Батальонное право

Борцов с сепаратизмом на Украине обвиняют в самоуправстве

На Украине продолжаются показательные задержания подозреваемых в сепаратизме. В интернет регулярно выкладываются записи таких операций, осуществляемых добровольческими батальонами, и последующих допросов. Правозащитники отмечали, что при этом не соблюдаются необходимые процедуры, а права подозреваемых нарушаются. В МВД Украины, комментируя одну из последних историй — задержание начальника милиции Мариуполя, в котором принимал участие лидер Радикальной партии Олег Ляшко — признали, что произошедшее является самоуправством. Впрочем, появившаяся информация, что против Ляшко, являющегося депутатом Верховной Рады, возбуждено уголовное дело, не подтвердилась.

В числе задержанных за последние дни оказались главы Луганска и Александровска (города в Луганской области), которых, по данным местных СМИ, подозревают в связях с «сепаратистами». Обоих задержали бойцы батальона «Айдар». В случае с мэром Луганска Сергеем Кравченко позднее появилась информация, что он ехал в Киев на встречу с вице-премьером Украины, министром по региональному развитию Владимиром Гройсманом. Об этом сообщило агентство CXID.info, ссылаясь на источник в аппарате представителя правительства; по поводу задержания мэра источник при этом заявил, что «это больше похоже на самоуправство».

Информацию о запланированной поездке Кравченко в Киев подтвердил и горсовет Луганска, заявивший, что задержание «произошло вне правового поля» и что «со стороны правоохранительных и судебных органов Сергею Кравченко не предъявлялись никакие обвинения или санкции». С жалобой по этому поводу депутаты обратились к руководству Украины, отметив, что задержанный мэр «в критическое для города время прилагал максимум усилий для обеспечения жизнедеятельности города в условиях непрекращающихся вооруженных столкновений».

В социальных сетях позднее также появилась информация, что ночью «к месту содержания террористов и сепаратистов, арестованных добровольческим батальоном Айдар», прибыл генерал Службы безопасности Украины, который пытался забрать мэра. Сообщивший об этом журналист Всеволод Филимоненко утверждал, что «айдаровцы быстро раскусили коварный план, заняли боевые позиции для обороны изолятора и вызвали десантников для поддержки». Генералу, по словам источника, пришлось уйти с пустыми руками.

Ранее, в конце июля, неофициальные источники уже сообщали о конфликте между бойцами «Айдара» и спецназом СБУ «Альфа». Якобы они не поделили несколько десятков пленных, подозреваемых в терроризме. По словам журналиста Артема Шевченко, батальон собирался придержать пленных, чтобы их можно было использовать для обмена (об этом, как утверждается, с «Айдаром» договорился генерал Владимир Рубан, занимающийся обменом пленных). Силовики, по неофициальным данным, пытались их отбить.

На днях украинские СМИ также распространили видео, на котором, как следует из описания, батальон «Днепр» задерживает подозреваемого в сепаратизме и хранении оружия для «пророссийских карателей». В ходе ролика люди в масках, обращаясь к сидящему на земле человеку, заявляют, что будут его «мочить». Один из них, требуя сказать, «где оружие», несколько раз бьет «сепаратиста» ногой. Позднее задержанного выводят с замотанной каким-то тряпьем головой, кладут в машину и увозят.

Правозащитники

На подобные случаи уже не раз обращали внимание правозащитники. В их поле зрения попали, в частности, задержания, проводимые лидером Радикальной партии, одним из основателей батальона «Азов» Олегом Ляшко. Еще в мае представители Amnesty International обратили внимание на кадры допроса Игоря Какидзянова (в сообщении правозащитников он назван Какмизяновым) — бывшего министра обороны непризнанной Донецкой республики. Допрос Ляшко проводил лично, Какидзянов при этом сидел в машине, раздетый до трусов.

В своем блоге лидер Радикальной партии тогда написал, что готов обменять задержанного «на Януковича». Запись сопровождалась фотографией раздетого человека с мешком на голове.

«Если Какидзянов совершил уголовно-наказуемые деяния, он должен быть арестован и привлечен к ответственности в соответствии с украинским и международным законодательством (позднее бывший министр обороны ДНР был официально арестован по решению суда — прим. «Ленты.ру»), — отмечали в Human Rights Watch. — Если же он, на самом деле, в руках Ляшко, то он еще и жертва похищения и насилия, и Ляшко должен понести уголовную ответственность на свои действия».

Правозащитники из Amnesty Internarnational, комментируя действия Ляшко, обвинили его в похищении людей. Среди прочего они упомянули случай с местным депутатом от Партии регионов Арсеном Клинчаевым (лидер Радикальной партии объявил о его задержании еще в марте, назвав задержанного сепаратистом и сообщив, что его передали правоохранительным органам). В интернет тогда попало видео с «допросом», сопровождавшимся угрозами и оскорблениями. А сам Клинчаев позднее рассказал, что его собирались отправить в Киев, но в итоге отпустили после вмешательства областной администрации (по словам депутата, «губернатор сказал, что его в этой ситуации подняли по тревоге и благодаря его вмешательству меня вернули обратно»). Позднее депутата задержали уже официально — по обвинению в посягательстве на целостность Украины.

В отчете AI был упомянут и ролик, на котором Ляшко допрашивал человека с мешком на голове, и задержание (правозащитники расценили это как похищение) мэра Стаханова (Луганская область) Юрия Борисова. Последнего позднее на камеру допрашивал заместитель командира батальона «Азов», соратник Ляшко Игорь Мосийчук. В ходе допроса он приказал пленнику стать на колени и «просить прощения у украинского народа».

Действия Ляшко и его соратников правозащитники расценилии как «вопиющее нарушение международных правовых норм». Они обратились в Генеральную прокуратуру Украины с требованием провести срочное расследование. Жертвы издевательств, по мнению AI, имеют право на компенсацию.

Гражданский арест

Формально украинское законодательство позволяет гражданам, не являющимся сотрудниками правоохранительных органов, проводить задержания. Согласно статье 207 Уголовного процессуального кодекса, «каждый имеет право задержать без постановления следственного судьи, суда любое лицо, кроме лиц, указанных в статье 482» (речь идет о судьях и депутатах, в отношении которых действуют особые процедуры). Такое возможно при «совершении или покушении на совершение уголовного преступления», а также «непосредственно после совершения уголовного правонарушения или во время непрерывного преследования лица, подозреваемого в его совершении».

При этом лицо, совершившее «гражданский арест», обязано, согласно УПК, немедленно передать задержанного правоохранительным органам или, по крайней мере, немедленно известить их о его местонахождении.

На практике можно вспомнить, к примеру, случай с «народным мэром» Тореза (Донецкая область) Ириной Полторацкой. Она, по данным местных источников, была похищена в ночь на 15 мая. Спустя неделю о задержании Полторацкой и еще нескольких активистов объявил Олег Ляшко (он написал об этом в Facebook в ночь на 21 мая, утверждая, что задержание произошло «сегодня»). В тот же день о ее задержании (также указав, что это якобы произошло 21 мая) сообщила СБУ.

По словам главы киевского правозащитного центра Валентина Рыбина, «народного мэра» после похищения «неделю пытали, держали в яме, потом перевезли в Киев, и СБУ ее арестовала».

Фактически, как отмечает луганский адвокат Ирина Чудовская, борьба с «сепаратистами» приводит к тому, что в зоне военных действий распространяются «самосуд и махновщина». «Крайне трудно соблюсти баланс между военной целесообразностью и конституционными правами тех, кого подозревают в сотрудничестве с террористами, — констатирует она. — Людей арестовывают, сажают на неопределенный срок, лишают права общения с родственниками и адвокатами, прямо нарушая предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом правила».

В июльском отчете Amnesty International, посвященном похищениям людей и пыткам на востоке Украины, отмечалось, что в большинстве подобных случаев виновны «сепаратистские пророссийские группировки». В то же время было указано, что со стороны «про-киевских сил» злоупотребления также имели место. «Нельзя добивать раненого. Нельзя не кормить пленного. Нельзя издеваться над пленным. Но это происходит с обеих сторон», — отмечал в интервью «Зеркалу недели» генерал Владимир Рубан, занимающийся обменом пленных. «Есть сведения, что пытают с обеих сторон. И людям, которые говорят, я верю», — добавил он.

Самоуправство

В действиях Ляшко и его соратников украинские власти обещали разобраться. Уже после мартовской истории с депутатом Клинчаевым сообщалось, что Генеральная прокуратура Украины (куда обратились с жалобой коллеги задержанного) «рассмотрит» поведение лидера Радикальной партии. Позднее, после задержания и допроса бывшего министра обороны ДНР Какидзянова, прокуратура выразила «обеспокоенность относительно возможного некорректного обращения с задержанным». Была обещана «всесторонняя проверка». «Всем задержанным гражданам, подозреваемым в совершении преступлений, гарантируется соблюдение их процессуальных прав, уважения их чести и достоинства», — заявили тогда в ведомстве.

Спустя пару месяцев, однако, правозащитники из Amnesty International констатировали, что ни один из украинских чиновников, с которыми им удалось пообщаться, не смог объяснить, проводится ли по поводу инцидента с Какидзяновым какое-либо расследование. Хотя представителей организации и заверили, что украинские власти серьезно относятся к претензиям по поводу плохого обращения с задержанными и постараются, чтобы подобное не повторилось в будущем.

Уже после этого появилось видео с допросом мэра Стаханова, который устроил заместитель командира «Азова». Советник главы МВД Антон Геращенко, которому в эфире украинского ТВ задали вопрос по этому поводу, заявил, что «это была дружеская беседа».

Однако, задержав начальника мариупольской милиции Олега Моргуна, Ляшко, похоже, переступил грань дозволенного. Задержание произошло 5 августа, в нем принимали участие бойцы батальона «Шахтерск» и сам Ляшко. В своем Facebook он по этому поводу написал, что «этот предатель сотрудничал с террористами», что против него (начальника милиции) прокуратура якобы завела дело «за измену присяге» и что эта операция «станет примером начала люстрации в правоохранительных органах».

За Моргуна вступились коллеги, заявившие, что с сепаратистами не связан. Сайту Донецка в милиции и прокуратуре подтвердили, что уголовное дело на начальника мариупольской милиции не заводилось. «Ради пиара народный депутат Ляшко нарушает все действующие в стране законы. В частности, без оснований лишил свободы человека. Сейчас его поиском занимаются сотрудники милиции и прокуратуры», — заявили представители правоохранительных органов.

В итоге Моргун был отпущен и вернулся к своим обязанностям. Сообщалось даже, что ему принесли извинения. Комментируя произошедшее местному ТВ, советник главы МВД Антон Геращенко заявил, что, оказывается, «как такового задержания не было и быть не может, поскольку для этого нужны законные основания». Действия Ляшко он прямо назвал незаконными. «Для того, чтобы задерживать работника милиции, должны быть основания, мотивированные решением прокуратуры, в которых будут указаны основания для такого действия, — заявил Геращенко. — Насколько нам известно, таких решений прокуратура Украины не выдавала, соответственно подобные действия депутата Ляшко и лиц, которые были в этом задействованы, являются самоуправством».

Обиженный Ляшко после этого обвинил МВД в поддержке «сепаратиста» и заявил, что против него самого возбуждено уголовное дело. Впрочем, последнее не подтвердилось. Как пояснили в МВД, возбудить дело против Ляшко, имеющего депутатский статус, можно только после согласия Верховной Рады.

Журналисты

«Под раздачу» недавно попали и несколько украинских журналистов. Сотрудник телеканала «112 Украина» Роман Гнатюк и двое его коллег пропали в начале августа. Пресс-служба военной операции факт их задержания не подтверждала (хотя неофициальные источники сообщали, что журналисты оказались в распоряжении Национальной гвардии). Украинские СМИ позднее растиражировали версию, что пропавших сотрудников якобы похитили «террористы».

Гнатюк и его коллеги нашлись 6 августа. Сотрудник «112 Украина» рассказал, что их задержали на блок-посту в Амвросиевке (Донецкая область). Поводом стали материалы, обнаруженные силовиками в планшетах журналистов: в частности, материалы с пресс-конференции командира ополченцев Игоря Стрелкова. Задержанных несколько раз перевозили с места на место. В течение нескольких дней их продержали связанными в каком-то помещении с соломой на полу, которое Гнатюк описал как «общую камеру» (в камере, по словам журналиста, сидели еще несколько человек, которые были избиты, у двух были сломаны ребра).

В итоге журналистов отпустили. «Ночью нас разбудили пинками, загрузили в машины. Тупо побросали на пол друг на друга и увезли в неизвестном направлении, — рассказал Гнатюк. — Нас в машине ехало трое. Меня из машины вывели первым. Приехали мы в какое-то поле, вылезли, спросили, хочу ли я жить. Сказали: "Ложись, снимай штаны и нижнее белье и ползи". Когда я отполз на определенное расстояние, раздалось два выстрела, и машина быстро уехала. Я думаю, это для того, чтобы коллеги подумали, будто меня расстреляли».

Другой задержанный, Сергей Билоус, после освобождения заявил, что силовики допускали «значительное превышение полномочий и нанесение телесных повреждений». Вдобавок, по его словам, у журналистов забрали деньги, технику и бронежилеты. «Мы не ожидали. Одно дело, если бы мы подверглись нападению ОПГ или других группировок. А то, что нарушения имелись с нашей, украинской стороны – это, конечно, реально для меня необъяснимо, непонятно, — сказал он на пресс-конференции. — Это говорит об очень нехороших тенденциях в менталитете современных ВСУ (Вооруженных силах Украины). Туда попадают люди, которые не должны туда попадать».

По данным журналистов, к их задержанию имели отношение бойцы батальона «Кривбасс». Пресс-офицер батальона Андрей Михейченко позднее подтвердил это, заявив, что задержанных «передали компетентным органам Мариуполя вместе с вещами» (выпустили их в итоге в Днепропетровской области). Применение силы по отношению к ним он при этом отрицал. Куратор батальона Николай Колесник допустил, что со стороны бойцов «мог быть какой-то перекос», сославшись на их психологическое состояние после обстрелов.

По мнению ветерана-десантника, руководителя объединения «Никто кроме нас» Александра Ковалева, в подобных случаях сказывается отсутствие надлежащей проверки при отборе людей в добровольческие батальоны. «Им сегодня "дана лицензия" на применение огнестрела 24 часа в сутки, а кто эти люди, какое их психическое состояние, как они подготовлены… этого мы не знаем, — говорит он. — Поэтому возникают такие случаи, что ребята сильные, вооруженные применяют чрезмерную силу по отношению к безоружным, слабым».

Как считает юрист Татьяна Монтян, на ситуацию влияет и правовая неопределенность того, что происходит на востоке Украины. «У нас, слава богу, военное положение не объявлено. Военного положения нет, что такое зона боевых действий, территориально, никто не знает, — отмечает она. — На карте не написано, что вот это зона, а это еще нет. Эти батальоны вообще не понятно, под каким статусом. Частные армии всяких Коломойских… У нас сейчас не понятно, кто к чему вообще имеет [отношение]… и что вообще происходит».

Бывший СССР10:5610 декабря

Взяли власть

В Армении прошли выборы. Сторонники Пашиняна победили с разгромным счетом