Новости партнеров

«Есть масса территорий и населенных пунктов, которые нам предстоит освободить»

Первый вице-премьер ДНР Александр Бородай рассказал о причинах войны на Украине, планах ополченцев и роли России

Александр Бородай
Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

Гражданская война на Украине была неизбежна. Об этом заявил в ходе интервью журналистам специального проекта «Главная тема» на портале «Газета.ру» бывший премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Александр Бородай.

«Мы (добровольцы из России — прим. «Ленты.ру») на Украине не были инициаторами процесса. Мы ничего не начали. Естественные процессы распада на Украине привели к войне. Обычно процесс распада государственности связан с какой-то внутренней войной. Редко государства распадаются совсем без гражданской войны — спокойно, тихо и мирно. На Украине этот конфликт был неизбежен», — считает Бородай.

По мнению бывшего премьер-министр ДНР, все последние 23 года независимости Украина существовала только как «зона борьбы олигархических группировок, их зона интересов, а государственная власть на Украине подвергалась различным встряскам, что, естественно, сказывалось и на экономике, и на жизни простых людей». А потому «распад Украинского государства — процесс неизбежный с точки зрения философии истории». «Это государство оказалось буферной зоной между русским миром, Россией и Западом. И стоял только один вопрос: чья она, окраина? Или это восточная окраина западного мира, или западная окраина России?» — отмечает он.

В ходе 40-минутного интервью Бородай прокомментировал отставки внутри руководства Луганской народной республики (ЛНР) и ДНР: «Это естественная часть политического процесса. И, более того, она абсолютно правильная. Я свой уход некоторым образом планировал, отчетливо понимая, что это составная часть правильного политического процесса строительства Донецкой народной республики... Я уже некоторое время назад рассматривал кандидатуру преемника, и могу сказать, что, на мой взгляд, я совершенно не ошибся...» По его мнению, гораздо правильнее, чтобы этот пост занимал не москвич, а человек по-настоящему донецкий, дончанин по своей сути, по плоти, по крови.

«Я был в некоторой степени фигурой компромисса, я был, если угодно, кризис-менеджер, — объяснил положение дел Бородай. — И именно в тот момент, как мне кажется, и я знаю, что мое мнение поддерживает довольно большое количество людей, я был наиболее удобной и реальной фигурой как с точки зрения разрешения некоторых внутренних вопросов, так и с точки зрения реально существующей компетенции».

Одной из самых сложных задач, стоящих перед ДНР, Александр Бородай считает строительство государственности, но серьезно думать об этом можно только после окончания военных действий: «Я убежден, что в ДНР и ЛНР выборы пройдут после того, как военное положение будет снято. Сейчас мы находимся в военном положении. Поэтому о какой избирательной кампании, о какой подготовке к выборам может идти речь? И в ДНР, и в ЛНР ситуация тяжелейшая. Гуманитарная катастрофа и война, люди гибнут каждый день. О какой парламентской демократии всерьез может идти речь?»

К возможности федерализации Украины в нынешней ситуации Бородай относится скептически: «Федерализация очень давно стоит на повестке дня в том ныне распадающемся государстве, которое называется Украина. Мое мнение: федерализация могла быть в свое время выходом для Украины, которая очень давно находится в государственном кризисе. Но для всякого решения, даже для самого правильного, есть время, которое проходит, и потом уже его вернуть назад становится невозможно. И сейчас представить, что федерализация для юго-востока Украины, того, что называется Донбассом, после крайне тяжелой и кровавой войны могла бы стать каким-то выходом, довольно сложно».

Главную задачу ополченцев ДНР и ЛНР Бородай видит в освобождении оккупированных районов: «У нас есть масса территорий и населенных пунктов, которые нам предстоит освободить. Тот же Славянск... Ополчение начинает превращаться в армию. Вы же понимаете разницу между ополчением и регулярными частями? В силу развивающейся ситуации ополчение может постепенно переродиться в армию, бойцы которой находятся на казарменном положении, тренируются, осваивают технику, объединяются не в отряды даже, а уже в крупные соединения, и готовы вести серьезную и, если хотите, профессиональную войну с противником. Этот процесс идет. И именно этот процесс приводит к тому, что возникает возможность для наступления. Армия противника разлагается все сильнее, а наша крепнет. Естественно, возникает такой процесс, как наступление».

Рассуждая о роли России в украинских событиях, Бородай заметил: «Мы чувствуем огромную моральную и материальную помощь со стороны России — не как государства, а как страны. И от русского народа — именно как народа. Даже мы с Игорем Стрелковым и сотнями, тысячами людей являемся как раз той поддержкой, которая оказывается народу Донбасса. Собственно, народ Донбасса — это тоже, по сути дела, русский народ. И русские люди, где бы они ни жили, — во Владивостоке, Мурманске, Донецке, — способны объединиться и вместе защищать себя.

Бывший СССР00:0114 августа

Мовный приговор

Пока Лукашенко говорит о дружбе с Россией, белорусов штрафуют за русский язык