Слово миномету

Киргизы и таджики устроили перестрелку из-за дороги

Таджикские пограничники на месте происшествия
Фото: Жениш Айдаров / RFE/RL

В минувшие выходные обострился пограничный конфликт Киргизии с Таджикистаном. Из-за разногласий, связанных со строительством дороги, между пограничниками двух стран произошла перестрелка. При этом таджикские военнослужащие, как утверждают их соседи, использовали минометы и гранатометы. В результате пострадали по несколько человек с каждой стороны. Киргизия после инцидента закрыла границы с Таджикистаном — «до стабилизации обстановки».

Конфликты на границах Киргизии с ее соседями — прежде всего Таджикистаном и Узбекистаном — не редкость. Споры возникают из-за использования водных ресурсов и пастбищ, порядка передвижения на приграничных территориях. Ситуация усугубляется наличием большого количества спорных участков, а также существованием анклавов: в южной части Киргизии, в частности, расположен таджикский анклав Ворух.

В конфликтах принимали участие и пограничники, и гражданское население. Противостояние сопровождалось временным закрытием границ, блокадой отдельных населенных пунктов, а иногда даже захватом заложников. В отдельных случаях столкновения приводили к человеческим жертвам.

Последнее столкновение произошло из-за строительства объездной дороги на территории Баткенской области Киргизии, где находится таджикский анклав. Дорога «Кокташ — Аксай — Тандык» должна пройти мимо таджикских населенных пунктов. На ее строительстве настаивали представители киргизского населения, недовольные тем, что им приходится ездить через территорию анклава. «Большая часть населения области, что должна была проезжать через границу с Таджикистаном, часто жаловалась, что их машины разбивают, что у них отбирают деньги», — комментировал ситуацию вице-премьер Киргизии Токон Мамытов.

Таджикская сторона, в свою очередь, проектом недовольна. По утверждению МИДа республики, дорога частично проходит по таджикской территории и ее строительство должно быть остановлено: договоренность об этом, как заявляют в министерстве, была достигнута на недавнем заседании межправительственной комиссии по делимитации границы. Вдобавок, как отмечает «Радио Озоди» (местная служба «Радио Свобода»), существуют опасения, что объездная дорога будет способствовать изоляции таджиков, проживающих в данной местности.

По официальной версии Душанбе, перестрелку спровоцировали киргизы, которые в субботу, 11 января, «предприняли попытку продолжения строительных работ с использованием вооруженного прикрытия военнослужащих». Согласно этой версии, строители вместе с охраной вторглись на таджикскую территорию и были остановлены местными пограничниками. Прекратить работу нарушители отказались, после чего сопровождавшие их киргизские военнослужащие «без предупреждения открыли шквальный целенаправленный огонь». Таджикские военные, как утверждается, были вынуждены стрелять в ответ.

Примерно то же рассказал таджикскому агентству «Азия-Плюс» житель кишлака, рядом с которым произошла перестрелка. «Подоспевшие на место таджикские пограничники попытались остановить строительные работы, на что кыргызские пограничники открыли огонь из автоматического оружия в сторону наших пограничников», — сообщил он.

Бишкек, в свою очередь, возложил вину за инцидент на соседей. Согласно версии этой стороны, строительство дороги велось на киргизской территории, куда вторглись таджикские военные, устроившие стрельбу. Столкновение, как утверждается, спровоцировал некий майор таджикского спецназа по фамилии Махмудов, который якобы даже был пьян. Как утверждает киргизский вице-премьер Токон Мамытов, упомянутый офицер в сопровождении подчиненных прибыл на сопредельную территорию и потребовал остановки строительных работ, а затем вытащил пистолет и стал угрожать киргизским военным. «Лейтенант нашего пограничного спецназа сделал ему замечание не размахивать оружием, в ответ Махмудов схватил его за воротник и в упор выстрелил в живот, — заявил представитель киргизского правительства. — Началась стрельба с двух сторон. Пограничники заняли позиции. И через несколько минут после этого началась стрельба из минометов по нашей территории».

Киргизские власти заявили, что обстрел велся также и из гранатометов, а в качестве мишеней таджикские пограничники якобы специально выбирали «стратегические объекты». В числе таковых был, в частности, назван водозабор, обеспечивающий район поливной водой.

В качестве доказательств киргизская сторона представила фрагменты боеприпасов, найденные на месте обстрела, и одну неразорвавшуюся мину. Произошедшее в Бишкеке назвали «нарушением международных норм».

МИД Таджикистана, после перестрелки выступив с заявлением, информацию об артобстреле никак не прокомментировал. По словам анонимного представителя правительства Киргизии, начальник регионального управления погранвойск Таджикистана, генерал Пираков, которому показали снимки с места происшествия, «пожал плечами и ничего не стал говорить».

В результате перестрелки пострадавшие были у обеих сторон. С киргизской стороны были ранены шестеро военнослужащих (по другим данным — пятеро). Они получили огнестрельные и осколочные ранения. Среди таджикских военных пострадали трое.

Вскоре после этого Киргизия закрыла все пропускные пункты на границе с Таджикистаном. Как заявили в Бишкеке, они вновь заработают после «стабилизации ситуации». Позднее вице-премьер Киргизии Токон Мамытов, докладывая о случившемся президенту страны Алмазу Атамбаеву, заявил, что обстановка в регионе «относительно стабильна». Однако о возобновлении работы пограничных пунктов, как выяснилось, речь пока не идет. В местной пограничной службе заявили, что граница будет открыта только после того, «когда мы решим все вопросы... когда привлечем виновных к ответственности».

Между представителями двух стран уже состоялись переговоры, на которых было решено «объективно провести расследование и выявить виновных». Следствие будут вести военные прокуратуры обеих республик. Пока неизвестно, смогут ли они отступить от первоначальных версий, возлагающих вину за инцидент исключительно на соседей.

Перестрелка на границе, что примечательно, произошла вскоре после встречи между главами погранслужб Киргизии и Таджикистана, состоявшейся в таджикской Исфаре. На этой встрече среди прочего было решено, что киргизские и таджикские пограничники будут патрулировать спорные участки вместе. С учетом последних событий, по данным «Ферганы», совместное патрулирование было прекращено. Директор Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Худойберды Холикназаров, комментируя ситуацию, заявил, что конфликты на границе не отвечают интересам ни одной из республик. В обострении отношений он обвинил некие «третьи силы», не уточнив, правда, о ком конкретно идет речь.

Всего за прошлый год, как подсчитали в погранслужбе Киргизии, на ее границах произошло несколько десятков конфликтов. Больше всего — на таджикском направлении (19), немного меньше — на узбекском (17). Не обошлось без смертельных случаев: в перестрелке между пограничниками, произошедшей в июле, погибли двое узбекских военных.

Нынешней перестрелке на таджикской границе предшествовал конфликт из-за сгоревшей чайханы, находившейся в киргизском селе Аксай. Владелец заведения обвинил в поджоге таджиков, проживавших в приграничном районе (якобы они устроили поджог после того, как он отказался продать им чайхану). Вскоре после этого жители киргизского села, как сообщалось, перекрыли дорогу, ведущую в таджикский анклав, и избили нескольких таджиков.

Парой месяцев ранее на границе произошла конфликтная ситуация из-за нефтяной скважины, которая в прошлом находилась в распоряжении Таджикистана, а недавно перешла под контроль Киргизии. На объект прибыли таджикские пограничники и предъявили на него претензии. После переговоров, впрочем, в Душанбе согласились отозвать военнослужащих. Решение спора о принадлежности скважины доверили межправительственной комиссии по делимитации границы.

Общая протяженность границы Киргизии с Таджикистаном составляет 970 километров. При этом за годы, прошедшие со времени распада СССР, республикам удалось согласовать лишь половину от общей линии. В последнее время, как признают в Бишкеке, процесс фактически заморожен. «За семь лет по факту мы согласовали с Узбекистаном и Таджикистаном ноль километров, — констатирует вице-премьер Токон Мамытов, — то есть результат работы за семь лет просто нулевой».

В определенной степени это вызвано объективными причинами. В густонаселенной Ферганской долине особого желания уступать свою территорию ни одна из сторон не испытывает. «Там анклав на анклаве, улица на улице, — отмечает глава Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Худойберды Холикназаров. — Поэтому проводить за короткое время нормальную делимитацию и разделить все это очень сложно». По его словам, в отдельных случаях пришлось бы «резать по живому».

С другой стороны, по мнению заместителя губернатора Баткенской области, члена межправительственной комиссии по делимитации Саитжана Эратова, ситуация осложняется и тем, что у местных жителей «нет чувства границы». «В советское время с Таджикистаном и Узбекистаном у нас были общие рынки, мы воду одну пили, проблема границ не стояла, — поясняет он. — Со дня независимости границы появились, но народ не хочет этого понимать. Таджики как пасли скот на нашей территории, так и продолжают это делать, а мы же обязаны ставить заслоны. Люди должны чувствовать границы, но пока не чувствуют».

Определенную роль, как признал чиновник, сыграло и отсутствие стабильности в самой Киргизии, пережившей две «революции». «Нам надо признавать свои минусы: была бы в нашей стране стабильность, узбеки бы по-другому разговаривали с нами. Две революции за пять лет дают им повод не считаться с нами», — цитирует Эратова «Фергана».

Последний конфликт на киргизско-таджикской границе станет темой для консультаций в рамках блока ОДКБ, в который входят обе республики. Гипотетически в случае военного конфликта они могут обратиться в организацию с просьбой о помощи. Правда, правила действий ОДКБ в случае приграничных конфликтов между ее членами, как отметил заведующий сектором секретариата Совета обороны Киргизии Алик Каримбеков в уставе организации не прописаны.