Дефолт в ритме танго

Аргентина перед лицом повторного банкротства

Фото: Bloomberg / Getty / Fotobank

Аргентина объявила дефолт по реструктурированному ранее долгу. Страна должна выплатить по гособлигациям 1,5 миллиарда долларов. А учитывая возможность предъявления новых претензий, сумма выплат может вырасти до 15 миллиардов долларов. Дефолту предшествовала национализация частных пенсионных фондов страны.

Долговая петля

Родина танго, Марадоны и Че Гевары второй раз за 13 лет оказалась перед лицом неисполнения своих долговых обязательств. В пятницу американский федеральный окружной судья Томас Гриеса наложил эмбарго на выплату 539 миллионов долларов, которые Буэнос-Айрес направил на счет Bank of New York Mellon для выплат по реструктурированным облигациям. Срок уплаты истекал 30 июня.

За этим техническим дефолтом последует тридцатидневная отсрочка платежа. Если по истечении этого срока страна не найдет средств заплатить, дефолт станет реальным. В ответ власти Аргентины выкупили рекламные развороты ряда международных изданий, чтобы заявить о своем несогласии с решением американского суда. Однако, похоже, это их последний аргумент в давнем споре. Ведь средства были перечислены на счет в Bank of New York Mellon и предназначались для кредиторов, согласившихся реструктуризировать прежний долг. Однако суд США занял сторону тех кредиторов, которые не согласны на реструктуризацию и требуют оплаты долга в полном объеме.

Кредиторами аргентинского правительства выступают американские хедж-фонды. Ранее Аргентина согласилась провести переговоры с кредиторами в Нью-Йорке ради предотвращения дефолта. Найти выход из ситуации для страны жизненно необходимо, так как очередной дефолт, окажется губительным для ее экономики.

Как заявлял министр экономики страны Аксель Кисильоф, «Аргентина подтверждает свое стремление рассчитаться со ста процентами своих кредиторов на справедливых и равных условиях». При этом он подчеркивал, что «любые действия, препятствующие осуществлению выплат кредиторам, представляют собой нарушение положений международного публичного права, которые запрещают оказывать давление на другие страны в силу суверенного равенства государств».

Рейтинговое агентство Standard & Poor's предупредило, что может понизить суверенные рейтинги Аргентины до состояния «выборочного дефолта» в период между 30 июня и завершением отсрочки. В середине июня S&P ухудшило рейтинги Аргентины с «CCC+» до «CCC-». Из-за галопирующей инфляции и дефицита долларов аргентинская экономика фактически перестала расти. Золотовалютные резервы аргентинского Центробанка за семь с лишним лет достигли минимума — 29 миллиардов долларов.

Эхо экспроприации

Сегодняшние события вокруг аргентинского долга являются в определенном смысле результатом действий нынешнего руководства страны во главе с президентом Кристиной Фернандес де Киршнер. Придя к власти в 2007 году, она приобрела популярность среди бедных слоев населения и рабочих, хотя формально и не являлась левым политиком. Одним из ее шагов, вызвавших острые дискуссии в обществе, была национализация частных пенсионных фондов в 2008 году. На тот момент Аргентина столкнулась с острым дефицитом бюджета и трудностями с обслуживанием долга в 29 миллиардов долларов.

При этом в частных пенсионных фондах аргентинцы накопили за 14 лет 26 миллиардов долларов. Однако с началом мирового финансового кризиса ценные бумаги, в которых вкладывали средства пенсионные фонды, обесценились примерно на 40 процентов. В основном, это были государственные ценные бумаги. Государственные чиновники стали говорить о том, что частная пенсионная система работает плохо и приносит будущим пенсионерам одни убытки.

Тогда-то Кристина Киршнер предложила национализировать накопления частных фондов. Сенат Аргентины утвердил соответствующий закон в ноябре 2008 года. Деньги поступили в Национальную службу социального обеспечения Аргентины (ANSES), которая отвечала за выплату обычных, распределительных пенсий из бюджета. «Провалившийся эксперимент с частными пенсионными фондами закончен», — говорил тогда глава службы Диего Боссио.

Национализировав негосударственную пенсионную систему, правительство Аргентины лишило себя возможности занимать на внутреннем рынке. Частные пенсионные фонды держали в государственных долговых бумагах 55 процентов своих средств. Эта мера подорвала и базу для долгосрочных инвестиций. Таким образом, найдя временное решение проблемы дефицита бюджета, правительство страны создало более серьезную проблему в будущем. А проблема госдолга вернулась через несколько лет.

Те же грабли

Первый дефолт по госдолгу Аргентина пережила в 2001 году. Тогда Серебряная страна объявила об отказе погасить долг в 132 миллиарда долларов. Этот дефолт был признан крупнейшим в мировой истории. Реальный валовой внутренний продукт страны рухнул на 11 процентов. Тогда, в лихие 2000-е (начиная с декабря 2001 года), страну захлестнула волна мародерства. Одной из причин тогдашнего кризиса стала жесткая привязка аргентинской национальной валюты — песо — к доллару. Центробанк Аргентины не мог влиять на курс национальной валюты. А когда соседняя Бразилия в 1999 году провела девальвацию, инвесторы стали выводить деньги из Аргентины и перекладываться в бразильские активы.

От политики поддержания курса песо отказались, экономическое положение страны выправилось. Однако с приходом Киршнер вновь было объявлено, что правительство будет поддерживать песо. Президент страны пообещала, что, пока она остается главой государства, девальвации не будет. В то же время из-за снижения покупательной способности песо в результате экономических трудностей его курс все равно постепенно снижался. Если в начале 2012 года доллар стоил чуть больше 4 песо, то к началу 2014-го он превысил отметку в 7 песо.

Правительство всячески старалось не допустить дальнейшего падения курса песо. В конце 2011 года в законодательстве была закреплена норма, требующая от граждан страны, покупающих доллары, предъявлять паспорт и получать одобрение от налоговой службы. Все аргентинцы, выезжающие за рубеж, должны были доказывать, что их доллары приобретены легально.

В результате песо от давления со стороны инвесторов это не спасло, а правительство Аргентины вынуждено было распродавать резервы. В 2013 году году они снизились на 30 процентов. Не помог и 35-процентный налог на зарубежные транзакции с банковских карт. Также в Аргентине были ограничены онлайн-покупки: при превышении суммы в 25 долларов в год был веден 50-процентный налог.

Сейчас Аргентина стоит перед лицом дефолта по государственному долгу и усугубления экономического кризиса. Эту цену стране пришлось заплатить за популистские меры, принимаемые правительством. Ее пример — другим наука.