Пляжный бунт

В Крыму началась схватка депутатов и общественников за прибрежную зону

Фото: Тарас Литвиненко / РИА Новости

В среду, 20 августа, в Госсовете Республики Крым прошло заседание Комиссии по санаторно-курортному комплексу и туризму, на котором парламентарии и общественники обсудили проект закона «О курортах, природных лечебных ресурсах и лечебно-оздоровительных местностях Республики Крым». Накануне представители общественных организаций с полуострова подняли шум, назвав законопроект неприемлемым. По их мнению, принятие закона в таком виде приведет к тому, что большинство пляжей на территории Крыма могут стать закрытыми. В связи с этим активисты призвали жителей республики отправлять свои обращения руководству Крыма, чтобы добиться внесения в проект закона важных поправок. В итоге электронных писем пришло так много, что и.о. главы республики Сергей Аксенов вынужден был сделать специальное заявление относительно содержимого документа.

Кому место под солнцем

По сути, законопроект, разработанный крымскими депутатами и министерством курортов и туризма республики, — калька федерального закона номер 26 «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах». Но с учетом региональных особенностей.

В текст добавили несколько моментов, которые всерьез встревожили общественных деятелей. К примеру, такой нюанс, как введение ограничения на посещение пляжей. При этом по всему полуострову активисты организации «Чистый берег. Крым» вместе с местной самообороной еще с мая ломают незаконные заборы, преграждающие жителям и отдыхающим свободный доступ к морю. Теперь же общественники боятся, что благодаря новому закону кто угодно сможет отгородить себе пляж — уже на законных основаниях.

Борьба за пляжи идет в Крыму десятилетиями неспроста. Береговая полоса на полуострове — это золото, по местным меркам. Поэтому отчаянная схватка, в первую очередь, началась именно за пляжи.

«Пляжи предлагают поделить на категории: общедоступные и закрытые. Также местные законотворцы ввели свои термины, которых нет в федеральном законе. Например, лечебно-оздоровительная местность. Под ней подразумевается территория пляжа и прилегающая к нему стометровая зона. То есть сразу делается акцент на том, что лечебно-оздоровительная местность — это непосредственно побережье. Непонятно, как может закрытый пляж быть оздоравливающим, а рядом точно такой же пляж за забором — нет. Кроме того, авторы законопроекта ввели такое понятие как "коллективное средство размещения" — капитальные строения, находящиеся в лечебно-оздоровительной местности, на пять и более номеров», — рассказал активист движения «Чистый берег. Крым» Александр Талипов.

В коллективных средствах размещения общественные деятели усмотрели главную угрозу свободному доступу на крымские пляжи. По словам Талипова, дело в том, что в тексте документа есть две статьи: об узаконивании уже существующих строений на местности и о возможности строительства в лечебно-оздоровительной местности. «То есть мы понимаем, что если пляж входит в лечебно-оздоровительную местность, то он может застраиваться. Также в этой местности допускается нахождение коллективных средств размещения. Таким образом, любая гостиница от пяти номеров, находящаяся на пляже, может получить медицинскую лицензию, к примеру на услуги массажа, и после этого закрыть доступ на пляж как учреждение с лечебными функциями», — объяснил Талипов.

Курортное министерство широкого профиля

Кроме того, общественники утверждают, что закон парламентарии хотели принять без лишней огласки. Хотя такой важный для всего Крыма документ обязательно должен был пройти через общественное обсуждение. Также активисты указывают еще на один немаловажный момент. По их мнению, данная версия законопроекта закрепляет все полномочия по распоряжению природно-лечебными ресурсами единолично за министерством курортов и туризма. «Грубо говоря, за оздоровление у нас теперь будет отвечать не Минздрав, а Минкурорт. Именно это ведомство будет аккредитовывать организации, которые станут определять, лечебное это учреждение или нет, какие пляжи закрывать, а какие нет. Было бы логично, если бы такими вопросами занимался Минздрав, а в особых случаях — министерство экологии и природных ресурсов, которое тоже должно давать свое заключение о местности. Фактически министерство курортов и туризма Крыма полностью узурпировало все полномочия по теме оздоровления», — считают представители организации «Чистый берег. Крым».

В свою очередь, один из авторов законопроекта, глава комиссии Госсовета Крыма по курортам и туризму Алексей Черняк утверждает, что этот закон для республики необходим, а общественники раздувают из мухи слона. «У активистов "Чистого берега" есть только одно мнение: все пляжи в Крыму надо открыть и точка. У депутатов, которые разрабатывали этот законопроект, у министерства курортов и туризма, у руководителей санаториев и здравниц, у туроператоров, у ученых, которые входят в нашу комиссию, другое мнение. Нужно сделать три категории пляжей с ограниченным доступом. Слова "закрытый" у нас нет нигде», — прокомментировал депутат Черняк.

Первая категория — объекты, находящиеся на берегу моря и имеющие выход на пляж, подпадающие под федеральный закон о государственной охране (воинские части, полигоны — прим. «Ленты.ру»). Вторая — пляжи на местности, где есть детские здравницы и лагеря. Как уточняет депутат, это необходимо для того, чтобы подрастающее поколение не видело курящих и ругающихся матом людей. Третья — пляжи объектов, которые получили медицинскую лицензию в Минздраве и у которых в перечне есть необходимость проведения профилактических лечебных мероприятий на берегу моря.

«Например, есть у нас в Ялте клинический санаторий “Ливадия”. Там находятся люди после комы, после инфарктного и предынфарктного состояния. Они проходят курс реабилитации, нуждаются в покое. А если вдруг пробежит рядом с ними ребенок, у которого в руках лопнет воздушный шарик, или кто-то откроет бутылку шампанского, как мы таких людей на ноги поставим?» — пояснил парламентарий.

Не массажем единым

По словам Черняка, сейчас на территории республики около 550 пляжей, из них лечебных с ограниченным доступом — полторы сотни. Однако, уверен депутат, после того как все пройдут классификацию, перерегистрацию и заново получат медицинскую лицензию, последних останется меньше ста, а все остальные пляжи будут открытыми.

Кроме того, глава комиссии Госсовета по курортам и туризму назвал надуманными предположения о том, что коллективные средства размещения могут получить медицинскую лицензию на услуги массажа и благодаря этому закрыть пляж. «На пять номеров и массажный кабинет у нас никакой медицинской лицензии нет. Это нужно иметь санаторий с определенным количеством койко-мест. Если это санаторий, который специализируется на восстановлении людей после тяжелых травм, то там есть условия: определенная ширина проемов дверей, специальные лифты, специальные кровати с ручными и механическими подъемниками и так далее. Вот если вы все это сделаете, закупите все оборудование, тогда вы получите медицинскую лицензию», — рассказал депутат.

Черняк также утверждает, что «коллективное средство размещения» — это всего лишь общее название для мини-отелей, у которых нет и не будет оснований ограничивать доступ на пляж. Кроме того, по словам парламентария, о строительстве в прибрежной зоне речи также не идет. «Наш законопроект не регулирует и не разрешает строительство в прибрежной зоне. Для этого есть специальные законы. Когда вы хотите что-то построить, вы заказываете проект, получаете землеотвод, делаете экспертизу. Это не должен делать закон о курортах. Если кто-то решил на берегу незаконно построиться, для этого у нас есть полиция и прокуратура», — резюмировал Черняк.

Так или иначе, проект уже прошел первое чтение в Госсовет 30 июля. Однако и.о. главы Крыма порекомендовал авторам документа не торопиться с принятием закона и проработать его до октября на региональном уровне. А в своем заявлении до заседания комиссии, прошедшего 20 августа, Аксенов отдельно отметил несколько моментов, касающихся законопроекта. «Если санаторий находится в границах одного населенного пункта и закрывает все пляжи, то будем определяться — условно 20 процентов оставлять за санаториями, лечебно-профилактическими и детскими учреждениями, а все остальное будет отдано территориальным общинам», — заявил он.

Кроме того, и.о. главы республики сказал, что пляжи смогут закрывать четырех- и пятизвездочные отели, потому как гости готовы много платить и хотят иметь определенные условия для отдыха. Однако при этом Аксенов подчеркнул, что арендные платежи и налог на землю для закрытых территорий должен быть выше, чем для общедоступных пляжей.

Дебаты по поводу принятия данной версии законопроекта в Крыму продолжаются. Депутаты согласились внести некоторые поправки в текст, однако не те, на которых настаивали общественники. «Это как разговор слепого с глухим», — посетовали активисты «Чистого берега». В скором времени документ должна рассмотреть Общественная палата республики и вынести свой вердикт.

подписатьсяОбсудить
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Шимон ПересЧеловек большой мечты
Памяти Шимона Переса
Дружеская война на поражение
Зачем Евросоюз предъявляет претензии американским корпорациям
Приручить дракона
Что мешает российским машиностроителям покорить Китай
«Автошколы — это бизнес, не нужно на них цыкать»
Председатель правления «Гильдии автошкол» Сергей Лобарев о водительской реформе
Подозрительные лица
Кто и для кого хотел приобрести Vivacom
Не хочу учиться
11 показательных фильмов о детской и подростковой сексуальности
«Бурлаки прорубили здесь стенку, чтобы достать утопленника»
Алексей Иванов и Екатерина Дементьева читают «Золото бунта»
«Люди не видят разницы между порнографией и искусством»
Галеристы и фотографы о закрытии выставки Стерджеса
«Все мировые музеи наполнены обнаженкой»
Способствуют ли запреты на наготу нравственному воспитанию
Дживан Гаспарян«Я хотел, чтобы дудук любили все»
Дживан Гаспарян об отношении к жизни, искусству и главных качествах музыканта
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США