Шагает правой

«Национальный фронт» Марин Ле Пен уверенно набирает силу

Кандидат на муниципальных выборах на фоне портрета Марин Ле Пен
Кандидат на муниципальных выборах на фоне портрета Марин Ле Пен

30 марта во Франции состоится второй тур муниципальных выборов. Главной его интригой является вопрос: сможет ли ультраправая партия Марин Ле Пен «Национальный фронт» закрепить за собой ошеломительный успех первого тура, по итогам которого националисты заняли третье место в общем зачете, а в ряде крупных городов и вовсе опередили всех соперников. И пока напуганные «фронтовиками» левые и правоцентристы договариваются о том, как не допустить радикалов к власти, Марин Ле Пен уже провозгласила конец многолетнему существованию двухпартийной системы во Франции.

На местных выборах избираются муниципальные советы и мэры в 36 тысячах городов, поселков и деревень. Интерес к этому голосованию во Франции, в отличие от России, достаточно высок: предыдущие крупные выборы (парламента и президента) прошли давно, следующие нескоро, и волеизъявление французов позволяет понять, как изменились настроения общества.

По итогам первого тура правящая левая социалистическая партия набрала 37,7 процентов голосов, правые из «Союза за народное движение» (СНД) — 46,5 процентов голосов, а ультраправый «Национальный фронт» - 4,65 процента.

К последнему результату напрашивается слово «всего», но для партии Марин Ле Пен эта цифра стала настоящим прорывом — и главной сенсацией данных выборов.

По сравнению с предыдущими муниципальными выборами, «Национальный фронт» улучшил свои результаты в несколько раз. По итогам голосования националисты взяли 472 муниципальных мандата по стране. В 315 городах ультраправые прошли во второй тур, в Марселе — заняли второе место, а в Авиньоне, Перпиньяне и ряде других городов на юге Франции и вовсе опередили всех своих соперников. Все это стало неприятным сюрпризом для традиционных партий, а прессу заставило взглянуть на «Национальный фронт» по-новому — не как на политических маргиналов, а как на потенциальную третью силу.

На руку Марин Ле Пен сыграла совершенно провальная политика социалистов во главе с президентом страны Франсуа Олландом, популярность которого опустилась почти до 20 процентов. Непопулярные реформы и увеличение налогов, неспособность властей справиться с ростом безработицы, грядущая отмена льгот и другие откровенные просчеты президента обрекли «левых» на поражение и повели избирателей на правый фланг.

Другим козырем «Национального фронта» стала чрезвычайно низкая общая явка избирателей (всего 60 процентов) в сочетании с активностью собственного электората. Уставшие от политики французы попросту проигнорировали выборы, тогда как наиболее раздраженная властями и радикализованная часть общества, напротив, маршем отправилась к избирательным участкам.

Росту популярности партии Марин Ле Пен способствовал и провозглашенный ею курс на «дедемонизацию» движения — эдакий «национализм с человеческим лицом». В последние годы ей удалось отмежеваться от имиджа нацистов, радикалов и чуть ли не фашиствующих молодчиков, которым ее партию клеймили оппоненты. В результате популярность движения, чей лидер сравнивает мусульман в Париже с оккупировавшими город фашистами, растет, а голосовать за цивилизованных националистов во Франции становится все менее стыдно.

Умеренный национализм, популистские обещания и грамотная игра на настроениях в обществе, о которых приличные политики предпочитают промолчать, и обеспечили «Национальному фронту» нынешний прорыв. К примеру, далеко не все французы в восторге от наплыва арабских мигрантов в страну — и соответствующие высказывания Марин Ле Пен на грани исламофобии задевают нужные струны в душе избирателя. Во Франции так же недолюбливают официальный Брюссель, выступающий от имени всего Евросоюза, а лидер «Национального фронта» призывает избавиться от гегемонии евробюрократов, выйдя и из ЕС, и из еврозоны — и вот новые сторонники стекаются под ее флаги.

Националистические настроения во Франции растут, и политологи отмечают большой потенциал партии Марин Ле Пен. Социологические опросы показывают, что их поддержка в обществе существенно выше показанных на нынешних выборах результатов. Не стоит забывать и о последних президентских выборах, где за Марин Ле Пен свои голоса отдали сразу 18 процентов французов. Кроме того, «Нацфронт» два года назад сумел провести своих представителей и в Национальную ассамблею Франции — впервые за последние 20 лет.

При этом националисты умудряются переманить в свой лагерь не только электорат правоцентристов, но и тех, кто симпатизировал социалистам. Так, после первого тура муниципальных выборов издание Le Parisien провело опрос среди своих читателей, спрашивая, за кого бы они проголосовали на выборах в муниципалитет — за левых или за правых. При выборе из двух партий голоса распределились на уровне 47-53 процентов в пользу правого кандидата. Однако стоило изданию ввести в исходные данные кандидата от «Национального фронта», как расклад существенно менялся: 45 процентов проголосовали бы за правых, 42 - за левых, и целых 13 - за националистов.

Разрыв между итогами выборов и соцопросом во многом объясняется тем фактом, что кандидаты «Национального фронта» выдвигались не по всей стране, охватив лишь треть электората. Если эта недоработка будет исправлена, французские националисты из статистической погрешности превратятся в грозную политическую силу, с которой придется считаться всем.

Успех «Национального фронта» заставляет оппонентов Марин Ле Пен в спешном порядке искать противовесы, чтобы не позволить им закрепиться на муниципальном плацдарме. Премьер-министр Франции Жан-Марк Эро призвал избирателей мобилизоваться и поставить заслон на пути «маринистов». Социалисты здесь рассчитывают на тактические союзы с правыми, когда более слабый кандидат снимает свою кандидатуру в пользу оппонента с единственной целью — не допустить победы националистов, которых долгие годы использовали как пугало для избирателей. Эта практика не раз и не два применялась конкурирующими партиями в предыдущие годы.

Реализации этого плана может помешать позиция правых, которые сейчас находятся на подъеме и без энтузиазма воспринимают перспективу объединения с социалистами — даже ради общего противника. Это повышает шансы «Национального фронта» уже завтра повторить триумф первого тура.

Однако не стоит полагать, что радикализация общества и рост ультраправых настроений — исключительно французский феномен. За несколько дней до муниципальных выборов во Франции немецкий фонд Конрада Аденауэра опубликовал доклад, где с тревогой отмечается рост аналогичных тенденций по всей Европе — к примеру, в Нидерландах, Австрии, Финляндии. В последней партия «Истинных финнов» (True Finns) на последних парламентских выборах улучшила свой результат сразу в четыре раза, набрав почти 20 процентов.

«Правые и националистские популистские партии сумели стать заметной политической силой практически по всей Европе, и их подъем произошел за счет традиционных партий. Нынешняя популярность правых и националистических партий стала результатом использования ими традиционных тем ксенофобии и критики элит, рефреном которой стал условный тезис «Нам не нужна такая Европа», - констатирует фонд в своем исследовании «Европа? Спасибо, нет».

Ключевым фактором роста таких настроений немецкий фонд считает разочарование жителей разных стран в самой идее Евросоюза, что заставляет их обратить свой взор в сторону национализма. Благодатную почву для роста ультраправых настроений создают сразу несколько факторов — здесь и разочарование в традиционных политических партиях, и наплыв мигрантов, и публичные дебаты с критикой общеевропейских институтов. При наличии харизматичного лидера и институциональных условий, позволяющих таким партиям проникать в парламент, рост их влияния становится неизбежен.

Авторы доклада предлагают бороться с этим феноменом за счет разъяснительной работы о благах евроинтеграции, важности и пользе проводимых реформ, и неукоснительного исполнения законов об иммиграции. Однако пока этого не происходит, правые националистические движения наподобие «Национального фронта» переживают свои лучшие времена с 1970-х годов.

Обсудить
Мир00:03 5 ноября
О. Джей Симпсон

Попробуй докажи

Обвиненный в жестоком убийстве чемпион поставил США на колени и вышел на свободу
Бегом в могилу
Мусульмане Мьянмы сотнями умирают от голода в грязи. О них все забыли
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
С видом на фюрера
Мечту Гитлера воплощают при Меркель, и немцы этому рады
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
«Евреи забили гвоздь в голову русскому человеку»
Шпионы КГБ обвиняли советских рокеров в победе мирового сионизма
Есть почитать че?
Библиотека как мир, гуки и геи в беде, сразу два Линча: топовый артхаус на 2A17
«Все хорошо, но раздели-то их зачем?»
Голые европейцы и другие достоинства современного театра
Не считая Чубакки
«Последние джедаи» наконец вдохнули жизнь в возрожденные «Звездные войны»
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
Погружение в кирпич
Мы посидели в новом «Гелике» и не узнали его. А потом вылезли – и узнали
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей