По балканскому шаблону

Инцидент с малайзийским «Боингом» реализован по модели, применявшейся в ходе югославского конфликта 1990-х годов

Обломки малайзийского лайнера «Боинг-777»
Обломки малайзийского лайнера «Боинг-777»
Фото: Максим Змеев / Reuters

Вопрос принадлежности зенитной ракеты, попавшей в малайзийский «Боинг», можно обсуждать до бесконечности — у любой из предложенных версий есть свои очевидные преимущества и недостатки. Понимание того, кто может стоять за случившимся, может прийти в ходе анализа последствий трагедии, ведь гибель пассажирского лайнера в зоне боевых действий неминуемо идет на пользу одной, и во вред другой стороне конфликта. Исходя из этой логики, вывод очевиден — если бы злосчастного «Боинга» не существовало, то Киев и опекающие его США должны были бы его придумать. Потому случившееся и напоминает провокацию, подобную тем, что уже имели место на Балканах в ходе войн, сопровождавших распад Югославии.

Более «подходящее» время для гибели почти трехсот мирных иностранных граждан от рук «пророссийских террористов» трудно себе представить — самые боеспособные части ВСУ перемолоты в котлах под Донецком, ЕС отказывается следовать политике США в вопросе санкций против России, а весь мир видит последствия обстрелов и бомбардировок мирных городов Новороссии украинскими военными. Только появление сакральной жертвы могло бы поменять местами правого и виноватого, консолидировать антироссийский блок и дать Киеву моральное право на использование любых инструментов в противостоянии с ЛНР и ДНР, а его союзникам — право оказывать режиму Порошенко всяческую, включая военную, поддержку.

Об аналогиях между нынешней ситуацией вокруг Украины и процессом распада Югославии уже сказано и написано много. Действия всех сторон конфликта практически идентичны тому, как вели себя в 1990-е годы сербы, хорваты, боснийские мусульмане и косовские албанцы, расхотевшие жить в общем государстве. Похоже, что гибель «Боинга» под Донецком стала еще одним штрихом, связывающим трагедию славян западных с нынешним противостоянием славян восточных. Аналогичные ситуации уже имели место в ходе конфликтов в Боснии и Косово и обычно становились поводом для США не только оказать помощь союзнику, попавшему в переплет, но и применить силу против другой стороны конфликта.

Первой провокацией подобного рода можно назвать инциденты на рынке «Маркале», работавшем в осажденном сербами Сараево. По официальной версии, которой придерживались лидеры боснийских мусульман и представители США, «Маркале» дважды — в феврале 1994 года и в августе 1995-го — подвергались минометному обстрелу, в результате чего десятки людей погибли и были ранены. Интересно, что, как и в случае с «Боингом», виновников американцы и бошняки находили практически моментально — ими, до завершения всех экспертиз, назначались сербы, с позиций которых якобы и прилетали мины.

Первый инцидент был использован бошняками с сугубо пропагандистскими целями (по свидетельствам очевидцев, съемочные группы иностранных телекомпаний начали подъезжать к рынку еще за 10-15 минут до взрывов) — кадры окровавленных трупов и оторванных конечностей, приправленные комментариями в адрес «сербских палачей», обошли весь мир. Последствия же второго обстрела были гораздо серьезнее. Гибель 37 человек и требования лидеров мусульман «положить конец насилию сербов» стала поводом для начала первой военной операции НАТО под названием «Мертвый глаз» — самолеты альянса в течение 20 дней наносили ракетно-бомбовые удары по позициям боснийских сербов, пытавшихся устоять против масштабного наступления бошняков и хорватов, начавшегося, по «случайному» стечению обстоятельств, незадолго до описываемых событий.

Показательно, что позже, при анализе случившегося эксперты не смогли прийти к однозначному выводу о том, с какой именно точки были выпущены мины, могли ли позиции минометного расчета находиться на сербской территории и был ли вообще обстрел или же сработали взрывные устройства, заранее установленные на рынке (на это указывали характерные ранения погибших и раненых, отсутствие звука летящей мины и другие косвенные признаки). Но вот вопрос «кому выгодно?» дилеммы ни у кого из причастных к расследованию не вызвал — мусульманам и США было жизненно необходимо нанести сербам, удерживавшим до 70 процентов территории Боснии и обладавшим перевесом в технике и вооружении, сначала медийный, а затем и военный удар, что и было сделано. Именно участие авиации НАТО, спровоцированное взрывами в Сараево, переломило ход конфликта и заставило сербов согласиться на раздел страны в соотношении 49 к 51 не в их пользу.

Второй раз этот же шаблон с «невинными жертвами» был применен в ходе конфликта в Косово, точнее — в фазе подготовки бомбардировок тогдашней Югославии, не желавшей соглашаться на условия Вашингтона по передаче суверенитета над южной провинцией. Зимой 1999 года армия и МВД Югославии фактически очистили территорию Косова от банд албанских сепаратистов, отрезав их от баз снабжения в ущельях на границе с Албанией. Положение нужно было спасать, однако для того чтобы прийти на помочь албанцам, нужен был повод. Он был найден в конце января 1999 года, когда миссия ОБСЕ (во главе которой, как всегда «случайно», оказался кадровый сотрудник ЦРУ США Уильям Уокер) прибыла в деревню Рачак, освобожденную накануне силами полиции Югославии. Нетрудно догадаться, что уже через несколько часов мир узнал о том, что в Рачаке «совершено военное преступление» и «расстреляны несколько десятков мирных жителей» — так гласил подписанный Уокером официальный отчет ОБСЕ, который немедленно был растиражирован СМИ. Эффект оказался вполне ожидаемым — взбудораженное «прогрессивное человечество» немедленно потребовало наказать «сербских варваров», что и было сделано уже в марте 1999 года. Интересные подробности про Рачак стали всплывать лишь спустя несколько лет — так, финский патологоанатом Хелена Ранта в своей книге рассказала о том, что отчет об исследовании тел погибших был фальсифицирован по требованию Уокера. Однако тот факт, что «расстрелянные крестьяне» оказались погибшими в бою боевиками «Армии освобождения Косова», уже никого не волновал — поставленные перед Уокером задачи были выполнены.

Возвращаясь к «Боингу», нельзя не заметить, что между приведенными балканскими примерами и сложившейся ныне ситуацией на Украине много общего. Киеву позарез нужен повод, позволяющий НАТО и США оказать поддержку ВСУ, Вашингтону нужно взять под контроль становящийся строптивым ЕС, всем им вместе нужно создать образ террористов для ополчения Новороссии и репутацию «страны-спонсора терроризма» для России. Насколько полно эти желания будут реализованы, мы увидим уже в ближайшие дни — времени на принятие решений у всех сторон конфликта осталось не так много.

Обсудить
Часть изображения была размыта, чтобы не нарушать законодательство Российской ФедерацииДжихад с пеленок
Мир не знает, что делать с детьми, воспитанными «Исламским государством»
Останки Карлоса КастаньоРоман с кокаином
В Колумбии ультраправые наркокартели невероятно жестоко расправляются с леваками
Дональд ТрампНесвобода вместо свободы
Что стоит за новым охлаждением отношений США и Кубы
Богемская рапсодия
Жертвоприношения, ритуалы и пьянство в самом закрытом мужском клубе США
Ни поплавать, ни поездить
Самые странные санкции и неожиданные проблемы из-за них
Тест Lada Vesta против Hyundai Solaris
Главное автомобильное противостояние России
Тест УАЗ Пикап, VW Amarok и Fiat Fullback
Маленький триумф больших машин, или странное путешествие к странному озеру
Самые безумные Jeep Wrangler в мире
Какими бывают «Рэнглеры», когда за них берутся профи
Тюнинг бюджетных тачек
У вас «Логан»? Не отчаивайтесь — и его можно сделать очень крутым
Вите надо выйти
Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Без свидетелей
Дома для тех, кто ненавидит соседей
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Классовая борьба
На смену дешевым квартирам в Москве пришел новый вид жилья
Да катитесь вы
Семейная пара отказалась от квартиры и поселилась в автобусе