Алга, Каракалпакстан!

На берегах высохшего Арала появились сепаратисты

Фото: Marc Morte / Flickr

В начале июня в соцсетях появилось обращение малоизвестного движения «Алга Каракалпакстан» («Вперед Каракалпакстан»), выступающего за выход Каракалпакской автономии из состава Узбекистана. Местные сепаратисты попросили главу Всемирного банка отложить предоставление Ташкенту ссуды в размере 411 миллионов долларов, которые должны быть направлены на финансирование проектов в сфере садоводства в Каракалпакстане. По мнению авторов обращения, указанные средства лишь поощрят официальный Ташкент к продолжению ущемления прав каракалпакского меньшинства. Явление миру «Алга Каракалпакстан» стало первым за все последние годы доказательством существования сепаратистов в одном из самых бедных и малопригодных для жизни регионов мира.

Каракалпакия (Каракалпакстан) является автономной республикой в составе Узбекистана. При том что ее площадь составляет более трети территории всей страны, здесь проживает всего 1,5 миллиона человек (общая численность населения Узбекистана — 29 миллионов). Более 85 процентов территории Каракалпакии занимают пустыни, в том числе Аралкум — пустыня, образовавшаяся на дне высохшего Аральского моря.

Практически вся территория автономной республики находится в зоне экологической катастрофы, здесь постоянно ощущается нехватка питьевой воды; заболеваемость населения легочными болезнями, в том числе туберкулезом, вдвое выше, чем по Узбекистану в целом, а уровень жизни, напротив, значительно ниже. Безработица среди женского населения в некоторых районах достигает 90 процентов, да и в целом она вдвое выше, чем в остальном Узбекистане. По некоторым данным, в конце 80-х годов, когда стало ясно, что гибель Аральского моря — вещь неизбежная, в Москве даже разрабатывался план спасения каракалпаков: их предполагалось переселить в Тверскую область.

Треть населения Каракалпакии составляют собственно каракалпаки (родственный казахам народ), треть узбеки, еще одну треть — казахи, русские, украинцы, корейцы. Основное занятие населения — хлопководство и животноводство. С 1920 по 1930 годы Каракалпакия в статусе автономной области находилась в составе Киргизской (затем Казахской) АССС, с 1930 по 1936 годы была в составе РСФСР, а уже после была передана Узбекской ССР. В 1932 году Каракалпакия получила статус автономной республики.

14 декабря 1990 года (позже Казахстана и Узбекистана, но раньше Киргизии) на сессии Верховного совета Каракалпакской АССР была подписана Декларация о государственном суверенитете, предполагавшая полную независимость государства, которой можно было достигнуть через проведение общереспубликанского референдума.

Тогда же в республике была создана партия «Халык Мапи» (Воля народа) , которой руководил местный ученый и государственный деятель Марат Аралбаев. «Халык Мапи» выступала с позиций максимальной независимости Каракалпакии от Ташкента и сближения с Россией, с которой, правда, у республики нет общей границы. Другая часть местной общественности под руководством Какимбека Салихова ратовала за присоединение Каракалпакстана к Казахстану, как к наиболее «родственной стране».

За полную независимость Каракалпакии выступал Даулетбай Шамшетов, занимавший с ноября 1991-го по июнь 1992-го пост президента автономной республики. Его главным оппонентом был председатель совета министров Каракалпакии Аминбай Тажиев — сторонник сближения с Ташкентом, вступивший в тесный контакт с президентом Узбекистана Исламом Каримовым. Споры вокруг будущего республики не помешали ей принять собственную конституцию и утвердить государственные символы.

В конечном счете, используя метод кнута и пряника, когда одним предлагались должности и деньги, а другим угрожали насилием, Каримову удалось уговорить местную политическую элиту, и в 1993-м году был подписан межгосударственный договор сроком на 20 лет о вхождении Каракалпакии в состав Узбекистана. Причем в документе оговаривалось право выхода автономной республики из юрисдикции Ташкента через проведение референдума, но сейчас об этом пункте уже никто не вспоминает.

В последующие годы узбекские власти постепенно избавлялись от угрозы сепаратизма в регионе, отправляя неугодных политиков за решетку. Шашметов был снят со всех должностей и подвергся уголовному преследованию (его сын Бахтияр отправился в тюрьму на 24 года), после выхода из тюрьмы политикой не занимался. Марат Аралбаев умер при невыясненных обстоятельствах, его партию «Халык Мапи» распустили.

Понятно, что в таких условиях все атрибуты независимости, которыми обзавелись каракалпаки в начале 90-х, оказались не более чем бутафорией, хотя, например, официально в республике действуют две конституции — местная и узбекская. Включив Каракалпакию в сферу своего влияния, Ташкент уже слабины не давал. «Повсеместно идет узбекизация народа. Каракалпакский язык постепенно вытесняется. На должность руководителей предприятий в последнее время назначаются люди узбекской национальности», — пишет в сети некий каракалпакский активист, представляющий Марипом Кунградским.

Он же указывает на самый низкий на постсоветском пространстве уровень жизни населения, отсутствие водоснабжения, газа и электричества во многих районах республики. Все это приводит к массовой миграции каракалпаков, которые выезжают на заработки в основном в соседний Казахстан, но некоторые добираются и до России. Причем после развала СССР произошла и масштабная нетрудовая миграция — по данным на 2002 год, из Каракалпакии в Казахстан мигрировало более 250 тысяч человек, что составляло пятую часть всего населения автономии. Впоследствии местные власти предпринимали попытки остановить исход каракалпаков, запрещая жителям выписываться и продавать дома. Потом, однако, политика Ташкента изменилась, и теперь каракалпакские активисты утверждают, что власти Узбекистана, которым исход каракалпаков только на руку, сквозь пальцы смотрят на удручающие демографические показатели.

Как говорится в письме «Алга Каракалпакстан» Всемирному банку, более 2 тысяч каракалпаков в настоящее время «гниют в узбекских тюрьмах» за стремление к «свободе и независимости». Там также утверждается, что работники правительственной сферы здравоохранения подвергают каракалпачек насильственной стерилизации. Осуществлению подобной практики по всему Узбекистану есть документальные подтверждения. По данным ИА «Фергана», программа принудительной стерилизации женщин детородного возраста действует в Узбекистане с 1999 года. Правда, никаких доказательств того, что в этой программе есть какие-то национальные «предпочтения», нет.

К слову, сама информация о существовании «Алга, Каракалпакстан» появилась только в марте этого года. При этом СМИ разглядели в появлении «каракалпакских сепаратистов» некий «крымский синдром», поскольку, как утверждается в обращениях «Алга, Каракалпакстан», сторонники независимости республики не исключают присоединения к России, которая, с их точки зрения, является «гарантом стабильности и суверенитета».

Официальные лица в Ташкенте предпочли не заметить всплеска активности каракалпакских патриотов, однако ситуацию прокомментировал сайт «UzMetronom», которые считается информационным рупором узбекских спецслужб. Автор сайта усомнился в самом существовании организации «Алга Каракалпакстан», высказав предположение, что «некая группа лиц получила некий грант от международных структур, поощряющих или приветствующих дестабилизацию в регионе» «Учитывая, что традиционные носители демократии любят развивать ее там, где сосредоточены солидные залежи нефти и газа (на плато Устюрт, находящемся на территории Каракалпакии есть и то и другое), версия представляется не совсем и бредовой», — пишет UzMetronom.

Вместе с тем еще до появления «Алги», в те годы, когда, казалось бы, любое инакомыслие, а уж тем более сепаратизм, в Каракалпакии было невозможно, в сети периодически раздавились призывы к независимости автономии. Каракалпаки жаловались на жесткий прессинг со стороны узбекских властей, указывали на то, что выборы в местный парламент и все назначения на руководящие должности осуществляются под строгим контролем Ташкента, причем назначенцы — по большей части узбеки.

Один всплеск сетевой активности каракалпакских патриотов пришелся на 2008 год, когда было объявлено о независимости Косово. Следующий имел место не только в сети. В 2010 году произошли беспорядки в каракалпакском районном центре Чимбай. Начались они после того как на местном заводе «Чимбой май», которое с 1947 года занималось производством хлопкового масла и комбикормов, стали демонтировать оборудование, чтобы якобы передать его в Хорезмскую область Узбекистана. Поскольку другой работы, кроме как на этом предприятии, в городке нет, рабочие завода под антиузбекскими лозунгами устроили драку с пришлыми бизнесменами, по инициативе которых происходил демонтаж. После этого, как передавала «Фергана», молодые работники предприятия подожгли завод. Пришлось вызывать ОМОН и пожарных, но демонтаж был прекращен.

Несмотря на то что прямой угрозы вспышки сепаратизма в Каракалпакии сегодня не существует, в будущем, особенно после смены власти в Узбекистане, ситуация может измениться. «Идея таковая существует, разработки соответствующие есть, - полагает казахстанский эксперт Михаил Пак. — Единственное, на что никто не обращает внимания, это — вовлеченность каракалпаков в политическую элиту Узбекистана. Она и в постсоветское время была крайне мала, и сейчас». По мнению эксперта, дополнительную угрозу создает возможная исламизация региона.

После участившихся призывов к проведению референдума о статусе Каракалпакии узбекские власти, по сообщению портала News-Asia, усилили меры безопасности в автономии. Как рассказал каракалпакский активист Роман Мамытов, в середине мая в некоторых районах республики было введено усиленное патрулирование в вечерние часы с участием сотрудников СНБ. По словам Мамытова, из-за угрозы уголовного преследования по сфабрикованному делу республику был вынужден покинуть некий предприниматель Даулетбай Махамбетов, выступавший в 2008 году за создание новой каракалпакской партии.

«Мы, народ Каракалпакстана, знаем и верим, что Каракалпакстан будет свободным и независимым от Узбекистана, и как полноправное государство Центральный Азии займет свое достойное место в современном мире», — заявлял в прошлом году Роман Мамытов. Как написал один из пользователей сети, что-либо конкретное о будущем идеи независимой Каракалпакии сказать сложно; единственное, в чем можно быть уверенным, это то, что брошенные аральские траулеры и шхуны по-прежнему будут ржаветь на дне высохшего моря.

подписатьсяОбсудить
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон