Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Учитель должен быть националистом»

Никита Тихонов мечтал работать в школе, но проведет всю жизнь за решеткой

Никита Тихонов
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

В Мосгорсуде начался судебный процесс по делу в отношении одного из руководителей экстремистской организации БОРН Никиты Тихонова. По версии следствия, в середине 2008 года в Москве Тихонов, Илья Горячев и другие лица, придерживавшиеся радикальных националистических взглядов, создали устойчивое экстремистское сообщество «Боевая организация русских националистов» (БОРН).

Целью БОРН были убийства по мотивам идеологической и национальной ненависти и вражды. По данным следствия, члены группировки, в которую входил Тихонов, причастны к убийствам судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, адвоката Станислава Маркелова, лидеров антифашистских движений Федора Филатова, Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского, чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева и других.

Дело слушается в особом порядке: Тихонов дал все нужные объяснения следствию и согласился со всеми обвинениями. Особый порядок — это упрощенная процедура рассмотрения уголовного дела, когда обвиняемый соглашается с предъявленным обвинением. В этом случае суд не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Но могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание. Анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются. В итоге судебный процесс занимает минимум времени.

Стоит заметить, что при особом порядке суды обычно назначают более мягкое наказание. По закону, оно не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Но зато приговор не может быть обжалован: ведь обвиняемый уже согласился с обвинением. Хотя для Никиты Тихонова это вряд ли может быть значимым моментом — по первому приговору суда за убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой он уже получил пожизненное заключение.

Обострение в голове

Когда-то Никита Тихонов работал в агентстве «Маркетинг и консалтинг». Первый раз он был объявлен в розыск после убийства антифашиста Александра Рюхина, зарезанного неонацистами у метро «Домодедовская» 16 апреля 2006 года. Тихонова подозревали в соучастии. Кстати, интересы семьи Рюхина представлял в суде адвокат Станислав Маркелов. Летом 2007 года трое участников преступления были осуждены. Тихонов же скрылся от следствия, уехав на Украину.

Когда в 2009 году было совершено убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой, в преступлении заподозрили Тихонова. Его удалось выманить с территории Украины и арестовать в ноябре 2009 года. Уже тогда Тихонова подозревали в участии в нацистских сообществах, но он заявлял, что убил адвоката «из личной неприязни», а журналистку и вовсе случайно. Тихонов получил пожизненный срок, его сообщница Евгения Хасис — 18 лет лишения свободы.

В свое время Тихонов писал речи для разных политических деятелей. И, видимо, сам захотел быть причастным к большой политике. В ходе судебного процесса по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой он говорил, что созданная ими организация БОРН должна была выйти на политическую арену и даже «стать русской ИРА».

Идея создания такой организации принадлежала Тихонову и Горячеву. Оба были студентами-историками. Отец Никиты Александр Тихонов считает, что если бы у сына была возможность официально заниматься политикой, не было бы убийств: «Есть же в развитых странах партии с националистической окраской, правые силы. Их лидеры даже приходили к власти. Если бы была возможность заниматься политической деятельностью нормально — все было бы в порядке». По мнению Тихонова-старшего, из-за того что не получалось официально защищать свои ультраправые националистические идеи, у Никиты «случилось какое-то обострение в голове, вот и результат».

БОРН начала активную деятельность в 2008 году. Именно тогда члены группировки совершили первое убийство. Оно имело вполне конкретный мотив. В ночь на 1 октября 2008 года в Можайском районе Москвы изнасиловали и убили 15-летнюю Анну Бешнову. Убийца был найден — им оказался узбекский дворник. Националисты возмущались, выходили на пикеты. Члены БОРН решили, что это достойный повод для их демонстративной акции. Мишенью стал случайный гастарбайтер Салохитдин Азизов. Коршунов, Горячев и Тихонов напали на него, выстрелили несколько раз в голову из травматического оружия «Оса», а затем добили ножами, нанеся множество ударов в голову и тело. После этого жертве отрезали голову. Голову убитого Тихонов почти месяц хранил на балконе, а потом преступники подбросили ее к зданию можайской полиции. Оружие и сожженную одежду жертвы утопили на дне Борисовских прудов.

Свою вину признаю

В судебном процессе прокурор зачитала эпизоды убийств Филатова, Джапаридзе и других жертв преступников. Гособвинитель сообщила, что Тихонов лично участвовал в планировании преступлений. Члены «Боевой организации» считали неполноценными граждан неславянского происхождения, говорилось в фабуле обвинения. Участники сообщества тщательно готовились к акциям: использовали маскирующую одежду, женские парики, активно занимались физической подготовкой, обучались поисковой деятельности в городских условиях. Тихонов сам обучал сообщников, обеспечивал их поддельными документами, квартирами для проживания в России и за рубежом.

Обвиняемый Тихонов слушал прокурора, подперев голову руками и уставившись в пол. Когда гособвинитель пустилась в описание оружия, которым владели члены группировки, — а у них были обрезы, автоматы Калашникова, пистолеты-пулеметы, гранаты и прочие боеприпасы, — Тихонов заскучал. Он открыл какой-то блокнот, начал читать и делать пометки.

— Подсудимый, вам понятно, в чем вы обвиняетесь? — спросил судья Коротков подсудимого после того, как прокурор закончила чтение обвинительного заключения.

— Да, — спокойно произнес Тихонов.

— Вину признаете?

— Вину признаю, согласен с обвинением.

— Понимаете ли вы последствия признания вины?

— Так точно.

Прокурор сообщила, что все условия сделки со следствием выполнены: Тихонов дал подробные показания о том, как работали участники банды, где хранилось оружие, как совершались преступления.

В прениях гособвинитель попросила учесть степень и характер общественной опасности преступлений, и в то же время — наличие досудебного соглашения, помощь следствию. За убийства, экстремизм, бандитизм прокурор попросила приговорить подсудимого — по совокупности сроков по соответствующим статьям Уголовного кодекса — к 20 годам лишения свободы. «Но, поскольку в отношении подсудимого уже есть приговор с пожизненным наказанием, прошу назначить окончательное наказание в виде пожизненного заключения», — подытожила прокурор.

Тихонов отказался что-либо говорить. А его адвокат Алексей Першин заметил: «Прошу обратить внимание, что мой подсудимый совершал преступления, следуя своим взглядам, а не из корыстных побуждений. Государство не оставило гражданам никакого выхода для официального представления своих политических взглядов». Кстати, защитник заявил, что удивлен требованием прокурора приговорить Тихонова к уже второму пожизненному заключению: это противоречит закону, и по особому порядку наказание свыше двух третей высшего срока быть не может: «Если людей, идущих на сделку со следствием, будут приговаривать к пожизненным срокам, такое сотрудничество прекратится». Адвокат попросил суд при вынесении приговора учесть, что «перед нами не тот человек, который был приговорен к лишению свободы, а который уже осознал порочность своих взглядов и свои ошибки».

Он хотел быть учителем

Кстати, почему Тихонов вообще пошел на сделку со следствием, адвокат Першин говорить отказался. «У меня есть определенные догадки, но говорить я не буду», — заявил он.

А вот отец Тихонова считает, что Никите уже ничего не оставалось: «Уже пошла информация, там кто-то что-то сказал, там тоже кто-то сказал — и он просто подтвердил то, что было сказано другими. Никто его не заставлял признаваться. Не он первый заговорил. И когда к нему приехали следователи, он понял, что все уже сказано до него».

Отец Никиты считает, что жизнь его сына могла повернуться и иначе. Хотя взгляды сына все равно оказали бы влияние на его судьбу. «Начиналось все с того, что он хотел быть школьным учителем. У него была лучшая практика за пять лет преподавания на истфаке МГУ, где он учился. Он был подкован в истории. Но учителем не стал, потому что не смог бы обеспечить семью на зарплату учителя, — вспоминает Александр Тихонов. — Он говорил, что учитель должен быть националистом — потому что иначе трудно представлять интересы своей страны и своего народа. Я не оправдываю его. Но и хочу, чтобы его поняли».

Приговор Никите Тихонову будет вынесен в понедельник, 22 сентября.