Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Драгметалл в голосе

Банкиров обвинили в махинациях с ценами на золото

Фото: Michael Dalder / Reuters

В начале этого года западные журналисты опубликовали два доклада о возможных манипуляциях мировыми ценами на золото. Исследователи проанализировали котировки и сделали вывод, что в процессе ценообразования, известного как лондонский «золотой фиксинг», возможно, встречаются нарушения. Если это так, то из-за недобросовестности банкиров мог пострадать весь мировой рынок золота, объем которого оценивается в 20 триллионов долларов в год. Возможные нарушения заинтересовали также государственных регуляторов и частных инвесторов, один из которых уже подал на банки в суд.

Механизм, известный как «золотой фиксинг», был установлен в 1919 году. До Первой мировой войны Банк Англии всегда был готов купить или продать золото по фиксированной цене, но из-за чрезмерных военных расходов Великобритании золотой стандарт в конце 1910-х годов пришлось негласно отменить. Поскольку ценовой ориентир перестал существовать, добывающие компании — а в те времена бóльшая часть мирового золота добывалась на территории Британской империи — обратились к банкам с просьбой организовать продажу металла, и крупнейшие финансовые организации взялись за дело.

С тех пор стоимость металла определяют представители пяти банков — сейчас это канадский Bank of Nova Scotia, британские Barclays и HSBC, немецкий Deutsche Bank и французский Société Générale. Одни из них получили места по наследству от первых брокеров, которые были единственными продавцами драгоценных металлов в Лондоне в начале XX века, другие их купили. Например, на протяжении более чем 90 лет ведущую роль в пятерке играла семья Ротшильдов, но в 2004 году N M Rothschild & Sons отказался от участия в «золотом фиксинге» и продал свое место банку Barclays. Стоимость сделки, по данным Reuters, составила 1,7 миллиона долларов. При этом само по себе место в пятерке почти не сказывается на выручке банка, но считаться членом «золотого фиксинга» в финансовом мире чрезвычайно престижно.

Цену устанавливают два раза в день — в 10:30 (14:30 по Москве) и 15:00 (19:00 по Москве). Чтобы обсудить котировки, представители пяти финансовых организаций связываются друг с другом по телефону. При этом каждый из них совещается с сотрудниками своего банка — те сообщают, какой объем физического золота организация хочет купить или продать для себя и своих клиентов. Сотрудник председательствующего на данный момент банка (меняется один раз в год) предлагает новую цену, которая обычно не сильно отличается от предыдущей. Остальные, сверяясь с полученными клиентскими заказами и собственными потребностями, оценивают чистый объем золота, который они смогут купить или продать по данной стоимости. Если спрос и предложение на чистый объем золота между пятью банками уравновешиваются, цена фиксируется, если нет — цену изменяют до тех пор, пока число продаваемых слитков не сравняется с количеством покупаемого золота.

Исторически сложилось так, что цена, устанавливаемая в результате «фиксинга», служит ориентиром для всех, кто продает и покупает золото: добывающих компаний, ювелиров, центральных банков различных государств. В связи с тем, что через лондонский рынок проходит бóльшая часть мировых торгов драгоценным металлом, устанавливаемые там цены считаются наиболее репрезентативными — именно они позволяют сформировать адекватное мнение о ситуации на рынке. Например, на лондонском рынке торгуют российские добывающие компании, которые продают золото, в том числе, Банку России. Регулятор может покупать металл и в Лондоне, но ему пока хватает объемов, добываемых внутри страны.

Этот механизм образования цен на золото (и еще некоторые драгоценные металлы: платину, серебро, палладий) может быть подвержен манипуляциям, хотя в целом стоимость устанавливается на основе спроса-предложения. Так, кстати, устроен не только рынок драгметаллов. Например, цены на нефть марки Brent сообщает агентство Platts. Оно получает информацию непосредственно от трейдеров, а те называют цены, полученные в результате уравновешивания спроса и предложения. Механизм ценообразования и здесь, вроде бы, вполне прозрачен, однако трейдеры все равно могут манипулировать котировками, предоставляя неверные данные — именно в этом их сейчас и подозревают (в ЕС соответствующее расследование было начато весной 2013-го; в ноябре того же года трейдеры получили судебные иски).

Участники рынка и простые пользователи Сети давно обвиняют пятерку банков, участвующих в лондонском «фиксинге», в манипулировании ценами. Стоимость золота сейчас составляет около 1350 долларов за тройскую унцию. В сентябре 2011 года стоимость металла достигала почти 1,9 тысячи, приближаясь к психологически важной отметке в две тысячи долларов за унцию. Для сравнения, в 2005 году котировки не превышали 600 долларов. По мнению критиков, цель у сотрудников банков, злоупотребляющих своим положением, может быть только одна — увеличение прибыли финансовой организации в целом и, соответственно, персональных бонусов лично для себя.

Обвинения в махинациях пока ничем не подтверждены и, как правило, основываются лишь на предположении о том, что в сложившихся условиях банки могут с легкостью управлять котировками, зная объемы спроса и предложения. Несколько недель назад СМИ опубликовали сразу два независимых исследования, авторы которых склоняются к выводу, что банки, с большой долей вероятности, все-таки манипулируют ценами на золото. Неопровержимых доказательств при этом предоставлено не было, но интересные закономерности обнаружились. К тому же лондонским «золотым фиксингом» заинтересовались финансовые власти.

Банки начинают и проигрывают

16 января глава немецкого регулятора Bafin Элке Кениг (Elke Koenig) заявила, что последствия предполагаемых манипуляций на рынке драгоценных металлов могут оказаться весьма серьезными. Откуда у Bafin данные о возможных нарушениях, при этом не уточнялось. Слова Кениг стали первым в мире официальным комментарием официальных властей относительно возможных махинаций с ценами на золото. По информации Bloomberg, в декабре минувшего года Bafin уже обсудил с сотрудниками Deutsche Bank процесс ценообразования. 17 января немецкий банк заявил, что откажется от участия в «золотом фиксинге».

23 февраля газета The Financial Times написала со ссылкой на исследование консалтинговой компании Fideres, что признаки манипулирования ценами на золото прослеживаются с января 2010-го по декабрь 2013 года. Сотрудники Fideres обратили внимание на странное поведение котировок после разговора представителей пятерки банков: часто сразу же после завершения телеконференции цены резко падают или повышаются, а затем происходит обратное движение котировок.

«Это указывает на то, что банки толкают цены вверх в соответствии со стратегией, которая была определена до звонка, с целью получить прибыль от текущих позиций и отложенных ордеров», — цитирует The Financial Times исследование Fideres. Как заявил газете партнер компании Альберто Томас (Alberto Thomas), цены ведут себя подозрительно примерно в половине случаев. По его словам, если банки действительно манипулируют ценами, то от нарушений несут убытки пенсионные фонды, хедж-фонды, торговцы фьючерсными контрактами — и все они определенно готовы подать на виновных в суд.

Примечательно, что исследование было опубликовано именно в The Financial Times — газете, которая совсем не славится желанием разоблачать банкиров, а, напротив, известна скорее своей лояльностью к бизнесу. Более того, вскоре после публикации статью удалили (в интернете сохранился скриншот). В Сети также есть копия ответа редакции. В нем говорится, что статью удалили намеренно (то есть она не исчезла в результате, например, технического сбоя). Причины, по которым это было сделано, не уточняются. В заявлении, размещенном на сайте Fideres, указывается при этом, что результаты исследования могут быть неверно интерпретированы. В частности, там сказано, что процитированный выше вывод относительно того, что банки толкают цены вверх согласно определенной заранее стратегии, относится лишь к конкретному случаю, произошедшему в определенный день, и не распространяется на все исследование. «Вырванная из контекста, [фраза] может быть неверно истолкована», — предупредили в компании.

Второе исследование ситуации с ценами на рынке золота выглядит более внушительно — хотя бы потому, что в числе его авторов фигурирует Роза Абрантес-Метц (Rosa Abrantes-Metz), ранее уже разоблачавшая банкиров. В 2008 году Абрантес-Метц опубликовала исследование о манипуляции Libor — Лондонской ставкой межбанковского кредитования, которое существенно помогло регуляторам в расследовании нарушений.

Новый материал Абрантес-Метц, который она подготовила вместе с мужем, управляющим директором Moody's Альбертом Метцем (Albert Metz), 1 марта опубликовало агентство Bloomberg. В открытом доступе документ пока не появился. Экономисты изучили данные о ценах на золото с 2001-го по 2013 год. По итогам анализа выяснилось, что во время дневных звонков в рамках «золотого фиксинга» цены на золото резко менялись с 2004-го по 2013 год. Почему именно с 2004-го — не совсем ясно, но, как пишет The Economist, тогда началось бурное расширение рынка деривативов, привязанных к золоту. Абрантес-Метц и Метц обнаружили, что во время дневного совещания цены, как правило, резко снижались. В частности, в 2010 году движение котировок вниз было отмечено в 92 процентах случаев.

Представители индустрии считают резкие колебания цен во время совещаний нормальным явлением. Как объяснил Bloomberg глава брокера Sharps Pixley Росс Норман (Ross Norman), во время дневного «фиксинга» ведутся торги в Нью-Йорке и Лондоне, и ликвидность резко увеличивается просто потому, что объявляется новая цена.

Наконец, в начале марта в отношении пяти финорганизаций, определяющих стоимость золота, были выдвинуты официальные обвинения, но не со стороны властей. В махинациях с ценами на металл банки обвинил житель Нью-Йорка Кевин Махер (Kevin Maher), по его собственным словам, участвовавший в торговле деривативами на золото. Махер подал коллективный иск, к которому могут присоединиться другие инвесторы.

Даже учитывая неофициальные данные о действиях Bafin, говорить о полноценном расследовании предполагаемых махинаций пока рано. Тем не менее, уже можно говорить о наступивших последствиях, если допустить, что Deutsche Bank решил отказаться от участия в «золотом фиксинге» в связи с претензиями регулятора. Опыт расследования скандала с Libor показывает, что оценить убытки от махинаций с различными ценовыми ориентирами достаточно сложно. В ситуации с «золотым фиксингом», если факт манипулирования ценами будет доказан, виновных, скорее всего, подвергнут штрафам — и весьма значительным.

Экономика00:0414 октября

Переиграли

Российская экономика слишком медленно растет, но скоро это изменится