткуда взяться. Во всяком случае, так обстояли дела до начала переговоров с Ираном.

Внезапная готовность Тегерана к уступкам, переговорам и компромиссам создала предпосылки для серьезного конфликта между еврейскими лоббистами и не каким-то конгрессменом из захолустья, а президентом США и его администрацией. Представления Барака Обамы и израильских правых (а также их американских лоббистов) о целом комплексе вопросов, так или иначе связанных с Ираном, вступили в прямое противоречие. И скрывать разногласия стало просто невозможно.

Президент США вполне допускает возможность договориться с Тегераном, поставить его ядерную программу под надежный международный контроль и вернуть Иран в число так называемых цивилизованных стран, с которыми можно иметь дело. Однако руководство и большинство жителей Израиля этого оптимизма не разделяют. Для них Иран — заклятый враг, от которого нужна лишь безоговорочная капитуляция: прекращение ядерных исследований и (крайне желательно) смена режима.

До того как Иран пошел на уступки, и Обама, и израильское лобби придерживались одинакового взгляда на отношения с Тегераном. Они дружно работали над усилением санкций — как международных, так и чисто американских. Но сейчас Обаме просто необходимо выдать иранцам какой-то пряник (или хотя бы воздержаться от кнута), чтобы продемонстрировать серьезность своего намерения достичь соглашения по ядерной программе.

Лобби работает в прямо противоположном направлении. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу неоднократно заявлял, что доверять Ирану и смягчать санкции никак нельзя. Что можно и нужно делать, пояснил глава сенатского комитета по международным отношениям Роберт Мендес. Выступая перед руководством AIPAC, он сказал, что даже полная остановка обогащения урана в исламской республике привела бы лишь к «рассмотрению возможности переноса даты введения новых санкций». Свою позицию Мендес пояснил так: «Не может быть ситуации, когда мы хотим договоренности сильнее Ирана. Недопустимо, чтобы в результате нашей нетерпеливости давление на Иран было ослаблено сейчас, когда у нас на руках полно козырей». По мнению сенатора, раз жесткие санкции уже заставили Тегеран пойти на ряд уступок, то усиление давления повлечет быстрое смягчение позиции иранских переговорщиков.

Однако Мендес, по-видимому, не учитывает того обстоятельства, что нынешнее, относительно либеральное, руководство Ирана во главе с президентом Хасаном Рухани находится в очень стесненных обстоятельствах. Если переговоры с Западом не дадут быстрого и положительного результата, местные консерваторы будут только счастливы отказаться от диалога и ускорить обогащение урана. В конце концов, сторонники жесткой линии в Тегеране уверены, что только ядерное оружие даст им стопроцентную гарантию ненападения со стороны США и сохранения своей власти. Новые санкции и провал переговоров, скорее всего, будут означать движение Ирана именно в этом направлении.

Обама прекрасно понимает, что в этом случае он будет вынужден прибегнуть к военным мерам, поскольку появление ядерного оружия в руках аятолл оказалось бы внешнеполитической катастрофой чудовищных масштабов. Президент США не просто не хочет — он не может допустить ни войны, ни ядерного Ирана. Именно поэтому Обама срочно направил в Конгресс министра финансов Джека Лью и госсекретаря Джона Керри, которые должны убедить Мендеса и его единомышленников в том, что новые санкции против Ирана могут привести к катастрофическим последствиям для США. Но сделать это будет очень непросто.

Еще до похода в Конгресс Керри и Лью Обама направил к произраильским лоббистам своего советника по национальной безопасности Сьюзен Райс, ее заместителей Бена Роудса и Тони Блинкена, а также заместителя госсекретаря Венди Шерман. Им была поставлена задача: убедить лоббистов не давить на Конгресс с целью провести новые санкции. Разговор выдался не из простых и, по данным израильской прессы, шел «на повышенных тонах».

Сейчас в американском Конгрессе разворачивается очень интересная игра, в которой с одной стороны выступает одна из наиболее влиятельных лоббистских групп, а с другой — президент и его администрация. И хотя Обама возглавляет самое мощное государство мира, исход этого противостояния нельзя назвать предрешенным. Во-первых, руководство Израиля и поддерживающие его лоббисты в последнюю очередь хотят облегчить жизнь Тегерану. Во-вторых, возможности для отстаивания этой позиции у них, видимо, имеются. Во всяком случае, в этом убежден бывший глава МИДа Великобритании Джек Стро, который недавно прямо заявил, что «неограниченные» финансовые ресурсы, находящиеся в распоряжении еврейского лобби в США, используются как раз для контроля американской политики на Ближнем Востоке.

Очередной раунд переговоров по иранской ядерной программе должен начаться в Женеве уже 7 ноября. По его итогам можно будет сделать предварительные выводы о том, какой из двух подходов относительно Тегерана побеждает сейчас в Вашингтоне.

Обсудить
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
«Будь у легпрома финансы, мы бы могли процентов 40 рынка держать»
Президент Союзлегпрома Андрей Разбродин о перспективах легкой промышленности
Груз в триллион
Примет ли Дума неоднозначный проект поправок в закон о долевом строительстве
В ожидании худшего
Как потребители и сети живут в условиях постоянного роста цен
Меху не до смеха
Почему в России падает производство пушнины
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее