«На экране ты сам, а не спецэффект»

Роберт Редфорд о съемках в воде, красоте океана и выполнении трюков

Роберт Рэдфорд в фильме «Не угаснет надежда»

В середине января в российский прокат выйдет лента Джей Си Чендора «Не угаснет надежда» (оригинальное название картины имеет противоположный смысл — «All Is Lost», то есть «Все потеряно»). Мировая премьера состоялась в мае 2013 года на Каннском кинофестивале (работу Чендора показали вне конкурса). В США фильм вышел в ограниченный прокат в середине октября и уже успел собрать многочисленные положительные отзывы.

В ленте «Не угаснет надежда» нет диалогов и занят всего один актер — Роберт Редфорд. Он играет мужчину, который в одиночестве путешествует на яхте по Индийскому океану. Обстоятельства складываются так, что герой (его имени зрителям не сообщают) вынужден бороться за свою жизнь, прикладывая максимум усилий. В связи со скорой российской премьерой фильма 77-летний Роберт Редфорд рассказал о съемках в воде, красоте океана и выполнении трюков собственными силами.

«Лента.ру»: Как вы согласились на роль в фильме «Не угаснет надежда»?

Роберт Редфорд: Джей Си Чендор сам обратился ко мне с предложением. Я прочитал сценарий, и он показался мне весьма рискованным — там всего один персонаж, совсем нет диалогов. Мне такая рискованность понравилась. А также мне понравился тот факт, что Джей Си обратился ко мне напрямую, а не через агента. Мы с ним раньше были знакомы, премьера его дебютной ленты («Предел риска», 2011 — прим. «Ленты.ру») состоялась на фестивале «Сандэнс». Но это было довольно поверхностное знакомство — и тут он обращается ко мне с предложением: «Посмотрите, я написал сценарий, рассчитывая на вас». Меня это тронуло.

Есть еще один довольно грустный момент. Когда я создавал «Сандэнс», мне казалось, что фестиваль будет предоставлять новые возможности начинающим кинематографистам. И в какой-то момент я поймал себя на мысли: господи, вот уже 25-30 лет мне самому никто не торопится предлагать роли, они все что, решили, что я больше не работаю актером? И тут появляется Джей Си со своим простым предложением. При этом он — режиссер, сфокусированный на деталях, он весь проект продумал до мелочей, как тут можно было отказаться? Джей Си — добрый человек, способный на сострадание, и одновременно безжалостный непреклонный кинематографист, готовый на все, чтобы довести свое дело до конца — и причем именно так, как ему это представляется нужным.

Если коротко, о чем эта картина?

С моей точки зрения, это лента о таком моменте в жизни, когда обстоятельства складываются настолько непростые, что тебе остается только сдаться. И о том, что кто-то другой в точно такой же ситуации продолжит двигаться вперед — просто по той причине, что у него тоже нет других вариантов. Он продолжит движение и перешагнет через невозможное, так как у него нет выбора. Вот герой фильма — он как раз из тех, кто продолжает двигаться.

Вы как-то специально к этой роли готовились?

Во-первых, я много плавал. Но, вообще-то, я этим занимаюсь с юности, даже в соревнованиях участие принимал. Так что постоянно находиться в воде во время съемок было не так-то трудно. Что касается лодок, то в них я тоже разбираюсь — однако с парусниками не знаком. Поэтому мне пришлось учиться ходить под парусом — особенно в непростых погодных условиях. Режиссер-то как раз в этом профессионал, и сценарий он писал с точки зрения профессионала. Я же приобретал новые для меня навыки — и это хорошо: персонаж, которого я играю, не является сверхчеловеком или совершенным моряком. Он, конечно, неплох и много ходил под парусом, но не сказать чтобы он освоил абсолютно все.

А как вы справились со всеми трюками, которые есть в фильме?

Джей Си, как я уже отмечал, писал сценарий, рассчитывая на мое участие. Я же, когда ознакомился с текстом, сказал: «Ого, с некоторыми сценами справиться будет непросто». А Джей Си мне ответил: «Нет-нет, не переживайте, вы в кадре будете только на крупных планах, а все остальное сделают два дублера». Ну ладно, подумал я. А потом мы приехали в Нью-Мехико, и у меня внутри что-то щелкнуло, думаю, это связано с тем, что я занимался спортом и во мне силен соревновательный дух. Я подумал, что буду сам выполнять хотя бы те трюки, на которые способен. Джей Си в результате заявил: «Да вы способны на большее, чем я думал, может, еще что-то попробуем?» И потом как-то все само собой случилось — раз, и я уже выполняю чуть ли не все трюки сам. Было и увлекательно, и трудно, но в целом я доволен. Потешил свое эго — приятно же осознавать, что на экране ты сам, а не какой-то там спецэффект.

А что было самым неприятным во время съемок?

Одежда и обувь. Они постоянно тянули меня ко дну. Мало тебе своего собственного веса и волн — так еще и мокрая одежда тянет вниз.

Вам вообще пришлось провести много времени в воде, она вам не надоела?

Океан — невероятная вещь, в нем столько красоты и покоя. Немногие вещи могут сравниться по красоте с океаном на закате. Разве что океан при лунном свете. Или океан на рассвете. В фильме же показана не только красота океана, но и его ярость. Это дает понять, что природа все-таки выше нас. Что бы мы ни делали с планетой, что бы ни строили и ни разрушали, нам снова и снова напоминают — то ураганом «Сэнди», то землетрясением, — что природа тут главная. Наш фильм в том числе и об этом.

Что вам помогало во время съемок?

Инстинкт. Актерская интуиция. Знаете, что мне нравится в актерской игре? Я всегда чувствовал, что актер должен уметь не только говорить, но еще и слушать. В этой ленте диалогов нет, поэтому их роль выполняли мысли главного героя. Поэтому мне пришлось срастись с персонажем, начать чувствовать и думать как он — и понять, что наступают моменты, когда он не знает, что, собственно, думать. Нужно было передать его неуверенность, его внезапные озарения, его депрессию и сомнения. Это было настоящее испытание — но мне всегда нравилось так глубоко погружаться в персонажа.

Как вы умудряетесь оставаться в форме?

Чувство вины, волнение, депрессия. (Смеется.) Я, если честно, нечасто задумываюсь о своей форме. Наверное, меня спасает увлечение спортом — пока у меня есть силы, я буду тратить на него время. Лыжи, верховая езда, плавание.

А под парусом вы теперь не полюбили ходить?

Ну уж нет. Не думаю, что этот фильм способен заставить меня ходить под парусом. Это все-таки особенный спорт для особенных людей.

Последний вопрос: в фильме есть сцена, когда буквально все вокруг рушится, а ваш герой вдруг начинает бриться. Вы можете объяснить, почему он это делает?

Я даже спрашивал режиссера про эту сцену. Почему я вдруг бреюсь, когда все вокруг тонет? И он ответил, что это всего лишь еще один способ перешагнуть через трудности. Заставить себя вернуться в состояние нормальности.

Интервью предоставлено Universal Pictures International