Программа сои

В Саратовской области импортозамещение наносит ответный удар санкциям

Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

Многомиллиардный контракт на производство и переработку сои органично вписался в общий курс руководства Саратовской области на обеспечение региона собственной продукцией. Первый завод, способный перерабатывать более полутора тысяч тонн сои в сутки, открывается в конце октября.

Филологам на заметку: в разговорах с чиновниками экономического блока все чаще слышишь слово «замес». Валентин Катаев с его романтикой бетона во «Время, вперед!» и молодежный жаргон здесь ни при чем: «замес» — сокращение от «импортозамещение». «Совещание по замесу», «крупный разговор про замес», «что с замесом, какие цифры?» и проч.

Хотя про жаргон — как сказать. На сентябрьском заседании Госсовета обнародовали желаемые сроки перехода на развитую модель конкурентоспособности российского бизнеса с импортозамещением по основным статьям: в полтора-два года, самое большее — в три. Стало примерно ясно, кто из субъектов Федерации в «замес» попал, а у кого есть шансы не просто выбраться из него, но и сделать это с максимальным эффектом.

В этом плане Саратовская область — пожалуй, модельный регион с отменными стартовыми возможностями. Хороший набор собственных продуктов, заранее составленные — и выполняющиеся — планы по развитию. И вот еще новый, подписанный на инвестфоруме в Сочи, контракт с ЗАО «Русский гектар» и группой компаний «Букет»: десять лет, более 35 миллиардов рублей, предмет — выращивание и переработка сои. На выходе — и экспорт, и импортозамещение; два в одном, как учили.

Новая прописка сои

«Основные отечественные производители сои — Дальний Восток и Красноярский край», — дает справку Кирилл Семенов, вице-президент «Букета». «Но объективные обстоятельства привели к возникновению планов по ее выращиванию, в частности, в Саратовской области. Тем более что в регионе эта культура хорошо известна и активно исследуется».

Объективные обстоятельства — это не только импортозамещение, но и прежде всего логистика. «Представьте себе транспортное плечо Приволжье — Дальний Восток», — предлагает министр экономического развития Саратовской области Владимир Пожаров. Первый завод — на 1800 тонн сырья в сутки — откроется в Балаково 29 октября. Рядом сразу начинается строительство второго, на 3000 тонн — а это еще один контракт, на восемь с половиной миллиардов рублей. «Хорошая площадка, под боком речной порт и большой терминал, элеватор емкостью 180 тысяч тонн. Балаково — район энергоизбыточный, там АЭС, очень удобно», — объясняет министр.

Соевое масло не слишком популярно в России — как и, допустим, кукурузное. Народное масло в стране все же подсолнечное. Зато соевое масло весьма востребовано в ряде других стран — стало быть, экспорт. А вот соевый шрот важен для производителей комбикормов, и как раз он в огромных количествах завозится из-за рубежа. «Производство соевого шрота здесь — это и есть ощутимый вклад в программу импортозамещения. Мы сможем предложить нашим заводам наш российский продукт», — обещают чиновники.

Соя не так истощает почву, как подсолнух, и даже, по уверениям аграриев, чем-то ее обогащает. «Но соя требует мелиорации, без воды не может», — отмечает Пожаров. Поэтому в планах по контракту — 200 тысяч гектаров под орошение. Понятно, что не одним куском, набирать будут в разных местах — и прежде всего там, где орошение уже проводилось. Некогда Саратовская область была лидером мелиорации: 500 тысяч гектаров. Сейчас зона полива сократились примерно на две трети. «Но заново строить не придется — речь идет скорее о восстановлении мелиорации. Это непросто, но лучше, чем браться за проблему с нуля», — констатирует министр.

Технологии обещают самые новые, так что советские поливальные установки «Фрегат» производства той же Саратовской области на поля не выйдут. Зато в регионе будут собирать дождевальные установки: построят профильное предприятие. «Можно сказать, соя формирует точку роста. Проект дает жизнь цепочке — от производства до переработки. Наблюдается синергетический эффект», — делает вывод Владимир Пожаров. К тому же инвесторы обещают работать не на высоконапорных установках советского типа, а на низконапорных, вроде тех, что предлагают Германия и Китай. Это снижает себестоимость продукции на 40 процентов.

И другие продукты

С соей понятно. А что с остальным «замесом»? Построить крупное производство в течение одного-двух лет, разумеется, невозможно. «У нас такое законодательство, что согласование — на бумаге — длится год. Год ты не выходишь на площадку, — объясняют в правительстве любого региона универсальные правила для всякого масштабного дела. — Потом строишься. И еще семь-восемь лет от запуска — выход на нормальную окупаемость». Саратовская область — не исключение. На сроки, намеченные Госсоветом, — два-три года, — ни один серьезный инвестор не придет. При всех региональных льготах.

Нельзя сказать, что на Волге просто ждут, когда планы по импортозамещению скорректируют. Еще два с половиной года назад только что назначенный губернатор области Валерий Радаев поставил задачу: регион должен сам обеспечивать себя продуктами. Что получилось, что нет, сколько народу можно накормить той или иной саратовской едой? «Хлеб и хлебопродукты — вообще никаких проблем: можем накормить восемь миллионов человек при том, что в регионе живет два с половиной миллиона, — докладывает Пожаров. — А вот с рыбой — пока увы. Прудовые хозяйства в 90-е уничтожили, осталось несколько маленьких производств. Обеспечиваем себя максимум на 18 процентов». Поэтому по прудовой рыбе поставлена задача: прирастать на 1000 тонн ежегодно. Прирастают малыми хозяйствами, «поскольку прудов море».

Не очень довольны здесь собой и по птице — только 38 процентов. Хотя на излете Союза Саратов был окружен птицефабриками, кормил и свою область, и несколько соседних. «Тоже есть проект почти на шесть миллиардов рублей, и земля выделена — большая птицефабрика более чем на тридцать тысяч тонн», — сообщает министр. Овощи вроде есть, и в достаточном объеме, но хочется подстраховаться проектами на защищенном грунте. Что и делается. В 2013 году построено семь гектаров теплиц, в этом планируется ввести не меньше, а в 2015-м — уже 12 гектаров. Мясом себя в области обеспечивают, но рассчитывают на рывок, когда пойдет соевый шрот.

Оборонка и вокруг

Коллеги в промышленном секторе также готовы к вызовам момента. В подробности импортозамещения по части оборонки министр промышленности и энергетики Саратовской области Сергей Лисовский вдаваться не стал: «Речь идет в первую очередь об украинской номенклатуре. Выявлен ряд комплектующих, критичных с точки зрения поставок. Определены меры по их освоению». Правда, что-то требует научной проработки: «Задача — не просто в том, чтобы заместить комплектующие, разработанные в 80-х годах, но сделать это с использованием новых технологических решений, материалов, характеристик». Максимальный срок для самых сложных случаев — опять же, до трех лет.

«Шока нет, но есть полное представление о трудностях, с которыми сопряжен процесс», — описывает министр реакцию региональных промышленников. В том числе и по приоритетам федерального правительства в области «замеса», например станкостроение. «Когда-то Саратов был родиной трех станкостроительных заводов. Теперь мы принимаем меры по возрождению производства зубообрабатывающих станков для нарезки шестерен, — объясняет Лисовский. — Мы видим спрос: всего две фирмы делают такое оборудование — наша саратовская и немецкая. Есть у нас специалисты, способные все возродить. Задача и областного, и федерального уровня». Федеральных денег в проекте пока нет, зато имеются инвестор и договоренность с Минпромторгом России: «Встаем на ноги, показываем результат — получаем поддержку из центра. Вполне логично».

Как собрать «малышей»

Что было бы подспорьем в импортозамещении, полагают в министерстве экономического развития, — так это возвращение федеральной программы центров коллективного пользования, недавно свернутой федеральным Минэкономики. Пилотный проект под Энгельсом собрал вокруг себя малых фермеров, выращивающих овощи. Овощи хорошие, но продать их некому: сетевые магазины не брали — немытые, некалиброванные, нефасованные. Регион выиграл конкурс и на совместные деньги — губернские и федеральные (чуть более 70 миллионов рублей) — купил оборудование, а фермеры объединились в кооператив. «На копеечной аренде мы дали им суперсовременную установку по калибровке и расфасовке — никому не стыдно показать», — гордятся в правительстве.

В результате фермеры-«малыши» со своими картошкой и луком благополучно вошли в одну из торговых сетей — на двадцать тысяч тонн с ходу, по всей России. «Зачем везти из дальних стран, когда все свое — фасованное-упакованное? А раньше продавали с поля за копейки, деваться некуда», — вспоминает Владимир Пожаров.

Теперь энгельсские фермеры строят овощехранилище, чтобы не зависеть от сетевых капризов, а остальные корят себя за то, что вовремя не успели — поскольку продолжение программы свернули. «Мы готовы доказать на федеральном уровне, что это очень эффективная форма помощи. Мы не даем людям деньги, мы даем им удочку — на десять лет», — отмечает Владимир Пожаров. То же самое, подчеркивают чиновники, возможно и в других областях импортозамещения: «Мясо? Ставь убойный цех, и все «малыши» к тебе потянутся. Рыба? Ставь мини-рыбзавод».

Вполне возможно, что соевый проект послужит еще одной рыболовной снастью для развития региона. Только покрупнее размером: одних рабочих мест — на 1400 человек. «Мы видим, что наши земли будут эффективно работать, регион будет производить востребованный товар. Это нас очень устраивает», — признаются в правительстве Саратовской области.

А вы говорите, санкции.

Саратов — Москва