Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Для Европы это была самая кровавая война»

Росархив представляет уникальные документы и аудиозаписи Первой мировой

Император Николай II и Верховный Главнокомандующий Русской армией и флотом великий князь Николай Николаевич. Осень 1914 г. Барановичи
Фото: Государственный архив Российской Федерации

В Новом Манеже в Москве открывается масштабная выставка «Взгляни в глаза войны. Россия в Первой мировой войне в кинохронике, фотографиях, документах». На выставке, над которой работали Павел Лунгин и архитекторы Евгений и Кирилл Ассы, впервые будут показаны десятки подлинных документов, определивших ход истории, фронтовая живопись из собраний ГТГ и ГРМ, голограммы военной техники. Выставку подготовил Государственный архив Российской Федерации. «Лента.ру» поговорила с директором Росархива Сергеем Мироненко о забытой войне, об архивных находках и о том, как нелегко стало работать с западными музеями.

«Лента.ру»: Почему вы решили провести такую выставку, понятно — 100 лет с начала Первой мировой войны. А что нового она расскажет о войне?

Мироненко: Государственный архив Российской Федерации регулярно делает историко-документальные выставки. И они заняли свою нишу не только в культурной жизни Москвы, но и, смею сказать, России. Конечно, мы не могли остаться в стороне от столетнего юбилея Первой мировой войны, но в отличие от выставок, которые мы делали до этого, «Взгляни в глаза войны» — не обычная выставка. Смысл в том, что Первая мировая — это первая война в истории человечества, которая запечатлена с такой невероятной подробностью в кинохрониках, фотографиях. И мы решили, что нужно дать человеку возможность погрузиться как можно глубже в те события. Важным элементом этой выставки будет аутентичный звук. Мы подобрали песни Первой мировой войны, марши, все в подлинном исполнении, и, что особенно интересно, куплеты. Мне кажется, что все это будет представлять большой интерес для зрителей. Мы пригласили Павла Лунгина, который создал режиссерскую концепцию выставки. Я глубоко убежден, что есть такие выставки, которые нужно именно ставить, чтобы зритель увлекся с самого начала и прошел по всей выставке с определенным эмоциональным настроем.

Какой материал, помимо аудиозаписей, представлен на выставке?

Специально для этой экспозиции режиссер Елена Якович сняла 15 документальных мини-фильмов. Также на экранах будет демонстрироваться кинохроника всех воюющих стран. Мы отобрали в спецархиве кинофотодокументов в Красногорске уникальные кадры, а также получили материалы из Германии, Сербии, Франции, из Американского института войны, мира и эволюции. Будет еще около 30 интерактивных тач-скринов, которые глубже раскрывают ту или иную тему.

О каких темах идет речь?

Например, «Вера и верность», «Милосердие», «Женщина на войне», «Дети на войне», «Оружие войны» и так далее. На тач-скринах довольно интересная система рубрикации и, если вы интересуетесь, то можете все глубже и глубже уходить в суть вопроса. Будут представлены голограммы военной техники. Какая бы выставка большая ни была, притащить туда настоящую военную технику практически невозможно, поэтому основные орудия уничтожения у нас представлены в виде голограмм. По очень сложной технологии устроен направленный звук: вы стоите в определенном месте и слышите звуки войны, отошли и все стихло. До сих пор все мультимедийные выставки подобного рода были привозные. Мы создали первую мультимедийную выставку такого масштаба в России. Важной составной частью экспозиции является живопись. Первая мировая война — важный рубеж в развитии живописи. Мы показываем картины Лентулова, Филонова. Когда мы будем возить выставку, возможно, подлинники поменяем на копии.

Что еще особенного есть в вашей выставке?

У нее, скажем так, несколько «финалов». Один — это галерея, где представлено 350 портретов героев Первой мировой войны. Не буду раскрывать всех секретов, но это такая большая стена, где эти портреты будут демонстрироваться мультимедийными средствами. Кроме того, есть финал, который придумал Павел Лунгин, мне кажется, очень удачный. Анна Ахматова писала: «По улице легендарной, надвигался некалендарный, настоящий XX век». Так вот, там вспышками будут даваться основные события ХХ века, поскольку, действительно, Первая мировая война изменила лицо мира, и на самом деле ХХ век во многом был предопределен этой войной и ее исходом.

Все архивы этого периода уже открыты?

Российские архивы начали открываться во время перестройки, после августа 1991 года процесс прошел стремительно, и такая тема, как Первая мировая война, хотя она и считается забытой в силу ряда обстоятельств, полностью доступна. Документы не носят никаких грифов, важно выбрать нужное из моря материалов. Микеланджело уже все объяснил: надо взять глыбу мрамора, отсечь все лишнее, и вы получите произведение искусства. То же самое на выставке, важен отбор того, что вы показываете. Во время подготовки были удивительные находки. Расскажу об одной. В селе Поим, Пензенской области, Белинского района есть замечательный музей. Когда мы его осматривали, то обратили внимание на одну икону. Редчайшая икона, которой благословляли жителей этого села, уходящих на Первую мировую войну, а на оборотной стороне фамилии ушедших на фронт солдат. И у них еще есть их фотографии. Мы договорились с руководством музея и эту икону покажем. Есть кадры хроники, где солдат благословляют, а найти подлинную икону — это фантастическая удача.

У нас представлено около 60 подлинных документов, при этом такие вещи, которые никогда не экспонировались. Например, последние письма, которыми обменялись Николай II и Вильгельм II перед началом войны. Кстати, открою секрет: в России нет оригинала Брестского мирного договора.

Как такое может быть?

Да, это вообще вопрос интересный, почему столь важный документ не сохранился в российских архивах. Мы получили из архива МИД Германии электронную копию этого договора, и зрители впервые смогут его увидеть. Он написан в четыре колонки на четырех языках.

А почему именно Росархив является организатором подобной выставки, а не, скажем, архив кинофотодокументов?

Государственный архив на протяжении последних 15 лет постоянно, пять-шесть раз в год в своем выставочном зале на Пироговке показывает историко-документальные выставки. Публика мало знает об этом, есть такое представление, что выставки делают музеи. На самом деле мы делаем выставки вместе с музеями. Среди наших партнеров, конечно, Исторический музей, Эрмитаж, Русский музей, Музеи пригородов Санкт-Петербурга. Нет такого крупного музея в стране, с которым мы бы не сотрудничали за эти 15 лет. Государственный архив РФ в современном виде образовался в 1992 году, и с этого времени я его директор. Постепенно мы пришли к выводу, что документ должен быть представлен на выставках вместе с музейными предметами. Ему нужно найти соответствующее место, поэтому мы не делаем чисто архивных выставок, мы, за редчайшими исключениями, не демонстрируем одни лишь документы. Мы приближаемся к жизни ушедшей, но ее невозможно возродить в полном объеме. Только дать представление о ней.

Сергей Владимирович, почему многие называют Первую мировую «забытой войной»?

Потому что в общественном сознании Гражданская война и революция заслонили Первую мировую. Хорошо, что сегодня об этом снимают фильмы, делают выставки, что она возвращается к нам, поскольку это событие вселенского масштаба. Человечество все свои достижения поставило на службу самоуничтожения. Если в начале войны из самолетов метали дротики, то в 1916-м на самолеты поставили пулеметы, появились истребители, бомбардировщики. Танки появились. Это невероятная индустрия уничтожения, причем тотального, ведь в Первую мировую войну были втянуты две трети существовавших тогда государств, четыре империи распались: Российская, Австро-Венгерская, Германская, Османская. Карта мира была совершенно изменена. Возвращаться к урокам Первой мировой войны необходимо и сейчас.

Вы с самого начала планировали передвижную выставку?

Конечно. Дело в том, что выставка очень удобная. Она мультимедийная, отсекаются ящики с документами, не нужны страховки. Пока мы покажем выставку в Москве и посмотрим, как ее примет публика. Я бы очень хотел, чтобы она поездила по стране. У нас есть одна такая: «Следствие длиною в век». История следствия об убийстве царской семьи и обнаружении их останков. Она была в Москве в 2012 году, в 2013-м в Екатеринбурге, сейчас она в Петропавловской крепости в Петербурге, так что опыт у нас есть. Мы-то полагали, что эту выставку, поскольку она мультимедийная, мы провезем по всему миру, но сегодняшние события…

Многое изменилось в последнее время?

У нас была договоренность с французским музеем Первой мировой войны. Директор музея растаял, исчез. Шлет лишь записки: «я не решаю..., это политическая проблема». А когда мы задумывали эту выставку, было совершенно по-другому. Мы обо всем договорились с директором, наметили даты, обсудили денежные вопросы, чтобы арендовать там оборудование… И вдруг эти санкции. Сергей Нарышкин попал под санкции, когда мы были в Париже, там был юбилей ЮНЕСКО. Возникли огромные проблемы с тем, чтобы председатель Госдумы РФ посетил музей Первой мировой войны. Странно, ведь Первая мировая война — это история именно этих стран. Франция, Германия, Великобритания… Все сложно. С Германией мы пока совместно делаем выставку к 70-летию Победы.

Во Второй мировой?

Конечно. Называется «От конфронтации к примирению». У нас есть совместная рабочая группа, мы встречаемся, обсуждаем, есть общая концепция. Немцам неудобно отказаться от Второй мировой войны.

А от Первой мировой могут?

А от Первой мировой могут. Мы встречаемся, а они говорят: вы знаете, уже все сверстано, у нас свободных площадок нет. Мы говорим, что нам не нужны музейные залы, давайте какой-нибудь конгресс-холл. Директор Федерального архива Германии господин Хольман отказался войти в оргкомитет нашей выставки. Мы отправили ему приглашение на открытие, он вежливо отказался, сказал, что в это время будет занят другими делами. Каждый решает по-своему...

Ладно, бог с ним. Главное, чтобы мы об этом не забывали. Вы же в основном для нашей аудитории выставку делаете.

Это так, но ведь в Первую мировую войну Россия сделала невероятно много, чтобы спасти союзников! Например, и это общеизвестно, что Париж бы пал, если бы не наступление в Восточной Пруссии. Немцы были вынуждены с Марны снять войска и бросить их туда, и это был один из переломных моментов в войне. Все признают, что без помощи России союзники бы проиграли. Вы знаете, что Россия потерпела ужасное поражение в Восточной Пруссии. Все началось хорошо, а потом погибла практически вся гвардия, гвардейская пехота в Мазурских болотах. Генерал Самсонов, командующий Второй армией, застрелился. И вот один из документов, который начинает эту выставку — это телеграмма верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича императору Николаю II с сообщением об этой жуткой катастрофе, которая в результате спасла Францию. И так повторялось не раз. Это знаменитое летнее наступление 1917-го года, которое абсолютно развалило армию, армия не могла наступать, но Временное правительство утверждало, мол, мы верны союзническому долгу, мы должны помочь, начали это наступление. и армия развалилась. У нас специальный тач-скрин посвящен георгиевским кавалерам — с их фотографиями, описаниями, за что они получили свои георгиевские кресты.

То есть ваша выставка останавливается на 1917 годе и с дальнейшими событиями не связана?

Нет, ну почему. У нас отдельный фильм о Версальском мирном договоре. Но Россия вышла из войны, Россия заключила сепаратный мир и это надо хорошо понимать. У нас люди, движимые лжепатриотизмом, договариваются чуть ли не до того, что Россия победила в Первой мировой войне, посмотрите, что творится в интернете. Спросите у этих людей, почему Россия не подписала Версальский мир, почему Россия не участвовала в его заключении вместе с другими союзниками-победителями? Это трудная история, и это урок. И мы честно и беспристрастно рассказываем эту историю. Мы, архив, опираемся на документы, а не на домыслы.

Но все равно, вы же с историками консультируетесь? А у историков всегда есть какие-то концепции в головах. Вот вы сказали, что сейчас многие думают, что мы чуть ли не победили в Первой мировой.

Я не скажу, что многие, но определенной частью нашего общества мне кажется не вполне здоровой. А кроме того, у нас своих специалистов достаточно. Я, например, заведую кафедрой отечественной истории XIX начала ХХ веков на историческом факультете МГУ. Знаете, у нас своя голова есть на плечах. Кроме того, мы в тесном контакте с Российским историческим обществом, с Российским военно-историческим обществом.

А вот интересно, если бы такую выставку делали, например, 30 лет тому назад, она была бы другой?

30 лет назад такой выставки быть не могло вообще.

Почему?

А потому что это была забытая война и ее намеренно вычеркивали из общественного дискурса. Да, книги выходили, академическая наука существовала, были исследования, но это не было общественно значимо, и я не представляю себе, чтобы ЦК КПСС разрешил бы такую выставку.

То есть можно сказать, что вы возвращаете Первую мировую войну в историческое пространство современности?

Да, возвращаем. Вы знаете, что в России не было памятников Первой мировой войны?

При большевиках не было, понятно. А позже?

При большевиках, коммунистах, Брежневе, не было ни одного памятника. С трудом нашли в Бронницах один памятник, который сохранился, и то он был полуразрушенным, его в 1992 году восстановили. А вся Европа усеяна памятниками Первой мировой, понимаете? Для Европы это была самая кровавая война, даже в большей степени, чем Вторая мировая.

Культура00:03 9 октября
Пол Маккартни

Им все мало

Маккартни, Мадонна и Тарантино решили писать книги. Что из этого получилось?