Аквакультурная революция

«Лента.ру» выяснила, грозит ли россиянам рыбная голодовка

Фото: Александр Демьянчук / Reuters

После введения Россией ответных санкций прошло полтора месяца. С прилавков супермаркетов стремительно исчезают остатки хамона, пармезана и импортной красной рыбы. О закрытии объявил японский ресторан «Мисато», лишившийся необходимых для меню морепродуктов. В то же время соседняя Белоруссия резко наращивает импорт норвежского лосося. Видимо, продавать его будут нам. Какую рыбу теперь смогут позволить себе россияне, «Ленте.ру» рассказал Герман Зверев, президент Ассоциации добытчиков минтая (входящие в ассоциацию предприятия добывают 35 процентов общероссийского вылова водных биоресурсов и производят 40 процентов общероссийского объема рыбопродукции).

«Лента.ру»: Герман Станиславович, мы правильно понимаем, что норвежской лосось не исчезнет с российских прилавков, а будет в переработанном виде продаваться с белорусской маркировкой? Мы не откажемся от такой продукции?

Зверев: Нужно начать с того, запрещено это или нет. Под санкции попадает рыбопродукция, которая регулируется кодами ТН ВЭД с 0301 по 0308. А если это готовая продукция, то она идет по кодам 1601 и 1602 — рыба порционная, рыба готовая. Если поступивший в Белоруссию норвежский лосось филетирован, обесшкурен, обескостен, разделан на порционные куски и упакован в потребительскую упаковку — то это уже готовая продукция. Другой код ТН ВЭД.

Наши власти не запретят ввоз такой продукции, зная, что это норвежской лосось?

Для того чтобы запретить, нужно вносить изменения в постановление правительства №778 и дополнять содержащийся в приложении перечень видов продукции кодами ТН ВЭД 1601 и 1602. Сейчас из стран, на которые распространяются российские санкции, возможен ввоз готовой продукции. Например, из Литвы в Россию поступают шпроты, из Франции поступает консервированный сыр камамбер и консервированный сыр бри в баночках. Эти товары входят в номенклатуру готовой продукции — консервы, поэтому не запрещены.

Правы те, кто говорят, что россияне могут остаться без рыбы, если она к нам вообще не будет поступать из-за рубежа?

Без рыбы никто не останется. Просто некоторые виды импортной рыбы заменит отечественный аналог. Вот, к примеру, сельдь. У зарубежных партнеров, попавших под санкции, закупали свыше 100 тысяч тонн сельди. У нас на Дальнем Востоке до конца 2014 года может быть добыто порядка 230 тысяч тонн этой рыбы. Из них около 75 тысяч — это олюторская сельдь, похожая на ту, что нам привозили из-за рубежа, ничем не хуже. Большая сельдевая путина открывается 15 октября, и ученые дают весьма неплохой прогноз вылова.

Что по другим видам рыбы?

Нашей сайрой можно заменить часть импортной скумбрии, хотя и своей скумбрии у нас достаточно. Плюс поставки из Марокко и Мавритании, не попавших под запрет. Добыча сайры длится полтора месяца: с конца августа по середину октября. Общий улов — около 50-60 тысяч тонн. Улов трески — свыше 450 тысяч тонн. А по минтаю у нас возможности, можно сказать, безграничны: добываем 1 миллион 700 тысяч тонн, а на внутреннем рынке продажи минтая не превышают 300 тысяч тонн.

Почему же мы так много рыбы закупали за рубежом?

Импортная рыба обладала двумя конкурентными преимуществами. Первое: весь импорт поступал к нам на условиях отсроченного платежа, то есть без предоплаты. Норвежские, канадские рыбаки страховали свои поставки в специальных фондах. Канада была крупным поставщиком креветок в Россию — около 45 тысяч тонн. Наши рыбаки попросту не могут работать по отсроченному платежу, так как их риски никто не страхует, нужна предоплата. Европейская часть России основательно «подсела» на импортную иглу. Поставщики готовы были ждать по несколько месяцев. А второе конкурентное преимущество заключалось в том, что вся импортная рыба оформлялась Россельхознадзором по упрощенной схеме на границе — в течение часа-двух. На оформление российской рыбы уходило от 3 до 10 суток.

Кому же продавали до санкций нашу дальневосточную рыбу?

В Китай, Японию, Южную Корею, США, Европу. Кстати, с их стороны ответных санкций пока не было, контракты заключают. На самом деле, санкции резко, как рентгеновский снимок, выявили значительные деформации российского рыбного рынка. Много опасений и тревожных комментариев по поводу дефицита охлажденной рыбы. Действительно поставки охлажденной рыбы из-за рубежа были очень значительными. Но что на самом деле представляет собой российский рынок охлажденной рыбы? У нас сплошь и рядом под видом охлажденной продается размороженная рыба. Простой пример. В Москве на хорошо известном и весьма недешевом Даниловском рынке мне расхваливали обложенное льдом охлажденное филе кальмара, произведенное предприятием из нашей ассоциации. Но дело в том, что корабли этого предприятия добывают кальмар… в Беринговом море — примерно в трех сутках хода от Петропавловска-Камчатского и в неделе хода от Владивостока. Как ни считай, охлажденное филе кальмара могли доставить с борта БАТМа (большой автономный траулер морозильный — прим. «Ленты.ру») на прилавок Даниловского рынка только авиацией МЧС. Рядом с кальмаром из Берингова моря — «охлажденная» креветка и «охлажденное» филе трески. «Филе трески произведено в море, прямо на корабле», — сообщил продавец. Лучше бы он этого не говорил, поскольку все производимое на борту рыбопромысловых судов Северного бассейна филе трески сразу замораживается. Такое филе называют филе первой заморозки, потому что оно изготавливается из только что выловленной рыбы и превосходит по качеству филе второй заморозки. Но в охлажденном виде его не хранят.

То есть покупателей без зазрения совести обманывают?

На российском рыбном рынке возник целый сегмент рыбопродукции, которую продают под видом охлажденной. По данным Росстата, в 2013 году объем производства свежей и охлажденной рыбы в России превысил 686 тысяч тонн, увеличившись на 12 процентов по сравнению с предыдущим годом. Попробуем отыскать источники сырья для этих 686 тысяч тонн. Их два: либо внутренний вылов (или аквакультура), либо импорт.

По данным Росрыболовства, объем производства аквакультурной рыбы в России в 2013 году достиг 163 тысячи тонн. По данным ФТС, импортные поставки свежей и охлажденной рыбы в Россию в 2013 году — 167 тысяч тонн. Итого – 330 тысяч тонн. Откуда взялись еще 356 тысяч тонн?

Ладно, добавим речную рыбу из внутренних водоемов и морскую рыбу из «прибрежки». Но ведь не вся речная рыба и не вся «прибрежная квота» идет на производство охлажденной рыбопродукции — эта рыба сушится, вялится, маринуется, коптится, филетируется…

Какой можно сделать вывод?

Как ни крути, но примерно 350 тысяч тонн рыбы, продаваемой в качестве свежей и охлажденной, не могут подтвердить свое происхождение. Кстати, свою лепту в большую рыбную фальсификацию вносят и некоторые импортеры. По данным Росстата, в 2013-м объем производства свежей и охлажденной рыбы в России увеличился по сравнению с предыдущим годом на 72 тысячи тонн, хотя поставки охлажденного норвежского лосося сократились на 24 тысячи тонн. Поставки мороженого норвежского лосося, напротив, резко возросли и достигли почти 80 тысяч тонн. Следовательно, норвежские импортеры уже в 2013 году изменили сбытовую стратегию в России, увеличив цены на охлажденный лосось за счет сокращения поставок, и мощно устремились в сегмент мороженого лосося, постепенно выдавливая оттуда дальневосточные рыбопромышленные предприятия и замещая мороженым лососем нишу в сегменте охлажденной продукции.

А что в итоге с отечественной охлажденкой?

В 2013 году на российской рынке возникло уникальное явление: производство охлажденной рыбы выросло, несмотря на то что внешние поставки охлажденного сырья сократились, а внутренние — почти не изменились. Откуда сырье для значительного прироста производства? Ответ простой — мороженая рыба. Мороженое сырье дефростируют, приводят в товарный вид и используют либо для производства продукции, либо для прямых розничных продаж.
Так что многочисленные публикации о смерти российской охлажденки в результате введения запрета на импорт основаны на иллюзиях. Те, кто привык покупать охлажденную рыбопродукцию, наслаждаясь ее потребительскими свойствами и высоким качеством, даже не догадываются, что им продают мороженую рыбу. Большая рыбная фальсификация позволяла зарабатывать недобросовестным участникам рынка, попутно раскручивая импортный, главным образом, норвежский бренд.

В целом наш премиальный сегмент рыбного рынка был искажен. Дальний Восток и Север (Мурманск, в первую очередь) сегодня могут предложить палтус, треску, выращиваемую форель, а также мороженые лососевые — чавычу, кету, нерку. Только дальневосточной рыбы у нас добывается 2 миллиона 800 тысяч тонн в год. Еще свыше миллиона тонн добывают северяне.

И нам этого хватит?

В 2013 году россияне съели 3 миллиона 600 тысяч тонн рыбы.

Как изменятся цены на рыбу?

Может, в охлажденном сегменте произойдет небольшое подорожание. Но цены на копченую, соленую, вяленую рыбу, на рыбное филе не изменятся. Порядка шестидесяти процентов продаж — мороженая рыба. Скакнули цены на лососевые. Еще в конце июля отпускная цена на горбушу была 90 рублей, а сейчас — 115 рублей. Повысились и цены оптовиков: три месяца назад они продавали горбушу за 120 рублей, сегодня — за 140 рублей. Конечно, это неприятно. Пусть даже все объясняется вполне естественными биологическими причинами: вылов лососевых в этом году на треть меньше, чем год назад. Но уже заметно, что оптовики снижают свои аппетиты. Летом посредническая надбавка оптовиков составляла почти треть стоимости горбуши, сейчас сократилась вдвое — до 16 процентов. Оптовое звено рыбной логистики начинает понимать, что раскручивание цен на рыбопродукцию — верный путь к краху всего рынка. Рыбный рынок сильно реагирует на такие вещи. Если цена растет больше чем на десять процентов в год, потребитель просто перестает покупать. Сейчас средний рост — 5-7 процентов в год, что уже не позволяет рынку развиваться. Если рост продолжится, сразу упадут продажи. В 2009 году цена на рыбу увеличилась на 24 процента. Следом на 11 процентов, а конкретно на 40 тысяч тонн, упали продажи. Люди просто переходят на заменители.

А на западных рыбаках наши ответные санкции как-то отразятся?

Норвегия добывает 900 тысяч тонн лосося в год. В 2013 году ЕС ввел меры поддержки для производителей. Сейчас те объемы, которые были зафрахтованы для России, будут заморожены на хранение. Потихоньку их потом продадут. ЕС оплатит им весь срок хранения. Там очень серьезная поддержка. От наших санкций норвежские рыбаки не пострадают.

Обсудить
Крым с навигатором и без
Как туристы верят спутникам, а местные жители над ними смеются
Рыночные отношения
Лучшие рождественские ярмарки Европы
Просто ми-ми-ми
Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
Подмосковные вечера
Как провести каникулы недалеко от российской столицы
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Повторяй за мной
Чернокожая модель восстала против стандартов красоты
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Кровавая пенсия
Чем занимаются знаменитые преступники, ушедшие на покой
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
Сорвал крышу
Как российский урбанист-экстремал разозлил канадскую полицию
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках