Новости партнеров

В стиле импер

Эрмитаж получил здание Биржи под музей гвардии и геральдики

Здание Биржи на Стрелке Васильевского острова
Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

Вечером 25 декабря губернатор Петербурга Георгий Полтавченко заявил, что здание Биржи на стрелке Васильевского острова, не использовавшееся с 2010 года, будет передано Государственному Эрмитажу. По словам губернатора, в историческом здании разместится Музей русской гвардии и геральдики, экспозиция которого объединит военную и имперскую темы. Это решение подвело черту под длившимися несколько лет мытарствами здания, которому не могли найти применение: в помещении Биржи планировали разместить современную сырьевую биржу, выставочный или концертный зал, конгресс-холл или Дворец правосудия. Пока решалась судьба Биржи, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский неоднократно заявлял, что найдет способ приспособить здание под музейные нужды.

Строительство Биржи на стрелке Васильевского острова планировал еще Петр I. По замыслу императора, место, где Нева делится на два рукава, должно было стать административным центром Петербурга. В 1721 году архитектор Доменико Трезини представил проект, предусматривавший появление на стрелке здания Двенадцати коллегий, биржи, гостиного двора и собора. Тогда же был издан документ «Регламент, или Устав Главного магистрата», в котором было и положение о бирже: «По примеру иностранных купеческих городов построить биржи, в которых бы сходились торговые граждане для своих торгов и постановления векселей. Также и для ведомостей о приходе и отпуске кораблей и коммерции: понеже в таком месте каждый купец и продавец в один час по вся дни тех может найти, с которыми ему нужда есть видетися». При помощи строительства биржи Петр хотел не просто обозначить деловой центр города, но и сразу уравнять новую столицу в правах с богатыми европейскими городами, доказать, что Россия — открытое к контактам с другими странами светское государство. Разумеется, главное здание в будущем торговом порту должно было стать «лицом» всего города. Однако император его так и не увидел, оно появилось спустя почти сто лет после возникновения самой этой затеи.

В годы царствования Анны Иоанновны (1730-1740) на стрелку был переведен торговый порт Санкт-Петербурга. В 1781 году вышел указ о строительстве в порту биржи по проекту архитектора Джакомо Кваренги, создателя здания Академии наук. Биржу Кваренги строили с 1783-го по 1788 год, но даже сам архитектор считал свой проект неудачным. Овальное здание с главным портиком в сторону Зимнего дворца не стало доминантой в застройке стрелки, как планировалось изначально, и его было решено разобрать, так и не достроив.

Новый, более масштабный проект разработал французский архитектор Жан Франсуа Тома де Томон (1760–1813), приехавший в Россию в 1800 году, а в 1805-м получивший дворянство за реконструкцию Каменного театра. Архитектор продумал не только внешний вид здания Биржи, но и единый архитектурный ансамбль стрелки, включавший в себя набережную и Биржевую площадь.

Здание Биржи должно было стать монументальным сооружением, не просто выполняющим утилитарную функцию торгового портового помещения, а подчеркивающим величие России как морской державы и утверждающим Петербург в статусе «окна в Европу». Чтобы здание соответствовало канонам классицизма, упорядочить пришлось и его природное окружение. Берег выдвинули вперед более чем на 100 метров, придав ему более правильные очертания. Перед Биржей появилась полукруглая площадь, раскрытая к Неве, гранитная стена набережной и пологие пандусы, спускающиеся к реке и украшенные большими шарами.

Само прямоугольное здание построили по типу древнегреческих храмов и расположили на стилобате — высокой каменной платформе. Его фасад украсили скульптурными группами работы Самсона Суханова и окружили дорической колоннадой. Две 32-метровые ростральные колонны с чередующимися выступающими силуэтами (рострами) военных и торговых кораблей, стоящие по бокам здания у мыса стрелки, завершили симметричную композицию. Торжественное открытие Биржи, по масштабам празднования сравнимое с национальным праздником, состоялось 15 июля 1816 года. Свою главную функцию — места для заключения торговых сделок — Биржа исполняла почти до конца XIX века, пока не открылся Морской канал и торговый порт не перевели со стрелки Васильевского острова на Гутуевский остров. Это произошло, потому что большие суда уже не могли пройти в центральный порт естественным фарватером.

После того как Биржа утратила свою основную функцию, ей долго не могли найти нового постоянного применения. В 1889 году в здании провели первую в России промышленную выставку, в которой участвовали только товары отечественного производства. В начале XX века здание претерпело небольшую реконструкцию, а после революции 1917 года на протяжении двадцати с лишним лет Биржа постоянно переходила из рук в руки. В ее помещении поочередно функционировали клуб моряков, Торговая палата Северо-Западной области, биржа чернорабочих, Совет по изучению производственных сил СССР, Энергетический институт, трест «Союзформлитье» и другие организации. Наконец в 1939 году здание передали Центральному военно-морскому музею (ЦВММ), который до этого располагался в здании Адмиралтейства.

Музей просуществовал на стрелке Васильевского острова почти 70 лет, пока в 2006 году у президента Владимира Путина не возникла идея создать в Санкт-Петербурге товарно-сырьевую биржу (СпбМТСБ) и расположить ее в здании старинной Биржи. Новая организация была нужна, чтобы цены на нефтепродукты формировались не только за рубежом, но и в России. Логично, что главному государственному делу страны нужно было соответствующее символическое оформление; в этом смысле вряд ли можно было найти что-нибудь лучше, чем старинное классицистское центральное питерское здание. Валентина Матвиенко, на тот момент занимавшая должность губернатора Санкт-Петербурга, подхватила инициативу президента: «Где еще ее можно разместить, как не в историческом здании биржи в Петербурге». То, что электронные торги нефтепродуктами в XXI веке и купеческие сходки в XIX-м объединяются разве что общим названием, никого не смутило.

В результате летом 2007 года было принято решение перевести Военный музей в помещение Крюковских казарм. Однако переезд, как это бывает, затянулся — в частности, из-за того, что здание казарм нуждалось в серьезной реконструкции. В 2011 году музей, которому не повезло оказаться в здании, удобном для нужд властей, наконец отправили в новое помещение. Переезд стоил около миллиарда рублей и потери многих экспонатов; кроме того, в 2012 году Счетная палата обнаружила финансовые нарушения на общую сумму более 400 миллионов рублей, а в марте 2013-го директор музея Андрей Лялин был арестован по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах. Биржа тем временем попала примерно в такую же ситуацию, как после революции 1917 года, — огромное здание в центре города оказалось никому не нужно.

Однако еще в 2010 году, пока Военный музей готовился к транспортировке, власти поняли, что переезд новой биржи на место старой может не состояться. По крайней мере Валентина Матвиенко на одной из встреч с прессой обозначила уже два возможных варианта: либо в здании разместится товарно-сырьевая биржа, либо его передадут Государственному Эрмитажу. Зачем стоило выселять из Биржи один музей, чтобы тут же вселить в нее другой, не пояснялось. Возможно, Матвиенко была уверена, что Эрмитаж, использующий любую возможность, чтобы расширить свои пространства и фонды, точно найдет помещению применение.

А вот сотрудники Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи от щедрого подарка отказались. Их не привлекло ни красивое здание, ни большие пространства, ни расположение в историческом центре. Мощные сервера, хорошие коммуникации и транспортная доступность для биржевиков XXI века оказались приоритетнее. При этом сразу отдать здание музею, как отметила сама Матвиенко, город не мог, так как Биржа находилась в федеральной, а не в городской собственности. Но и когда в июне 2011 года Минобороны и правительство Петербурга подписали договор о передаче здания в собственность города, Эрмитажу оно все равно не досталось: в августе Матвиенко сменил на посту Георгий Полтавченко, и на решение о будущей принадлежности Биржи он потратил больше двух лет.

В ноябре 2012 года появился третий вариант дальнейшего развития Биржи. Управляющий делами президента РФ Владимир Кожин сообщил, что в здании могут разместить учреждение под названием Дворец правосудия, объединяющее в себе несколько судебных инстанций. Этот план возник после того, как в правительстве появилась идея перевести в Петербург Высший арбитражный суд, Верховный суд и судебный департамент при Верховном суде. Однако и этот план не был осуществлен. Судебным чиновникам, как и биржевым работникам, предпочтительнее было получить несколько отдельных новых зданий, чем делить на всех одно большое, старое и без удобной парковки. В 2013 году Кожин заявил, что здание Биржи было исключено из федерального проекта.

Тем временем пустующее, отключенное от коммуникаций здание начало разрушаться. В октябре 2013 года состояние Биржи вызвало беспокойство представителей петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). В городском комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) ответили, что в целом угроза зданию не очень велика, но «дальнейшее затягивание вопроса об использовании Биржи может значительно ухудшить техническое состояние объекта». Кроме того, в КГИОП подчеркнули, что конструкции здания могут начать деформироваться уже зимой из-за постоянной смены температур. Петербургским властям необходимо было срочно принять решение.

В середине ноября 2013-го стало известно, что окончательно судьба Биржи определится до конца текущего года. Губернатор, как сообщалось, рассматривал концепции не только музея, но и выставочного зала, концертного зала и конгресс-холла. Вице-губернатор Василий Кичеджи заявлял, что здание требует небольшого ремонта и реконструкции, но в целом пригодно к использованию и размещению в нем временных выставок. 20 ноября Биржу вновь стали отапливать, а в начале декабря решено было на время передать ее в пользование государственного учреждения «Дирекция заказчика по ремонтно-реставрационным работам на памятниках истории и культуры». В обязанности дирекции сейчас входит техническое обслуживание и эксплуатация здания.

На протяжении всего времени, пока чиновники искали Бирже применение, руководитель Эрмитажа Михаил Пиотровский в своих публичных выступлениях говорил, что здание Биржи должно быть передано его музею. «Биржу нужно использовать в музейных целях. Главным содержанием ее должна быть госсимволика, геральдика. <...> Наши коллекции должны быть там выставлены», — убеждал Пиотровский.

Действительно, здание историческое, находится неподалеку от Эрмитажа и подходит под музейные нужды. Кроме того, о планах Пиотровского открыть при Эрмитаже совместно с Минобороны близкий по тематике Музей гвардии было известно еще с 2010 года (для него, правда, готовилось здание Штаб-квартиры гвардейского корпуса на Дворцовой площади). Наконец, тематика нового музея — гвардия и геральдика — очевидно, давала бы понять, что «государственная» функция за зданием, в котором не нашлось места судьям и нефтяным брокерам, все равно сохранится. Да, попытки власти возродить в центре Петербурга экономический центр или создать юридический провалились, но на счету Пиотровского таких громких провалов нет. При нем Эрмитаж получил новые фондохранилища, открыл несколько филиалов и получил новых инвесторов.

Директор главного петербургского музея, входящий в список доверенных лиц Путина, как бы предлагал своему «доверителю» последний шанс найти пустующему зданию назначение, не противоречащее при этом державным замыслам по укреплению имиджа Петербурга как «второй столицы». Если с юристами и экономистами не сложилось, можно отдать Биржу культуре, которая по крайней мере не даст зданию развалиться. А поклоном в сторону Кремля станет концепция нового музея: флаги, гербы и государственные церемонии на его территории. «Ничего лучшего для Биржи там сделать нельзя», — подчеркивал директор Эрмитажа.

А 24 декабря 2013 года, за два дня до того, как стало известно о решении передать Биржу Эрмитажу, директор музея публично и эффектно от нее отказался. Пиотровский рассказал журналистам, что направил свои предложения по поводу использования здания в письме Георгию Полтавченко, но это не означает, что он спит и видит Биржу в своем распоряжении. «Биться за Биржу мы не будем, но если нам предложат — мы знаем, что с ней делать», — сказал Пиотровский. По его словам, в новом музее госсимволики можно будет проводить официальные церемонии награждения, принятия военной присяги и торжественные государственные мероприятия.

Метод спокойного выжидания Пиотровского возымел нужное действие. Эрмитажу достается не просто объект исторического наследия, а один из культурных символов Петербурга и России. Выступая перед журналистами 26 декабря, Полтавченко буквально цитировал выступления Пиотровского всех последних лет. Он отметил, что «надо отдать должное вкусу и художественному чутью Михаила Борисовича», который первым предложил отдать Биржу под музей геральдики. Губернатор, перефразируя слова директора музея, говорил, что «содержание [музея] должно соответствовать форме», поэтому музей внутри здания в имперском стиле ампир непременно «должен быть как-то связан с имперской тематикой».

Кроме того, Полтавченко заявил, что «в какой-то момент» у него возникло четкое понимание того, что в здании Биржи не может располагаться какой-то «сугубо петербургский музей». А став филиалом Эрмитажа, Биржа превратится в «музей всей страны». Михаил Пиотровский пока никак не прокомментировал передачу здания Эрмитажу, и это вполне закономерно — зачем праздновать громкую победу в битве, где у тебя не было достойных соперников? Директор музея принял дар от губернатора как должное. Уж он-то точно сумеет позаботиться об одном из лучших зданий в центре Петербурга, которое по странному стечению обстоятельств оказалось больше никому не нужным.

Культура14:3917 октября
Группа Кровосток

Читка по понятиям

Чем берут публику лидеры гангста-рэпа в России