Открылась такая вакансия

Американская элита начала подбирать нового президента

A view from above of the Oval Office at the White House in Washington, February 29, 2008. The current West Wing office of the president of the United States, constructed in the shape of an approximately 11m by 9m oval in 1934, features a woven wool rug bearing the presidential seal. REUTERS/Jonathan Ernst
Фото: Jonathan Ernst / Reuters

С наступлением второго года президентского срока Барака Обамы в американских СМИ началась оживленная дискуссия о том, кого две главные партии выдвинут в качестве его преемников. Если у демократов все более или менее ясно — в выдвижении Хиллари Клинтон никто не сомневается, то Республиканской партии предстоит напряженная внутренняя борьба: очевидного лидера там нет.

Хотя до очередных выборов президента США остается более двух с половиной лет, первые предположения звучат уже сейчас, поскольку в стране начались так называемые «скрытые праймериз». Процесс происходит так: потенциальные спонсоры присматриваются к возможным кандидатам, знакомятся с ними и их командами, прикидывают шансы на выдвижение в президенты от партии и общую победу.

Подобные закрытые смотрины всегда проходят заблаговременно. К моменту официального выдвижения и кандидатам, и спонсорам надо иметь как можно более ясное представление о том, с кем им придется иметь дело во время кампании и на каких условиях. Политики, не сумевшие добиться расположения влиятельных жертвователей, отсеиваются уже на этом этапе: без солидной финансовой поддержки в президенты США пробиться практически невозможно. Те, кто сумел убедить доноров в своей перспективности, приступают к созданию сети активных сторонников, которые будут агитировать за своего кандидата и собирать для него пожертвования после официального начала кампании.

Сроки проведения «скрытых праймериз» каждый устанавливает для себя сам, но обычно этот процесс растягивается на месяцы. Кандидатам это дает возможность разрекламировать себя как можно большему количеству потенциальных спонсоров, которые, в свою очередь, могут сделать выводы на основании длительных наблюдений за политиками.

«Скрытые праймериз», как следует из названия, не являются публичными, переговоры ведутся за закрытыми дверями. Однако за ходом этого процесса очень внимательно следит руководство как Республиканской, так и Демократической партии. В зависимости от успехов или неудач потенциальных кандидатов партийные структуры ориентируют свой актив на поддержку тех из них, кто пользуется популярностью у доноров. В результате в списке кандидатов от каждой партии перед выборами должны оказаться лишь сильнейшие и финансово устойчивые политики. Это делается еще и для недопущения к общенациональным дебатам откровенных маргиналов и скомпрометированных личностей, способных подорвать доверие к партии в целом.

Помимо финансового и политического измерения у «скрытых праймериз» есть и медийное. Пресса с особым пристрастием следит за теми политиками, кто выбивается в лидеры опросов общественного мнения, и, используя собственные источники информации, разбирает успехи этих людей в ходе переговоров с донорами и их партийные заслуги. Политики, нацелившиеся на участие в выборах, уже сейчас, до объявления предвыборной кампании, должны действовать и выражаться вдвойне аккуратно, поскольку СМИ разглядывают каждый их шаг под микроскопом.

Сейчас потенциальные кандидаты от республиканцев и демократов находятся в очень разных условиях. Согласно данным многочисленных опросов общественного мнения, рейтинг бывшего госсекретаря США Хилари Клинтон существенно выше, чем у всех ее потенциальных конкурентов-демократов вместе взятых. Ее деятельность одобряют около 70 процентов демократов, имеющих право голоса. Ближайший преследователь — вице-президент Джо Байден — пользуется поддержкой лишь 10-15 процентов избирателей, а рейтинг третьего возможного претендента — сенатора от Массачусетса Элизабет Уоррен — не достигает и десяти процентов. При этом сама Уоррен уже заявила, что в 2016 году не собирается выдвигаться в президенты, хотя ее и просят об этом прогрессивные либералы, недовольные отсутствием альтернативы «буржуазной» Клинтон.

Хотя Байден пока публично не отказывался от президентских амбиций, большинство специалистов сходится на том, что у него нет реальных шансов преодолеть огромный разрыв с Клинтон, которая, очевидно, и станет единым кандидатом от Демократической партии.

Такая ситуация ставит Клинтон в привилегированное положение. Выйдя в отставку, она официально объявила, что на год покинет политику. Это позволило ей участвовать лишь в тех мероприятиях, которые хорошо сказываются на ее имидже, выбирать, с кем из журналистов общаться и какие темы обсуждать. Одновременно с этим окружение Клинтон может уже сейчас спокойно и без спешки собирать средства на ее кампанию. Крупные доноры прекрасно понимают, что если с республиканской стороны им надо еще угадать победителя внутрипартийной гонки, то бывшая первая леди (ее муж Билл Клинтон был президентом США с 1993 по 2001 годы) уже обеспечила себе место в финале.

У республиканцев положение принципиально иное. После разгрома на президентских выборах 2012 года в их рядах царило смятение. Поражение Митта Ромни продемонстрировало проблему, о которой давно говорили и которую боялись признать: на национальном уровне Республиканская партия рискует оказаться в вечных оппозиционерах по чисто демографическим причинам. Дело в том, что доля белых, сравнительно обеспеченных и религиозных людей в американском обществе неуклонно сокращается. Представителей национальных меньшинств, атеистов и людей, зависящих от государственной системы социального обеспечения, становится все больше, а они традиционно голосуют за демократов. Что еще хуже, некоторые традиционно республиканские штаты (например, Техас) по демографическим причинам постепенно становятся спорными — демократы завоевывают там все больше выборных должностей.

Единой точки зрения на то, как развернуть ситуацию вспять, у республиканцев нет. Разброд и шатание в их рядах довольно точно отражает ситуация с потенциальными кандидатами в президенты.

По последним опросам общественного мнения, самым популярным республиканцем сейчас является бывший губернатор Арканзаса Майк Хакаби – один из наиболее консервативных лидеров американских правых. Он известен радикальной позицией по важнейшим социальным вопросам: правам меньшинств, свободе на ношение оружия, абортам и нелегальной иммиграции. Рейтинг бывшего губернатора колеблется в районе 15-процентной отметки, однако больших перспектив роста у него нет: помимо таких же радикалов за него голосовать будут немногие. В некоторых опросах общественного мнения его даже не включают в список потенциальных кандидатов, понимая ограниченность его электоральной базы.

На втором месте в списке предпочтений республиканцев находится недавний абсолютный лидер губернатор Нью-Джерси Крис Кристи (13 процентов). Еще в начале 2014 года мало кто сомневался, что Кристи не только пойдет в президенты, но и с легкостью одолеет своих однопартийцев на праймериз. Осенью 2013 года губернатор сумел наладить диалог со всеми политическими силами в своем штате и переизбраться, наголову разбив свою конкурентку от демократов. Для республиканцев, теряющих избирателей по всей стране, это был настоящий луч надежды. Однако рейтинг Кристи подкосил скандал с перекрытием моста в Нью-Йорк, разгоревшийся в январе 2014 года («Лента.ру» подробно писала об этой истории). Энергичный и порой резкий губернатор предстал перед избирателями в новом свете. Выяснилось, что он либо мелочный и мстительный человек, либо просто некомпетентный лидер, окружающий себя мелочными и мстительными сотрудниками. Котировки оскандалившегося губернатора на праймериз резко пошли вниз, а его персональный рейтинг неодобрения — вверх. Если у Кристи и остались шансы вернуть себе расположение избирателей, то весьма призрачные.

Третье место делят сразу три человека, каждый из которых вызывает симпатии примерно у 11 процентов республиканского электората. Конгрессмен Пол Райан получил национальную известность в 2012 году, когда согласился баллотироваться в вице-президенты США вместе с кандидатом в президенты Миттом Ромни. Райан известен тем, что построил свою избирательную кампанию на требованиях резко сократить расходы бюджета на поддержку малоимущих и сохранить налоговые льготы для богатейших жителей страны. Ничем другим он особо не запомнился, и теперь о нем порой говорят как о «человеке из вчерашних новостей». Однако некоторой поддержкой он все еще пользуется среди фискальных консерваторов, выступающих за приведение расходов американского бюджета в соответствие с доходами.

Намного более интересны два других потенциальных кандидата: бывший губернатор Флориды Джеб Буш и сенатор от Кентукки Рэнд Пол. По разным причинам считается, что они смогут объединить вокруг себя не только убежденных республиканцев, но и независимых избирателей и даже часть демократов.

За Джебом Бушем закрепилось прозвище «умный брат» — намек на интеллектуальные способности его старшего брата (и бывшего президента) Джорджа, которые многим американцам представляются сомнительными. Считается, что Джеб здорово разбирается в экономике, является спокойным и рассудительным человеком, не склонным к авантюрам. Флорида — штат, в котором очень сильны демократы. Однако он сумел там довольно уверенно переизбраться на второй срок. Он является умеренным консерватором, не вызывающим у «средней Америки» столь острой аллергии, как Хакаби или Райан. К тому же, в силу семейной принадлежности он обладает внушительными связями в Вашингтоне и не является чужаком для столичного истеблишмента. Его избрание не грозит стране никакими существенными потрясениями. Однако принадлежность к семье Бушей имеет и обратную сторону: многие люди испытывают крайне негативные чувства к наследию его брата, а потому будут голосовать за кого угодно, только не за очередного Буша. Близость к Вашингтону также не всегда является плюсом: в последние годы американские избиратели все меньше доверяют людям из «столичной обоймы», считая их априори коррумпированными, лицемерными и себялюбивыми.

С этой точки зрения Рэнд Пол может оказаться интересной альтернативой. Он культивирует образ «человека из народа», часто напоминает, что по образованию он врач, а не юрист, как большинство американских политиков. Но главное — он постоянно критикует не только столичных демократов, но и соратников по партии, которые, по его словам, больше думают о своих лоббистах, чем о своих избирателях. В отличие от большинства республиканцев, Пол выступает за существенное ограничение полномочий спецслужб, спокойно относится к абортам, легализации гей-браков и даже легализации марихуаны. Этим сенатор привлекает в ряды своих сторонников много людей, напрямую не ассоциирующих себя с Республиканской партией.

При этом его экономическая программа не менее радикальна в части сокращения расходов, чем у Пола Райана. С одной, правда, разницей: сенатор от Кентукки предлагает не только отбирать пособия у неработающих, но и значительно сократить «раздутые» расходы на оборону, спецслужбы и правоохранительные органы. Это обстоятельство может навредить ему на праймериз, поскольку для подавляющего большинства республиканцев мощная армия и агрессивная внешняя политика — священные коровы, которые нельзя трогать ни при каких обстоятельствах. Это убеждение пока не могут поколебать никакие аргументы. Впрочем, положение Пола небезнадежно, а некоторые аналитики даже подробно описывают, как именно он может вырваться в лидеры.

Другие видные республиканцы пока не могут похвастаться двузначными рейтингами. Шансы сенатора от Техаса Теда Круза и сенатора от Флориды Марко Рубио на выдвижение от своей партии совсем невелики. Оба политика латиноамериканского происхождения пользуются определенной популярностью на юге США, однако общенационального успеха добиться им будет непросто: электоральная база обоих ограничена рядами сторонников «Партии чаепития» — влиятельной, но очень специфической ультраконсервативной группы внутри Республиканской партии.

Ситуация с сильными кандидатами для американских консерваторов настолько непростая, что некоторые обозреватели даже предлагают призвать неудачника выборов 2008 и 2012 года Митта Ромни, чтобы он попробовал избраться в президенты с третьей попытки. Однако Ромни, скорее всего, откажется: он уже немолод, а партии явно необходимы новые люди и лица.

Сейчас уверенное одиночество Клинтон во главе кандидатов от демократов и непрекращающаяся борьба среди республиканцев крайне негативно сказываются на положении последних. Согласно опросам общественного мнения, в очном противостоянии бывший госсекретарь с почти десятипроцентным перевесом побеждает любого из них в прямом противостоянии. Кроме того, на американской политической арене появляются и новые игроки, которые собирают под свои знамена тех, кто разочаровался как в демократах, так и в республиканцах.

Одним из таких людей стал бывший губернатор Миннесоты Джесси Вентура, о котором «Лента.ру» уже подробно писала. Несмотря на эксцентричную манеру поведения и экзотические идеи насчет государственного устройства, он обладает многочисленной армией поклонников, которые при некоторых усилиях смогут разогнать его рейтинг. Это стало бы очень неприятным сюрпризом для республиканцев вообще и Рэнда Пола в частности. Вентура придерживается либертарианских взглядов, поэтому голоса будет оттягивать именно у сенатора от Кентукки, также считающегося либертарианцем. Впрочем, о серьезном участии Вентуры в выборах говорить пока рано — он и сам еще не уверен.

Сейчас в США только намечаются возможные участники президентской гонки 2016 года. Разумеется, нет никакой гарантии, что все упомянутые выше политики станут участниками предвыборной кампании. Возможность появления новых и пока никому не известных претендентов тоже сохраняется. Однако, скорее всего, главная битва случится между Хилари Клинтон, которая уже долгое время мечтает вернуться в Белый дом, и кем-то из пары Джеб Буш/Рэнд Пол. И пока все говорит о том, что победит Клинтон.

подписатьсяОбсудить
Патруль на границеЯдерное обострение
Индия и Пакистан на пути к войне
Пробуждение сонной долины
Оплот буддизма превращается в популярный туристический район
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
Международный инвестиционный форум «Сочи-2016»
На черноморском побережье стартует главное экономическое событие осени
«Главная цель — благополучие людей»
Президент ЦСР Павел Кадочников о новой программе экономического развития России
«Мы переживаем время возможностей»
Глава АИЖК о том, когда ставки по ипотеке упадут ниже 10 процентов
Пенсионный улучшайзинг
Смогут ли россияне накопить себе на пенсию без помощи государства
Любовь и вредность
Книги про семейные тайны и бытовое насилие
Коллективный беспредел
Премьера брусникинского «Кандида» на сцене театра «Градский Холл»
Не хочу учиться
11 показательных фильмов о детской и подростковой сексуальности
Свидетели эпох
В «Гараже» открывается выставка рисунков Гойи и Эйзенштейна
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Ким КардашьянЧто угрожает Кардашьян
Семь самых ярких пранков со знаменитостями
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Перешли все границы
Как провести ночь в двух странах, не выходя из комнаты
Ниже плинтуса
Снимать квартиру в Москве стало неприлично дешево
Заодно похудели
Как купить квартиру при зарплате в 60 тысяч рублей в месяц, не имея накоплений?
Кадр из мультипликационного фильма "Окно", 1966 годКупили на свою голову
За право жить в апартаментах придется ежегодно платить сотни тысяч рублей
Развод на 450 миллионов
Как выглядит самый дорогой в мире дом