Тройственный союз

Во что обойдется России новый постсоветский интеграционный проект

Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев перед началом заседания Высшего Евразийского экономического совета в Минске, 29 апреля 2014 года
Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев перед началом заседания Высшего Евразийского экономического совета в Минске, 29 апреля 2014 года
Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости

«Интеграция на постсоветском пространстве» — любимая игрушка большинства руководителей стран СНГ. Не проходит и года, чтобы они не заключали какой-либо очередной договор, в котором бы упоминались свобода передвижения «товаров, услуг и рабочей силы». Очередной такой документ был подписан в конце мая в Астане руководителями Белоруссии, Казахстана и России. Речь идет об очередном объединении — Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Как и все предыдущие, он создается «по образу и подобию Евросоюза». Сомнение вызывает не сама инициатива, а отсутствие четких принципов нового союза.

На обломках империи

Соглашение об образовании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — многостраничный документ, представляющий собой меры по унификации таможенных тарифов, гражданского и корпоративного законодательства, правил регулирования финансовых рынков и так далее. Вплоть до создания единой валюты, наподобие евросоюзовского «евро». То есть весь тот набор условий, без выполнения которых невозможна ни одна интеграция экономик политически суверенных государств.

Договор был подписан 29 мая. А с 1 января 2015-го он уже должен заработать в полную силу. К этой дате к «тройственному союзу» планируют также присоединиться Армения и Киргизия. Однако, как показывает опыт других интеграционных проектов на постсоветском пространстве, наличие такой бумаги отнюдь не означает, что она будет реализована в полном объеме. Достаточно вспомнить недавнюю историю.

2000 год. По инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева было создано Евразийское экономическое сообщество. Оно тоже ставило перед собой задачу формирования единого таможенного тарифа, общего финансового рынка и даже переход на единую валюту. В качестве участников помимо создателей ЕАЭС в ней значатся еще Таджикистан и Киргизия. А Армения, Молдавия и Украина — наблюдатели. За 14 лет в рамках этой организации удалось создать Межгосударственный совет, Интеграционный комитет, Секретариат и Межпарламентскую ассамблею.

2010 год. Появляется Таможенный союз. В официальных документах он еще упоминается как «Таможенный союз в рамках Евразийского экономического сообщества». Он декларирует переход к единому таможенному тарифу, свободному перемещению капиталов и рабочей силы и… создание единой валюты. За четыре года между Россией, Белоруссией и Казахстаном исчезли таможенные посты. Однако говорить о том, что в рамках ТС удалось достичь всех целей, которые декларировались изначально, пока рано. Например, до сих пор действуют ограничения на реэкспорт российской нефти компаниями Белоруссии и Казахстана, а также обязательство платить экспортную пошлину на «черное золото» именно в российский бюджет. Это обстоятельство вызывает особое неудовольствие именно Белоруссии. Причем оно было выражено вначале. 28 мая 2010 года премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский просто не приехал в Санкт-Петербург на подписание соглашений о создании единой таможенной территории. И только после заявления тогда еще премьер-министра России Владимира Путина, что ТС может быть создан и на двоих — между Россией и Казахстаном — Белоруссия согласилась к нему присоединиться.

Между Европой и Азией

И вот новый интеграционный проект, который начали осуществлять все те же Белоруссия, Казахстан и Россия. Чем он будет отличаться от Таможенного союза, пока непонятно. В официальных заявлениях по этому поводу политики, к сожалению, на порядок больше, чем экономики. Не отстают и эксперты. «Вне всяких сомнений подписание соглашения об образовании Евразийского экономического союза является историческим событием. Конечно же, это прежде всего констатация факта существования давно сложившегося и объективно существующего экономического центра мира, который представляют Россия, Беларусь и Республика Казахстан», — говорит председатель комитета общественной организации «Деловая Россия» по делам СНГ и формированию Единого экономического пространства Иван Поляков.

Статистика, тем не менее, пока эти слова не подтверждает. Как говорят специалисты, после присоединения к ЕАЭС Армении и Киргизии общий ВВП этого экономического объединения составит 2,6 триллиона долларов. Это всего 20 процентов от ВВП Евросоюза и те же 20 процентов от американской экономики. При этом основную долю общего ВВП Евразийского экономического союза будет формировать Россия — до 80 процентов. Так что говорить, что на мировой экономической арене появляется новый мощный игрок, способный влиять на ее правила, еще рано. «Глобальная экономика может и не прореагировать на новый экономический блок», — сетует профессор НИУ «Высшая школа экономики» и ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский. А вот ущерб для российской экономики, во всяком случае в краткосрочной перспективе, может оказаться серьезным.

Политика против денег

Как показывает практика, интеграция на постсоветском пространстве — дело дорогостоящее. Хотя, понятно, деньги, вкладываемые в нее сейчас, вполне могут дать серьезную отдачу в будущем в виде расширения рынков сбыта для российских товаров. Все зависит от качества экономической политики внутри страны. Пока же, скажем прямо, получается не очень. Интересно, что объем экспорта товаров из государств Таможенного союза в прошлом году снизился. Только за период с января по сентябрь — на 1,7 процента, а импорт увеличился на 1,1 процента.

Зато в России уже отмечают уход некоторых отечественных компаний в Казахстан. В большинстве своем они идут на данный шаг из-за более щадящего налогового режима. В первую очередь это касается фирм, занятых в IT-секторе, производстве товаров массового спроса, а также некоторых финансовых организаций. Но основной проблемой является отсутствие четких договоренностей по взиманию пошлины при экспорте российской нефти. В данном случае уже речь идет о Белоруссии.

По договору о создании ЕАЭС режим свободного передвижения товаров, капиталов и рабочей силы в «тройственном союзе» устанавливается поэтапно. Так вот, Россия обязалась начать прекращать взимать с Белоруссии экспортную пошлину на нефть уже со следующего года. Сначала сумма платежа снизится в двое и составит порядка 1,5 миллиарда долларов в год. А потом, через несколько лет, этот вид платежа между двумя странами должен исчезнуть вовсе. Стороны договорились, что общий рынок нефти и газа будет создан к 2025 году.

Вообще же, по данным российского Минфина, создание Евразийского экономического сообщества и полный отказ от любых пошлин и иных платежей во взаимной торговле России с Казахстаном и Белоруссией может обойтись отечественной казне в 33 миллиарда долларов ежегодно. Это те деньги, которые бюджет не будет получать в качестве доходов, что в условиях нынешней экономической стагнации — весьма значительная сумма. Не ясно, будет ли она в результате компенсирована расширением рынка для отечественных производителей. И этот вопрос все еще остается открытым.

Главная проблема как раз заключается в том, что, говоря об экономической интеграции, мало кто из участников подобных переговоров на постсоветском пространстве готов поступиться хотя бы частью экономического суверенитета. Например, как подсчитали специалисты, даже создание Таможенного союза так и не повлекло устранения из таможенных кодексов вошедших в ТС стран несоответствий, которых насчитывается сегодня более 700. Аналогичная ситуация и с системами регулирования финансовых рынков.

Более 60 положений в законах, регулирующих деятельность банков, инвестиционных компаний, негосударственных пенсионных фондов и прочих структур не просто не соответствуют друг другу, а часто прямо противоречат. И договориться по этим пунктам бывает даже тяжелее, чем, например, о ликвидации пошлин. Ведь в случае единообразия законодательства в выигрыше оказывается Россия, чей финансовый рынок в десятки раз больше, чем рынки Казахстана и Белоруссии. А значит, и выгода от таких мер у нее выше. Если же ограничиться только ликвидацией пошлин, то самая большая экономика постсоветского пространства выступает донором в отношении более мелких. Вот и складывается впечатление, что интеграция — это дорога с односторонним движением.

подписатьсяОбсудить
00:01 13 июля 2016

Пошли вразрез

России придется выбирать, что замораживать, — пенсии или зарплаты
00:03 12 июля 2016

На хлебе и водке

Почему Россия не может предложить миру ничего, кроме нефти
Казни сирийские
Участники войны в Сирии соревнуются друг с другом в изощренности пыток
Триумф старости
Что общего у Brexit и выборов президента США
Police at the scene of a security operation in the Brussels suburb of Molenbeek in Brussels, Belgium, March 18, 2016. Единое пространство недоверия
Почему европейские спецслужбы не могут вместе бороться с терроризмом
A man prays beside flowers laid in front of the Olympia shopping mall, where yesterday's shooting rampage started, in Munich, Germany July 23, 2016. REUTERS/Arnd Wiegmann     TPX IMAGES OF THE DAY      - RTSJCX2Рассыпающаяся реальность
Теракт в Мюнхене как признак прощания со старой Европой
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей