По опыту Европы

Парламент Эстонии узаконил однополые союзы

Participants of a gay pride parade march in the Estonian capital Tallinn's Old Town on Saturday, Aug. 11, 2007. Estonia saw an attack against the participants of a gay pride parade last year.(AP Photo/NIPA, Timur Nisametdinov)
Фото: Тимур Низаметдинов / AP

Эстония стала первой из постсоветских стран, где решили узаконить однополые союзы. Проект соответствующего закона, готовившийся в течение нескольких лет, принят парламентом в окончательном чтении. Когда он вступит в силу, то позволит как гомо-, так и гетеросексуальным парам регистрировать свои отношения, делить имущество и усыновлять детей. Инициатива уже получила поддержку правительства, ее также одобрили деятели культуры. Против закона выступили общественные активисты, расценившие закон как угрозу традиционным ценностям, и представители церкви.

Гражданское партнерство — как альтернатива традиционному браку, доступная, в том числе, и для геев — давно уже действует во многих странах ЕС. В некоторых из них официально узаконены однополые браки. В их числе, в частности, Голландия, Швеция, Норвегия и Дания, с прошлого года список пополнили также Франция и Великобритания.

Для Эстонии тема гражданского партнерства достаточно актуальна. В свободных отношениях, вне брака, по данным одного из инициаторов закона Имре Соояэра, живут около 170 тысяч человек — более 10 процентов населения страны. Официальный статус, по его словам, позволит им «решить множество юридических проблем».

По данным переписи населения 2011 года, за минувшие десять лет популярность официального брака в Эстонии снизилась. Доля тех, кто выбрал так называемый «свободный брак», напротив, увеличилась до 15 процентов. В том же году республика, по сведениям Eurostat, стала лидером среди европейских стран по числу детей, рожденных вне брака (он составил 60 процентов). По данным на 2012 год, соотношение почти не изменилось.

В то же время легализацию однополых союзов, если верить социологам, большинство населения не поддерживает. Согласно исследованию, проведенному недавно по заказу фонда «В защиту семьи и традиций», против признания государством гомосексуальных семей выступили 67 процентов респондентов. Другой опрос зафиксировал, что около 60 процентов считают гомосексуальность неприемлемой.

По мнению профессора социологии Тартуского университета Марью Лауристин, такое отношение связано как с религиозностью людей (против закона «О сожительстве» выступили эстонские церкви), так и с советским воспитанием старшего поколения, а также «консервативностью и патриархальностью» населения. Закон, как полагает она, может стать для общества «тестом на развитие и открытость».

Все это, безусловно, учитывали эстонские власти — принять закон, разрешающий однополые союзы, они долгое время не решались.

Провести общественные дебаты на эту тему правительство Эстонии предлагало еще в 2005 году. «Нуждается в анализе распространение однополых браков в обществе и готовность гомосексуалистов легализовать свои партнерские отношения, в результате чего придется принять общественно-правовое решение о необходимости узаконивания однополых браков в нашей правовой системе», — отмечали министр социальных дел Яак Ааб и канцлер Маарья Мяндмаа. Принятие закона, о котором просили защитники прав ЛГБТ, допускала тогдашняя глава парламента Эне Эргма.

В парламенте, в то же время, констатировали, что поддержки большинства такой закон не получит. После выборов 2011 года опросы, проведенные среди депутатов, показывали, что отношение к однополым союзам не изменилось: большинство по-прежнему было против их легализации.

В повестке власти тема, впрочем, осталась. В 2008 году министр юстиции Эстонии Рейн Ланг заявил, что закон о партнерских отношениях будет включен в план работы. Позднее он встретился с представителями ЛГБТ, чтобы, как сообщалось, ознакомить их с «анализом относительно правового регулирования сожительства лиц, не состоящих в браке». Власти заявили, что открыты для предложений.

В 2011 году в пользу регистрации однополых союзов высказался канцлер права (в Эстонии он следит за соблюдением Конституции и выполняет функции омбудсмена) Индрек Тедер. Он обратился к министерству юстиции, рекомендовав создать для этого соответствующую правовую базу. В министерстве в итоге пообещали, что разработка закона о гражданском партнерстве начнется в 2012 году. Инициативу поддержали правящая Партия реформ, а также оппозиционные центристы и социал-демократы (последние позднее вошли в состав правящей коалиции). Союзники Партии реформ по коалиции — партия IRL («Союз Отечества и Res Publika») — выступили против.

Проект закона появился в 2012 году, однако принимать его власти не спешили. Весной 2014 года, после долгих споров, документ был внесен в парламент. Тогда же его одобрило эстонское правительство.

Законопроект «О сожительстве» предусматривал, что гомосексуальные (и гетеросексуальные) пары смогут официально зарегистрировать внебрачные отношения. Это хотя и не уравняет их по статусу с людьми, заключившими официальный брак, однако позволит, в частности, регулировать имущественные вопросы. Они также смогут — с определенными ограничениями — усыновлять детей: если у одного из партнеров есть ребенок, то второй сможет этого ребенка усыновить. Прав на усыновление чужих детей у таких пар не будет.

Точное число геев в Эстонии неизвестно. В ходе переписи 2011 года лишь около 400 человек признали, что живут с партнером одного пола. Весной 2014 года один из эстонских депутатов заявил, что тема однополого партнерства «от силы касается пяти процентов популяции чисто биологически и психологически — 10 процентов». Ассоциация ЛГБТ Эстонии при этом утверждала, что уже среди школьников доля геев и лесбиянок составляет от пяти до десяти процентов.

С существованием однополых пар государству приходится считаться. Несколько лет назад, в частности, лесбийская пара, проживающая в волости Виймси (на севере Эстонии) и воспитывающая троих детей, обратилась к местным властям за пособием. Пособие причиталось семьям с тремя и более детьми (в волости его получали, в том числе, и люди, живущие в гражданском браке), но местные власти женщинам отказали, сославшись на то, что их союз не соответствует общепринятому понятию семьи. Паре, однако, удалось оспорить это решение в суде: там, как рассказал юрист Реймо Метс, пришли к выводу, что под семьей может пониматься и однополый союз.

В парламенте, представляя законопроект о гражданском партнерстве, ссылались, в том числе, на интересы детей, рожденных вне брака. «В Эстонии есть очень много однополых пар, где растут дети, и эти дети находятся в самой незащищенной ситуации, потому что не дай бог что-то случится с одним из родителей, и сразу может возникнуть целая куча проблем», — заявила депутат от Центристской партии Ольга Сытник. Схожую позицию заняли представители Эстонского центра по правам человека.

Против законопроекта выступили эстонские церкви. Еще в 2012 году, когда документ только обсуждался, совет церквей (в него входят, в частности, Эстонская евангелическо-лютеранская церковь и Эстонская православная церковь Московского патриархата) обратился к министру юстиции. Авторы обращения заявили, что «гомосексуальный образ жизни в любой его форме — грех перед Всевышним, а грех и порок нельзя акцептировать на законодательном уровне».

Представитель евангелическо-лютеранской церкви Архо Тухкру, комментируя планы властей, отметил, что многие в Эстонии выступают против законопроекта, а сам документ не способствует «объединению народа». Настоятель храма святого Николая (православной церкви Московского патриархата) Игорь Прекуп, в свою очередь, заявил, что воспитание детей гей-парами недопустимо.

«Поскольку также рассматривается возможность отдавать беззащитных детей на воспитание людям, для которых извращение — норма, то должен сказать, что это — преступление, за которое ответственен каждый, кто против этого не протестует (я уж не говорю о тех, кто поддерживает)», — объявил священник. Позднее православная церковь, подтверждая неприятие законопроекта, организовала в Таллине молебен в защиту семейных ценностей.

Параллельно с этим кампанию против регистрации однополых союзов развернул фонд «В защиту семьи и традиционных ценностей». Он организовал рассылку соответствующей петиции. Как сообщалось, в письмах, которые получили многие жители республики, утверждалось, что законопроект, подготовленный властями, ведет к «деградации общества». Петицию в итоге подписали несколько десятков тысяч человек. Позднее, когда законопроект все же поступил на рассмотрение парламента, в Таллине состоялась массовая акция протеста.

Изменить ситуацию противники законопроекта, впрочем, не смогли. В начале октября в его поддержку вновь высказалось эстонское правительство (там указали на важность толерантности и заявили, что «если не примем этот закон, общество откатится назад»). Спустя неделю после этого проект закона прошел второе и третье чтение. Вступить в силу он должен с 2016 года.

Обсудить
The library at Holland House in Kensington, London, extensively damaged by a Molotov 'Breadbasket' fire bombВзорвать Британию
Соединенное Королевство уже 48 лет ведет необъявленную войну с бомбистами
Manchester Arena incident Police at Manchester Arena after reports of an explosion at the venue during an Ariana Grande gigКровь Манчестера
Что известно о взрыве, унесшем жизни минимум 22 человек
Дональд ТрампТанцы с саблями
Президент США с удовольствием и пользой провел время в ваххабитском королевстве
Kurdish Peshmerga forces guard their position at Omar Khaled village near Tal Afar, west of Mosul August 24, 2014. Peshmerga forces intensified their defences in the southern parts of the oil-rich city of Kirkuk on Saturday, defending ramparts just a few hundred metres away from Islamic State militants.Боевой народ
Рассорят ли курды США и Турцию
«Он просто идиот без всякого плана»
Что думают о Трампе и его политике простые жители Ближнего Востока
Молчание ягнят
Как российские козоводы, школьники и патриоты создают «убийц» Windows
Ведро с гайками
Как в погоне за Apple система Android стала самой популярной
Кружок ликбез (ликвидация безграмотности) — массовое обучение неграмотных взрослых чтению и письму в Советской России после революции. 1918 год«Латиницу называли "алфавитом революции"»
Зачем при Сталине хотели отменить кириллицу
Прекрасное далеко
Названы реалистичные сценарии конца света
Панк-молебен и много жути
Канны-2017. День 7: неформалы и дьявол в деталях
Веселый Роджер
Умер Роджер Мур — самый известный Джеймс Бонд
Кирилл Серебренников«Эти внезапные репрессии выглядят особенно скверно»
Что происходит с Кириллом Серебренниковым и его «Гоголь-центром»
Подруга на конец света
Канны-2017. День 6: Изабель Юппер много не бывает
Привет, жестокий мир
Боль, отчаяние и мужество в объективах самых талантливых молодых фотографов
Алексей Макеев«Достойный сын Руси святой»
За что толпа мексиканцев жестоко избила российского блогера из Электростали
Опасная правда
Зачем воскрес Mr. Freeman, заставивший многих задуматься о смысле жизни
Памела Андерсон на Каннском фестивалеПамела, которую мы потеряли
Звезда «Спасателей Малибу» и другие знаменитости, очарованные ботоксом
Бьюти-блогер Shaaanxo Макияж с шестью нулями
Красивый бизнес по-женски: как заработать миллионы на пудре и помадах
«Здесь все проще относятся к жизни»
История крымчанки, переехавшей в американский Портленд
Трое — не толпа
Как живется в любовном союзе, если в нем больше двух человек
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности